ПСИХОГЕНЕТИКА АГРЕССИВНОСТИ

ПСИХОГЕНЕТИКА АГРЕССИВНОСТИ

М.В. АЛФИМОВА,

В.И. ТРУБНИКОВ

Работа выполнена при поддержке РГНФ, грант № 99.06.00179.

Согласно наиболее принятому определению, агрессия - это форма поведения, нацеленная на оскорбление или причинение вреда другому живому существу, не желающему подобного обращения [2]. Люди значительно отличаются друг от друга по склонности к агрессии. Различия агрессивности как онтогенетически устойчивой индивидуальной характеристики детерминированы не только внешними и внутренними условиями развития, но и некоторыми наследственными биологическими задатками. Каков соотносительный вклад генотипа и среды в вариативность агрессивности у людей, какие именно гены и кодируемые ими белки влияют на межиндивидуальные различия в склонности к агрессии, какие психологические механизмы могут опосредствовать такое влияние - эти и некоторые другие вопросы, касающиеся источников агрессивности и ее места в структуре индивидуальности, являются предметом психогенетических исследований.

РОЛЬ ГЕНОТИПА И СРЕДЫ В ИНДИВИДУАЛЬНЫХ РАЗЛИЧИЯХ АГРЕССИВНОСТИ

Результаты близнецовых и семейных исследований, направленных на изучение соотносительного вклада генотипа и среды в формирование различий в агрессивности, на первый взгляд, противоречивы. Так, Р. Бэрон и Д. Ричардсон в своей монографии "Агрессия " [2] ссылаются на семь близнецовых исследований агрессивности, результаты которых были опубликованы в 80е гг.; в трех из них было обнаружено влияние генотипа на выраженность этого психологического свойства, а в четырех других - нет. Согласно Ф. Вернону с соавт. [44], оценки наследуемости для разных показателей агрессивности, полученные в девятнадцати работах 80-х и 90-х гг., колеблются от 0 до 98 %. Такое расхождение результатов обусловлено различиями в величине использованных выборок (от 18 до более 700 пар близнецов или приемных детей), в возрасте испытуемых (от четырехлетних детей до взрослых) и способах измерения агрессии. Изучение агрессивности у детей как правило указывает на вклад и генотипа, и общей среды (под последней подразумевают все ненаследственные факторы, которые делают сравниваемых родственников похожими) в изменчивость данной черты; с возрастом влияние генетических факторов повышается, а факторов общей среды - снижается. Такая закономерность имеет место в случае измерения агрессии с помощью самооценки или оценок родителей. Напротив, индивидуальные различия

113

в агрессивности, наблюдаемой в лабораторных условиях, в существенной степени детерминированы общей средой, а влияние наследуемости в этом случае пренебрежимо мало [26].

Работы, в которых испытуемыми были взрослые и величина выборки значительной, а склонность к агрессии измерялась с помощью опросников, дали достаточно согласованные результаты. Они показали, что в межиндивидуальные различия в агрессивности примерно равный вклад вносят и разнообразие генотипов в популяции (коэффициент наследуемости равен 4054 %), и разнообразие средовых факторов развития, причем в этом возрасте последние представлены индивидуальной средой (усиливающей несходство членов одной семьи), а влияние общей среды отсутствует [12], [32], [44]. Метаанализ 24 исследований агрессивности, проведенный Д.Р. Майлсом и Г. Кареем [26], также показал, что генетические эффекты могут объяснять до 50 % различий между людьми по данному психологическому свойству.

