Аврал как нормальный способ организации работы

Однажды я решил подсчитать, сколько времени в день я занимаюсь работой. Результат подсчета неприятно удивил. Оказывается, из девяти часов, которые проходят с момента моего приезда на работу до момента убытия домой, собственно работе я уделяю не более трех часов, да и то не каждый день. (Примечание. Под работой я подразумеваю деятельность, которую можно измерить написанными текстами, законченными документами, решенными проблемами, ощутимыми подвижками в делах).

А куда уходит остальное время?

А уходит оно на обсуждение разнообразных, ежеминутно и ежечасно возникающих вопросов, чтение служебных бумаг, газет и журналов, просмотр новостей в интернете, на общение со зваными и незваными посетителями, необязательные разговоры с коллегами и знакомыми. И я не всегда мог оправдать свой ничтожный КПД уважительной причиной, что эти люди насильственно разрушают мой рабочий процесс своими звонками или визитами. Надо честно признать, что я и сам был инициатором разговоров, имевших отдаленное отношение к работе, что я и сам вызывал сотрудников, вполне возможно, отрывая их от важной работы, что я сам звонил коллегам, знакомым и клиентам, в свою очередь, разрушая их трудовой день.

Но зато когда я по-настоящему сосредотачивался на делах, за эти три часа удавалось сделать столько же, сколько за три дня при обычных обстоятельствах. И я боюсь даже подумать, каких результатов можно было добиться, если бы я уделял работе… – ладно, пусть не восемь, – хотя бы пять часов в день!

К сожалению, весь мой жизненный и профессиональный опыт говорит, что чудес не бывает. Нормальный, среднестатистический человек, дежурно ругая текучку и периодически разражаясь горько-пафосными восклицаниями: «Устал! А от чего устал и что делал? Не помню!», не может рассчитывать ни на какие полноценные пять часов. И не стоит мучить себя упреками, не надо будить свою силу воли и давать себе обещание отгородиться от всего ненужного и немедленно взяться за дело – одно из многих, которые мы не делаем.

Я допускаю, что где-то есть люди, которые, зная, что данное им сегодня поручение надо выполнить, скажем, через неделю, приступают к нему немедленно. Лично я таких людей не встречал. Обычный человек будет откладывать работу до того самого момента, когда у него останется ровно столько времени, чтобы успеть при крайнем напряжении сил.

Это нежелание поступать правильно , работать размеренно и разумно, это откладывание до последнего дня, когда дела или обстоятельства прижимают так, что уже невозможно откладывать, составляет неотъемлемую часть человеческой натуры.

Несмотря на графики и планы, равномерным образом распределяющие усилия научных коллективов, строительных и производственных компаний, проектировщиков и дизайнеров, самый большой объем работы всегда приходится на вторую половину отведенного срока. Напряжение по мере приближения к роковой дате усиливается, темп ускоряется, люди ежедневно задерживаются на работе или работают по ночам, в несколько смен, круглосуточно, изнемогают и валятся с ног.

«Скорее! Успеть! Поднажать! Еще немного – и все!» – бьется в мозгу тех, кто еще месяц назад никуда не спешил.

Космические челноки доводятся до готовности в последний день перед стартом, хотя у тысяч высококлассных специалистов было на это три года.

Олимпийские стадионы, которые проектировали за десять лет до игр, а начали строить за пять, встречают болельщиков запахом свежей краски – безошибочный признак аврала в ночь перед открытием.

И, конечно, классический пример – миллионы студентов, которые пытаются (и это им иногда удается) – за неделю усвоить полугодовую норму информации.

Мы становимся чрезвычайно энергичными, как только само дело становится животрепещущим и неотложным. Когда на нас наваливается так много дел, что мы физически не в состоянии выполнить их в оставшееся время, когда появляется ОЧЕНЬ СРОЧНОЕ дело или истекают все установленные сроки, мы сразу, с самого утра, без всяких раскачек и отвлечений, лихорадочно хватаемся за работу,

В такие дни мы почти полностью изолируемся от окружающего мира. Люди, встречи, обычные дела перестают для нас существовать. Причем естественным образом, без волевых усилий, без обещаний себе: «Завтра я обязательно этим займусь» или «Больше не буду сидеть в интернете».

Впрочем, главное – это конечный результат. Кого интересует, сделали вы свою работу за отведенных полгода или за последний месяц, достигли своей цели равномерно поступательным движением или лихорадочным напряжением сил? Если человеку не дано жить по плану, то стоит ли желать невозможного и безуспешно заставлять себя делать «правильно»?

И все-таки обидно! Сколько замечательных дел не делается, потому что мы не можем заставить себя их сделать! И сколько неприятных дел нам удается довести до конца – по одной простой причине: это дела НЕОБХОДИМЫЕ.

Их приходится сделать, потому что:

- это входит в наши служебные обязанности или нам приказано это сделать;

- нам очень нужны деньги, а их заплатят только за готовую работу;

- мы дали обещание и обязаны его сдержать.

 

НАС ЗАСТАВЛЯЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ

Я трудолюбивый по необходимости, и ленивый до самозабвения.

Фигаро

Отсутствие выбора замечательно проясняет ум.

Г. Киссинджер

Нужда, необходимость заработать на что-то очень важное, выполнить обязательство, которое нельзя не выполнить, – самые сильные, хотя и не всегда приятные стимулы. В безвыходных ситуациях мы принимаем предложения, от которых прежде отказывались, мы решаемся наконец сделать то, что не могли сделать годами, мы совершаем смелые поступки, переходим рубиконы и сжигаем мосты.

Когда цель из мечты превращается в насущную проблему, когда достижение успеха становится необходимостью, тогда мы принимаемся за дело без всяких понуканий.

Студентам, которые не хотят вылететь из университета, не нужны другие стимулы для того, чтобы усердно учиться.

Ваша фирма оказывается на грани краха – и вы подскакиваете со своего насиженного кресла и начинаете энергично носиться по городу в поисках заказчиков и инвесторов.

На моих глазах даже самые инертные люди начинали проявлять несвойственную им активность, когда у них иссякали все доступные источники существования.

Конечно, необходимость – не полное объяснение и не единственная причина успеха. Авралы случаются не каждый день, да и мы не можем всю жизнь пребывать в горящем, целеустремленном состоянии.

Первичное условие для успеха – это желание стать успешным. А необходимость – это только погонщик, не дающий отказаться от этого желания. Многочисленные обязательства, цейтноты, долженствования, обещания, вынужденные действия не позволяют нам свернуть с однажды выбранного пути. К примеру, открыв свое собственное дело, вы немедленно свяжете себя таким количеством обязательств – перед сотрудниками, клиентами, партнерами, кредиторами, фискальными структурами, – что будете гарантированно активны, энергичны, трудолюбивы, предприимчивы как минимум 15 часов в сутки.

Я уверен, что люди, которым удается сделать в своей жизни больше других, просто имеют больше необходимых дел. Даже если это дела, которые лишь они сами считают необходимыми.

 

КРИЗИС КАК СТИМУЛ

Нет ничего более деморализующего, чем маленький, но постоянный заработок.

Э. Уилсон

Без кризисов нет развития, нет успеха. Нижняя точка падения одновременно является стартовой позицией для подъема, иначе говоря, когда дела выглядят совсем плохо, скоро начнется поворот к лучшему.

Оптимистическое утверждение

За редкими исключениями мы не можем самостоятельно, усилием воли изменить свое устоявшееся отношение к жизни. Даже если понимаем, что только решительные действия – переезд в другой город, смена работы, поприща, разрыв старых связей – расчистит дорогу к успеху, мы не в силах сделать шаг вперед.

Очень часто жизнь наша жизнь изменялась к лучшему по причине совсем не лучших обстоятельств. Увольнение с работы оборачивалось преуспеванием на другом месте, низкая зарплата вынуждала уйти в успешный бизнес, вынужденная эмиграция разрушала привычный образ жизни, но взамен предоставляла шанс на финансовое процветание и открывала огромный мир тем, кто до этого прозябал в глухой провинции или стране-неудачнице.

Внезапный кризис может довести многолетнюю вялотекущую ситуацию «Что ж, надо потерпеть, бывает и хуже» до быстрого и логичного разрешения: «С меня хватит!». Например, начальник при свидетелях грубо оскорбил вас. Это наконец заставляет сделать то, что вы не могли сделать пять долгих унизительных лет – сказать начальнику все, что вы о нем думаете и с удовольствием захлопнуть дверью осточертевшей конторы.

 

ПРОВОЦИРОВАНИЕ КРИЗИСОВ 

Буря, пусть сильнее грянет буря!

М. Горький

Но кризисы, даже благотворные, планировать трудно. Их главная особенность заключается в как раз неожиданности и непланируемости.

Возможный выход – в собственноручном создании критической ситуации, которая принудит нас к необходимой активности.

Все знают хрестоматийную историю о том, как высадив свою армию на вражеском берегу, полководец отдал приказ сжечь корабли. После чего объявил войскам, что поскольку отступление теперь невозможно, можно выбирать только между победой или смертью. Солдатам, разумеется, ничего не оставалось, как разгромить превосходящие силы противника.

Такие же искусственные кризисы организовали Александр Македонский в битве при Гранике, Цезарь перед вторжением в Италию, Дмитрий Донской перед Куликовской битвой и другие столь же решительные полководцы.

Однако история сохранила не меньше примеров полного уничтожения войск, оказавшихся в собственноручно устроенной западне. Перед лицом смертельной опасности люди совсем не обязательно демонстрируют стойкость и мужество. Гораздо чаще они поддаются панике, теряют самообладание и способность принимать адекватные решения, особенно если размер опасности, проблемы, вызова превышает их силы и возможности.

Принимать радикальные решения и создавать искусственные кризисы – это то же самое, когда вы, желая поскорее научиться плавать, сами прыгаете в глубокую реку. Время обучения плаванию, действительно сокращается – при условии, что вы не утонете.