Следует отметить, что указанные закономерности - вклад генетических факторов от умеренного до значительного и отсутствие влияния общей среды - обнаруживаются для разных проявлений (типов) агрессии. Так, используя метод близнецов, Е.Ф. Коккаро с коллегами [12] получили следующие значения наследуемости для различных субшкал "агрессии " опросника BussDurkee Hostility Inventory. Изменчивость показателя "прямая агрессия " на 40 % объяснялась действием аддитивных генетических факторов (т.е. суммарным эффектом отдельных аллелей - структурных форм генов, вовлеченных в формирование данного признака). На межиндивидуальные различия по трем другим субшкалам влияли неаддитивные генетические факторы (характеризующие взаимодействие между аллелями): для "непрямой агрессии " они объясняли 40 % дисперсии, для "раздражительности " - 37 % и для "вербальной агрессии " - 28 %. Соответственно, вклад индивидуальной среды находился в диапазоне от 53 % для "прямой агрессии " до 72 % - для "вербальной ". В работе Ф. Вернона с соавт. [44] было использовано семь опросников (Aggression Questionnaire, Aggression Inventory, Personality Assessment Inventory, Multidimentional Personality Questionnaire, Personality Research FormE, Adjective Check List 1 and 2), что позволило получить 18 показателей агрессивности. Факторный анализ этих показателей дал три более общих характеристики (фактора): "спонтанная агрессия " (физическая агрессия и антисоциальное поведение), "вербальная агрессия " и "агрессивные установки " (последний фактор характеризовался высокими корреляциями со шкалами, оценивающими не только собственно агрессивные установки, но также гнев, враждебность, аффективную нестабильность, импульсивность, самоповреждение). Кроме того, был получен генеральный фактор агрессивности, объясняющий 48 % общей дисперсии оценок. Результаты генетикоматематического анализа тестовых показателей и обобщенных характеристик агрессивности представлены в табл. 1. Различные опросники дали не вполне совпадающие оценки наследуемости одноименных типов агрессивности, однако для обобщенных характеристик вклад генотипа в индивидуальные различия соcтавил 4452 %, что близко к величине коэффициента наследуемости генерального фактора - 54 %, а вклад общей среды отсутствовал. Кроме того, были получены значительные генетические корреляции между обобщенными характеристиками (0,310,51). Это свидетельствует о том, что различные проявления агрессии в определенной степени связаны с действием общих генов.

Результаты, полученные Ф. Верноном с коллегами, так же как и данные некоторых других авторов [10], указывают на существование в структуре индивидуальности генерального фактора

114

Таблица 1

Относительный вклад генотипа и среды в вариативность

тестовых и обобщенных показателей агрессии (по [44])

115

агрессивности. Однако многие исследователи полагают, что связь между наследственными биологическими особенностями индивида и склонностью к агрессивному поведению опосредствуется констелляцией ряда самостоятельных, имеющих собственные генетические предпосылки и биологические механизмы черт темперамента [11], [17]. Так, в лонгитюдном исследовании 759 близнецовых пар [17] было показано, что агрессивному поведению детей предшествовали высокие оценки эмоциональности и активности[1] на более ранних этапах онтогенеза, причем между агрессивностью и эмоциональностью имели место существенные генетические корреляции. Еще одной важной индивидуальнопсихологической характеристикой, связанной с агрессией, является импульсивность. (В биологических исследованиях широко используется дихотомия "импульсивная vs спланированная агрессия ".) Согласно данным близнецового исследования А.Д. Серожинского с коллегами [35], импульсивность по Baratt Impulsiveness Scale коррелирует с различными видами агрессии, измеряемыми соответствующими субшкалами опросника BussDurkee Hostility Inventory, на уровне 0,220,51. Наибольшие фенотипические корреляции обнаружены между импульсивностью и таким измерением агрессивности, как раздражительность. Кроме того, импульсивность и раздражительность, как оказалось, в большей степени связаны с действием одних и тех же генетических и средовых эффектов, чем импульсивность и другие аспекты агрессии, измеряемые данным опросником (т.е. прямая, косвенная и вербальная агрессия).

Ряд авторов изучали влияние наследственных факторов на склонность к агрессии, наблюдаемую в рамках различных расстройств детского и подросткового возраста, которые связаны с антисоциальными и деструктивными проявлениями. При этом исследователи опирались, как правило, на родительские оценки поведения детей. С помощью близнецового метода [16], [38] и метода приемных детей [9] было установлено, что на склонность к агрессивным антисоциальным поступкам влияют как генетические особенности, так и генотипсредовые взаимодействия (последние отражают разную реакцию генотипов на разные условия среды). Антисоциальное поведение без агрессии и жестокости оказалось связано со средовыми факторами, в частности, с проблемами в семьях приемных родителей [9].

Итак, близнецовые и семейные исследования позволяют заключить, что индивидуальные различия агрессивности в существенной степени (почти на 50 %) обусловлены генетическими факторами. Часть генов, влияющих на различия в данной психологической характеристике, является общей для разных типов агрессивного поведения и некоторых черт темперамента (эмоциональности и импульсивности). Общесемейная среда не представляет собой важной детерминанты агрессивности у взрослых, а индивидуальная, напротив, объясняет не менее половины ее дисперсии. В целом эти результаты сходны с данными о соотносительном вкладе генотипа и среды, полученными для других психологических свойств (см. [3] и [4]).

АГРЕССИВНОСТЬ И ХРОМОСОМНЫЕ АНОМАЛИИ

Хромосомные аномалии - изменения числа хромосом или их структуры - вызывают обычно целый комплекс нарушений в строении и функциях различных органов, а также

116

поведенческие и психические расстройства. Среди последних нередко обнаруживается ряд типичных особенностей, таких как умственная отсталость той или иной степени, аутистические черты, неразвитость навыков социального взаимодействия, невнимательность, а также повышенная агрессивность. Каково место повышенной агрессивности в структуре некоторых синдромов, показано в табл. 2. Возможно, повышенная агрессивность лиц с разными хромосомными аномалиями в большинстве случаев является следствием снижения интеллекта и других психологических и соматических дефектов, нарушающих социальную адаптацию, однако при некоторых синдромах могут быть задействованы и специфичные генетические механизмы.

Таблица 2

Агрессивность в структуре различных синдромов,

вызванных хромосомными аномалиями

Ввиду наличия в разных популяциях устойчивых половых различий в агрессивности

117

большой интерес вызывает связь агрессивности с аномалиями половых хромосом (в норме клетки мужчин содержат половые хромосомы X и Y, а клетки женщин - две Xхромосомы). Внимание к характерологическим особенностям лиц с измененным числом половых хромосом было привлечено в 1965 г., когда П.А. Джэйкобс с коллегами сообщили о большом числе мужчин с дополнительной Yхромосомой среди преступников, находившихся в исправительных учреждениях [20]. Затем эти данные подтвердили и другие исследователи. В результате в обществе распространилась идея о "хромосоме убийцы ". Были рассмотрены три фактора, которые могли бы объяснять увеличение числа мужчин с лишней Yхромосомой среди заключенных. Вопервых, предположили, что повышение содержания Yматериала ведет к возрастанию агрессивности. Кроме того, учитывая, что мужчины с лишней Yхромосомой характеризуются высоким ростом и снижением интеллекта, проверяли, не может ли на частоту заключения в исправительные учреждения влиять рост, поскольку из-за роста мужчины с лишней Yхромосомой выглядят "более опасными ", или недостаток интеллектуальных способностей, например, через увеличение вероятности разоблачения. Исследования показали, что снижение интеллекта вносит некоторый вклад в связь между преступным поведением и аномальным числом хромосом, а гипотезы о повышенной агрессивности и высоком росте как факторах, опосредствующих эту связь, не подтвердились. В частности, было установлено, что мужчины с лишней Yхромосомой не чаще, чем другие заключенные, совершали насильственные преступления - в тюрьму они попадали в основном за кражи. Кроме того, в тюрьме такие мужчины вели себя более дружелюбно, чем остальные, а по психологическим и психиатрическим показателям существенно не отличались от других преступников со сходным уровнем интеллекта (см. [5]). Не было получено убедительных доказательств повышения агрессивности у мужчин с удлиненной Yхромосомой [25].

В некоторых работах проверялась гипотеза, согласно которой увеличение числа Xхромосом ведет к снижению агрессивности. Сравнение женщин и мужчин с различным числом Xхромосом (XO, XX и XXX; XY, XXY) не привело к определенным выводам (см. [2])[2]. Одно из направлений дальнейших исследований роли Xхромосом в изменениях уровня агрессивности связано с изучением определенного гена, расположенного в этой хромосоме, о чем речь пойдет в следующем разделе.

В рамках проблемы взаимосвязи пола и агрессивности, повидимому, должны быть рассмотрены не только аномалии половых хромосом, но и другие хромосомные аберрации, в частности, синдром Прадера - Вилли. Этот синдром возникает из-за отсутствия определенного участка одной из хромосом 15й пары, а именно той, которая получена от отца. (При выпадении участка 15й хромосомы, полученной от матери, имеет место другой синдром - синдром Энгельмана.) При данном синдроме у детей отсутствуют половые различия по агрессивности, что отличает их как от детей с умственной отсталостью, вызванной другими хромосомными аномалиями, так и от здоровых. Кроме того, количество проблем, связанных с агрессивным поведением, у них несколько ниже, чем в общей группе умственно отсталых детей, и равно количеству проблем в подгруппе умственно отсталых девочек. В отличие от

118

умственно отсталых, у лиц с синдромом Прадера - Вилли агрессивность не коррелирует с нарушениями мышления, хотя последние у них встречаются чаще [42].