Изменение жизненных обстоятельств, которые объективно повысят нашу активность, – это еще не успех, это только шанс на успех .

Есть кризисы, которые способствуют победе. Есть кризисы, которые приводят к гибели.

Кризис – это болезнь, исход которой непредсказуем. Далеко не все могут быть успешными и активными в минуты крайности. Кто-то, напротив, опускает руки. Кто падает на самое дно и уже не поднимается.

ПРОБЛЕМЫ ВМЕСТО КРИЗИСОВ 

Есть люди, которые раскрывают свой потенциал именно тогда, когда судьба прижимает их к стенке. Трудности побуждают их выявить лучшее в себе, превзойти собственные ментальные и физические барьеры.

Дж. Биасиотто

Искусственное создание заведомо решаемых проблем предпочтительнее экстремальных вариантов в стиле «Или грудь в крестах, или голова в кустах».

Если вы берете деньги в долг – на покупку дома, квартиры, машины – вопрос об успехе перестает быть умозрительным. Вам просто необходимо стать финансово успешным, повысить или, по меньшей мере, надолго сохранить существующие доходы. Благодаря трудным, но все-таки решаемым денежным проблемам, многие из тех, кто еще вчера был всего лишь низкооплачиваемым придатком казенного компьютера, превратились в энергичных и предприимчивых людей.

Здесь важно не переоценить свои возможности и не взвалить на себя чрезмерные обязательства. Долги ведь не только отдают, их еще и не возвращают. Что-то не сложилось, ошибка в расчетах, непредвиденные обстоятельства, недостаток деловой хватки, предпринимательских способностей – и в меру рискованный план оборачивается безрассудной авантюрой, а техническая проблема перерастает в неконтролируемый кризис и завершается катастрофой.

Но это все крайности.

А в повседневной жизни почти каждый из нас время от времени и вполне намеренно организует для себя проблемы, или, выражусь иначе, ситуации необходимости .

Мой знакомый, понимая, что не сможет заставить себя пойти к врачу (нет времени, нет желания – а надо!), просил жену или секретаря записать его на прием. После чего, будучи человеком обязательным, он не мог отказаться от поездки.

Другая ситуация. Предположим, что вы хотите выучить иностранный язык. Пусть он вам не нужен срочно, позарез – в ближайшие полгода вы никуда ехать не собираетесь, на работе в данный момент он тоже не требуется – но все-таки велика вероятность того, что в будущем он вам понадобится. Что если подвернется поездка на конференцию в Лондон? Что если вам предложат вакансию вашей мечты, но в числе требований к ней будет и хорошее знание английского языка?

Самостоятельно освоить язык почти нереально. Не хватит усидчивости, времени и силы воли. Как мы обычно поступаем, чтобы обойти эти препятствия? Самый простой способ – записаться на курсы и отдать деньги за обучение. Дальше от вашего желания или нежелания, воли или безволия ничего не зависит: мы вынуждены посещать занятия и вынуждены через полгода понимать и говорить на выбранном языке.

Конечно, если только мы не плюнем на свои деньги и не бросим эту затею. Многие так и поступают. Скорее всего, им вообще не нужен иностранный язык, и (или) стоимость обучения была для них слишком незначительна, чтобы стать достаточным стимулом.

Я думаю, что у многих есть личный набор приемов, создающих ситуации крайней необходимости в отношении дел, которыми заниматься не хочется, но надо.

В десятом классе я решил провести эксперимент – попробовать за одну ночь выучить наизусть двадцать страниц из эпической «Песни о нибелунгах». Я заключил стимулирующее пари с приятелем (на 25 рублей), что мне удастся это сделать. Для школьника это были немалые деньги, но я понимал: нельзя играть с собой в поддавки, ставка должна быть такой, чтобы ее было чертовски жаль потерять.

Я говорю о потере в широком смысле слова – не только денег, но и дружбы, уважения, деловой репутации.

Когда во времена моей журналистской молодости от меня требовалась статья, то, исчерпав весь лимит отсрочек, я в пятницу (обязательно в пятницу!) заявлял редактору, что статья уже готова.

На вопрос: «И где же она?», я бестрепетно отвечал, что за выходные хотел бы навести на нее последний лоск и предъявить в понедельник утром. Загнав себя в угол, я со стонами и проклятиями прибивал свое тело к стулу и начинал писать обещанный материал – зато к понедельнику он был действительно готов.

Это жестокий, но многократно опробованный и исключительно эффективный способ. Многие тексты на моем сайты появились только потому, что я размещал на главной странице анонс: «Такого-то числа появится такая-то статья». Это объявление гарантировало, что несмотря на отсутствие времени или желания, статья действительно появится к обещанному сроку.

И когда наемный дизайнер сегодня говорит мне: «Рекламный модуль? Конечно, уже сделал. Завтра завезу!», – я знаю, что он и не думал приступать к работе. Но это ничего не значит, потому что не позже чем через 24 часа он действительно все сделает. У него просто нет другого выхода.

Сергей Занин

www.zanin.ru

 

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1
Аватар пользователя Valeratal

поправил теги