Итак, к настоящему времени не получено убедительных доказательств изменения уровня агрессивности при аномалиях половых хромосом. Повидимому, повышенная агрессивность у лиц с различными хромосомными аномалиями является во многих случаях частью общего дезадаптационного синдрома, в формирование которого существенный вклад вносят собственно психологические факторы. Некоторые дефекты наследственного аппарата, возможно, связаны с агрессивностью менее опосредствованно, и природа такой связи будет раскрыта при условии более полного понимания принципов функционирования генома.

МОЛЕКУЛЯРНОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ АГРЕССИВНОСТИ

В 90-х гг. началось изучение молекулярногенетических основ отдельных свойств темперамента и личности (см. [1]). Поиск генов, участвующих в формировании психологических характеристик, осуществляется двумя методами: методом сцепления, который позволяет установить, с каким участком в определенной хромосоме может быть связан качественный признак, и методом ассоциаций, с помощью которого можно исследовать влияние отдельных форм гена на количественный признак. В последнем случае используют уже открытые гены, т.е. такие, для которых известны локализация в хромосоме, различные структурные формы - аллели - и кодируемый данным геном белок, причем на первом этапе выбирают такие геныкандидаты, продукты которых (белки) участвуют в мозговых биохимических процессах, предположительно связанных с изучаемой индивидуальнопсихологической характеристикой. Для агрессивности такими биохимическими процессами являются преимущественно обмен медиатора серотонина и полового гормона тестостерона (вернее, его производных, действующих на определенные рецепторы мозга) в организме. Установлено, что серотонин тормозит агрессивное поведение, а тестостерон облегчает его [37]. Имеются, кроме того, единичные данные о связи дофаминовой и норадреналиновой систем мозга с агрессией. В молекулярногенетических исследованиях основное внимание было уделено серотониновой системе. Серотониновая система - это совокупность нейронов, которые для передачи сигнала другим нейронам ЦНС используют вещество серотонин. Нервная клетка синтезирует серотонин из получаемого с пищей триптофана при участии фермента триптофангидроксилазы, выделяет серотонин в синаптическую щель, где он воздействует на белкирецепторы на поверхности другого нейрона. Затем серотонин переносится назад в клетку, из которой он был выделен, белкомпереносчиком серотонина или, как дофамин и норадреналин, разлагается в межклеточном пространстве под действием фермента моноаминоксидазы (МАО). Изменения в любом из звеньев данного процесса оборота серотонина в ЦНС могут влиять на активность серотониновой системы в целом и, через нее, на склонность к агрессивному поведению.

Расположенный в Xхромосоме ген, кодирующий МАОА (МАО существует в двух формах - A и B), оказался первым кандидатом в "гены агрессии ". В 1993 г. Х.Г. Бруннер с коллегами [7] описали семью, в которой пятеро мужчин характеризовались некоторым снижением интеллекта и агрессивностью. У всех этих мужчин была обнаружена точковая мутация (замена одного из нуклеотидных оснований на другое) в гене МАОА. Эта мутация вела к дефициту

119

МАО и тем самым к возрастанию уровня серотонина, что противоречило общепринятым представлениям о снижении уровня серотонина при импульсивной агрессии. Комментируя результаты собственного исследования, Х.Г. Бруннер отмечал [8], что прямые причинноследственные связи между "простым " геном и "сложным " поведением представляются маловероятными, что и иллюстрирует неоднозначное влияние мутации, обусловливающей недостаток МАОА, на поведение. Впоследствии в экспериментах, проведенных на генетически измененных мышах, было показано, что "выключение " гена МАОА вызывает и возрастание агрессии, и увеличение содержания серотонина, дофамина и норадреналина в тканях мозга [36]. Характер выявляемых у человека ассоциаций между геном MAO и агрессивностью зависел как от характеристик выборки (возраста и диагноза испытуемых), так и от того, различия в каком участке гена рассматривались. Так, у подростков с расстройствами личности не было обнаружено связи между полиморфизмом (существованием разных форм гена) MAOA, затрагивающим некодирующий участок гена (второй интрон)[3], и агрессивностью, которая оценивалась с помощью личностных опросников и на основании анализа клинических симптомов [43]. У здоровых мальчиков старшего подросткового возраста при исследовании 16 генетических локусовкандидатов также не нашли связи между лонгитюдно устойчивой агрессивностью и генными различиями по МАОА и МАОВ; при этом у них была обнаружена зависимость уровня агрессивности от формы гена, кодирующего рецептор дофамина четвертого типа [24]. У больных алкоголизмом[4], имевших проблемы с законом и часто участвовавших в драках, выявили накопление аллеля гена MAOA, который характеризовался определенными изменениями в промоторном участке гена[5] [33].

Связь агрессивности с разными формами гена, кодирующего триптофангидроксилазу, была проанализирована в двух работах. Ген триптофангидроксилазы расположен в хромосоме 11. Рассматривались две его формы, более редкая из которых характеризуется точковой мутацией в седьмом интроне. По данным А.С. Нью [28], среди 40 больных с расстройствами личности агрессивность (для ее измерения использовали суммарную оценку по субшкалам "прямая агрессия " и "раздражительность " BussDurkee Hostility Inventory) была ниже у носителей более редкого аллеля, причем эта закономерность обнаружилась только у мужчин. С.В. Манук и коллеги [23] получили практически противоположные результаты в группе здоровых лиц (n=251).

В их исследовании связь между тем же, что и в работе А.С. Нью, показателем агрессивности и генотипом по гену триптофангидроксилазы оказалась незначимой. Однако при использовании интервью Life History of Aggression и опросника StateTrait Anger Expression Inventory

120

было обнаружено, что у лиц, в генотипе которых присутствовал хотя бы один более редкий аллель, оценки по целому ряду показателей, связанных с агрессией, а именно: "агрессивному темпераменту ", "антисоциальному поведению ", "гневливому темпераменту " и "отреагированию гнева ", - были выше, чем у остальных испытуемых. Лица с разными генотипами не различались только по склонности реагировать гневом на провоцирующие действия окружающих. Эти закономерности, обнаруженные в общей группе, были также подтверждены в подгруппе мужчин, а в подгруппе женщин отсутствовали.

Ряд работ был посвящен поиску ассоциаций агрессивности с генами, кодирующими рецепторы серотонина. В настоящее время в ЦНС обнаружено 16 типов серотониновых рецепторов, различающихся строением и свойствами. Исследования на животных позволяют предположить, что серотонин тормозит агрессивное поведение преимущественно через свое действие на серотониновые рецепторы типа 1А и 1В [36]. Рецепторы типа 1А у человека наиболее часто встречаются в различных структурах, образующих лимбическую систему мозга: гиппокампе, миндалине, прозрачной перегородке, - а также в лобной коре. Рецепторы типа 1В широко распространены в гиппокампе, стриатуме и коре мозга.

Ген, кодирующий рецептор 1В, расположен в хромосоме 6. В одном из исследований была обнаружена связь между полиморфизмом, вызванным точковой мутацией в кодирующем участке данного гена, и уровнем импульсивной агрессии, которая наблюдалась в рамках антисоциального поведения и расстройств личности у больных алкоголизмом [22]. Следует отметить, что в этой работе изучалась как значительная когорта испытуемых из Финляндии (106 больных алкоголизмом, 261 их родственник и 213 здоровых неродственных лиц), так и большая, состоящая из представителей нескольких поколений, семья индейцев из Южной Америки (n=418), в которой было распространено злоупотребление алкоголем; были использованы и метод сцепления, и метод ассоциаций. У.У. Хуанг с коллегами [19] исследовали два полиморфных участка гена рецептора 1В (один их них был тем же, что и в предыдущей работе) и установили, что от них зависит количество рецепторов данного типа в тканях мозга человека. Однако авторы не нашли связи какоголибо из этих полиморфизмов с патологической агрессией или другими психическими аномалиями - депрессией, алкоголизмом, наркоманией, суицидальными попытками. У здоровых и больных шизофренией не обнаружили ассоциаций между агрессией и геном широко распространенного в лимбической коре рецептора серотонина типа 6 [41]. Вместе с тем в небольшой группе лиц, совершивших попытку суицида (n=46), агрессивное поведение, измеренное с помощью Brown Goodwin Assessment for Lifetime Aggression, было связано с полиморфизмом промоторного участка гена, кодирующего рецептор серотонина типа 2А [31].

В ряде работ обнаружена связь антисоциальных и агрессивных проявлений при алкоголизме с полиморфизмом промоторного участка гена, кодирующего белок - переносчик серотонина [18], [30], [34]. Этот ген расположен в хромосоме 17. Наличие в генотипе аллеля с делецией (выпадением участка) в промоторной области ведет к уменьшению активности гена. Здоровые и больные аффективными расстройствами, носители аллеля с делецией, характеризуются более низкими оценками по шкале "Психопатическая девиация " теста MMPI, что свидетельствует о снижении агрессивности, импульсивности и антисоциальных тенденций личности [6].

При некоторых заболеваниях агрессивность и жестокость оказались

121

связаны с полиморфизмом генов, вовлеченных в функционирование дофаминовой системы: при шизофрении - с геном, кодирующим фермент катехолОметилтрансферазу [21], при болезни Альцгеймера - с геном рецептора дофамина типа 1 [29], при посттравматическом стрессовом расстройстве - с геном рецептора дофамина типа 2 [13].

В целом данные о молекулярногенетических предпосылках агрессивности пока разрозненны и нуждаются в дополнительных доказательствах. В некоторых случаях получены противоречивые результаты. В существенной степени это объясняется недооценкой половых и возрастных различий между испытуемыми. Кроме того, молекулярногенетические предпосылки агрессивности, повидимому, неодинаковы при разных заболеваниях. Так, например, определенные аллели ряда генов серотониновой системы мозга, которая, как показано, вовлечена в контроль над импульсами, возможно, являются составной частью наследственной предрасположенности к развитию наиболее социально опасной формы алкоголизма со склонностью больных к жестокости и антисоциальным действиям, но не отвечают за возрастание агрессивности у больных шизофренией.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Психогенетические данные убедительно свидетельствуют о том, что генетические особенности вносят существенный вклад в межиндивидуальные различия в агрессивности. При этом нельзя не согласиться с мнением, высказанным, в частности, Х.Г. Бруннером [8], о том, что концепция одного "гена агрессии " нереалистична. Как показывают проведенные исследования, на "склонность " к агрессии могут влиять многие гены и сложные взаимодействия между ними. Это влияние, повидимому, опосредствовано главным образом особенностями эмоциональной реактивности и способностью контролировать свои импульсы. Следует подчеркнуть, что на разных этапах развития и в разных группах лиц в сложную иерархическую систему индивидуальнопсихологических и ситуационных факторов, определяющих вероятность агрессивных действий, включены, очевидно, различные биологические (в том числе генетические) и психологические процессы. Кроме того, средовые факторы объясняют не менее половины межиндивидуальных различий по агрессивности как онтогенетически устойчивой характеристике. Что касается отдельных агрессивных действий, то, как подчеркивают большинство исследователей, социальный контекст играет определяющую роль в их возникновении не только у здоровых лиц, но и при патологических состояниях. Тем не менее, учитывая, что генетические различия вносят существенный вклад в формирование склонности к агрессивному поведению, со временем, когда индивидуальная генетическая диагностика станет доступной, генетические данные можно будет использовать для оценки индивидуальной реактивности на различные средовые воздействия, провоцирующие агрессию, а значит - и для прогноза и профилактики агрессии.

1. Алфимова М.В., Трубников В.И. Генные основы темперамента и личности // Вопр. психол. 2000. № 3. С. 128139.

2. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб., 1999.

3. Малых С.Б., Егорова М.С., Мешкова Т.А. Основы психогенетики. М., 1998.

4. РавичЩербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М., 1999.

5. Фогель Ф., Мотульски А. Генетика человека. Т. 3. М., 1990.

6. Alfimova M.V. et al. Serotonin transporter gene polymorphism is associated with asocial personality traits in patients with affective disorders and healthy individuals // Mol. Psychiatry. 1999. V. 4. Suppl. 2, P. S87.

7. Brunner H.G. et al. Abnormal behavior associated with a point mutation in the structural gene for monoamine oxidase A // Sci. 1993. V. 262. P. 578580.

122

8. Brunner H.G. MAOA deficiency and abnormal behaviour: Perspectives on an association // Ciba Found. Symp. 1996. V. 194. P. 15564; discussion P. 164167.

9. Cadoret R.J. et al. Geneticenvironmental interaction in the genesis of aggressivity and conduct disorders // Arch. Gen. Psychiatry. 1995. V. 52. N 11. P. 916924.

10. Choynowski M. Does aggressiveness have a factorial structure? // Pers. Individ. Diff. 1995. V.3. P. 121138.

11. Cloninger C.R., Svrakic D.M. Integrative psychobiological approach to psychiatric assessment and treatment // Psychiatry. 1997. V. 60. P. 120141.

12. Coccaro E.F. et al. Heritability of aggression and irritability: A twin study of the BussDurkee aggression scales in adult male subjects // Biol. Psychiatry. 1997. V. 41. N 3. P. 273284.

13. Comings D.E., Muhleman D.V., Gysin R. Dopamine D2 receptor (DRD2) gene and susceptibility to posttraumatic stress disorder: A study and replication // Biol. Psychiatry. 1996. V. 40. N 5. P. 368372.

14. Dykens E.M., Clarke D.J. Correlates of maladaptive behavior in individuals with 5p (cri du chat) syndrome // Dev. Med. Child. Neurol. 1997. V. 39. N 11. P. 752756.

15. El Abd S. et al. Social, communicational and behavioral deficits associated with ring X turner syndrome // Am. J. Med. Genet. 1999. V. 88. N 5. P. 510516.

16. Eley T.C., Lichtenstein P., Stevenson J. Sex differences in the etiology of aggressive and nonaggressive antisocial behavior: results from two twin studies // Child. Devel. 1999. V. 70. N 1. P. 155168.

17. Gjone H., Stevenson J. A longitudinal twin study of temperament and behavior problems: Common genetic or environmental influences? // J. Am. Acad. Child. Adolecs. Psychiatry 1997. V. 36. N 10. P. 14481456.

18. Hallikainen T. et al. Association between low activity serotonin transporter promoter genotype and early onset alcoholism with habitual impulsive violent behavior // Mol. Psychiatry. 1999. V. 4. P. 385388.

19. Huang Y.Y. et al. Relationship of psychopathology to the human serotonin 1B genotype and receptor binding kinetics in postmortem brain tissue // Neuropsychopharmacol. 1999. V. 21. N 2. P. 238246.

20. Jacobs P., Brunton M., Melville M.M. Aggressive behavior, mental subnormality and the XYY male // Nature. 1965. V. 208. P. 13511352.

21. Lachman H.M. et al. Association between catecholOmethyltransferase genotype and violence in schizophrenia and schizoaffective disorder // Am. J. Psychiatry. 1998. V. 155. N 6. P. 835837.

22. Lappalainen J. et al. Linkage of antisocial alcoholism to the serotonin 5 HT1B receptor gene in 2 populations // Arch. Gen. Psychiatry. 1998. V. 55. N 11. P. 989994

23. Manuck S.B. et al. Aggression and angerrelated traits associated with a polymorphism of the tryptophan hydroxylase gene // Biol. Psychiatry. 1999. V. 45. P. 603614.

24. Mejia J.M. et al. Exploratory analysis of the relation between aggressive behavior and functional neurotransmitter polymorphisms in a sample of Quebec boys studied longitudinally // Am. J. Med. Genet. 1997. V. 74. N 6. P. 655656.

25. MeyerBahlburg H.F.L. Sex chromosomes and aggression in humans // Brain P.F., Benton D. (eds.) The biology of aggression. Rockville, MD, 1981. P. 109123.

26. Miles D.R., Carey G. Genetic and environmental architecture of human aggression // J. Pers. Soc. Psychol. 1997. V. 72. N 1. P. 207217.

27. Muir W.M. Genetics advances and learning disability // Brit. J. Psychiatry. 2000. V. 176. P. 1219.

28. New A.S. et al. Tryptophan hydroxylase genotype is associated with impulsiveaggression measures: A preliminary study // Am. J. Med. Genet. 1998. V. 81. N 1. P. 1317.

29. Nimgaonkar V.L. et al. Psychosis and aggression associated with dopamine receptor gene polymorphisms in Alzheimer's disease // Am. J. Med. Genet. 1997. V. 74. N 6. P. 627.

30. Parsian A., Cloninger C.R., Zhang Z.H. Possible association of the serotonin transporter gene with alcoholism/antisocial personality // Am. J. Med. Genet. 1998. V. 81. N 6. P. 479.

31. Rujescu D. et al. Lifetime aggression and 5HT2A serotonin receptor gene // XI Congress of Psychiatry, Abstracts. 1999. V. 2. P. 47.

32. Rushton J.P. et al. Altruism and aggression: The heritability of individual differences // J. Pers. Soc. Psychol. 1986. V. 50. P. 11921198.

33. Samochowiec J. et al. Antisocial personality tendencies in male alcoholics associated with a polymorphism in the promoter region of the Xlinked MAOA gene // Am. J. Med. Genet. 1998. V. 81. N 6. P. 515.

34. Sander T. et al. Serotonin transporter gene variants in alcoholdependent subjects with dissocial personality disorder // Biol. Psychiatry. 1998. V. 43. P. 908912

35. Seroczynski A.D., Bergeman C.S., Coccaro E.F. Etiology of the impulsivity/aggression relationship: Genes or environment? // Psychiatry Res. 1999. V. 86. N 1. P. 4157.

36. Simon N.G. Testosteroneserotonin interactions in aggression // XIII World Meeting of International Society of Research of Aggression. New Jersey, 1998.

123

37. Simonoff E. et al. Genetic and environmental influences on subtypes of conduct disorder behavior in boys // J. Abnorm. Child. Psychol. 1998. V. 26. N 6. P. 495509.

38. Shih J.C., Chen K. MAOA and B gene knockout mice exhibit distinctly different behavior // Neurobiology (Bp). 1999. V. 7. N 2. P. 235246.

39. Smith A., Dykens E., Greenberg F. Behavioral phenotype of SmithMagenis syndrom (del17 p11.2) // Am. J. Med. Genet. 1998. V. 81. P. 179185.

40. Steyaert J., Devriendt K., Fryns J.P. 8psyndrome: A new microdeletion syndrome associated with hyperactivity and aggressive behavior // Am. J. Med. Genet. 1997. V. 74. N 6. P. 656.

41. Tsai S.J. et al. Association study of serotonin6 receptor variant (C267T) with schizophrenia and aggressive behavior // Neurosci. Lett. 1999. Aug. 20; 271(2): 1357.

42. Van Lieshout C.F. et al. Family contexts, parental behaviour and personality profiles of children and adolescents with PraderWilli, fragileX, or Williams syndrome // J. Child. Psychol. Psychiatry. 1998. V. 39. N 5. P. 699710.

43. Vanyukov M.M. et al. A dinucleotide repeat polymorphism at the gene for monoamine oxidase A and measures of aggressiveness // Psychiatry Res. 1995. V. 59. N 12. P. 3541.

44. Vernon P.A. et al. Individual differences in multiple dimensions of aggression: A univariate and multivariate genetic analysis // Twin Res. 1999. V. 2. N 1. P. 1621.

Поступила в редакцию 4. VIII 2000 г.

[1] В данной работе была использована модель темперамента А. Басса и Р. Пломина. Согласно этой модели, к основным свойствам темперамента относятся активность, эмоциональность и социабельность, причем в показатель эмоциональности включены только отрицательные эмоции - страх и гнев.

[2] Рассматривая психологические аномалии, связанные с изменением числа половых хромосом, следует иметь в виду, что в клетках здоровых женщин активна лишь одна из двух Xхромосом, а вторая почти полностью "выключена " (кроме примерно двадцати расположенных в ней генов) посредством процесса, называемого метилированием. Повидимому, подобной "инактивации " подвергаются и лишние Xхромосомы [27].

[3] У млекопитающих гены имеют прерывистую структуру: последовательности ДНК, кодирующие белок, прерываются некодирующими сегментами. Эти сегменты называются вставочными последовательностями, или интронами.

[4] Объектом многих молекулярногенетических исследований являются больные алкоголизмом так называемого второго типа. В отличие от больных алкоголизмом первого типа, у которых злоупотребление алкоголем связывают с высокой тревожностью, больные второго типа характеризуются ослаблением контроля над импульсами, жестокостью и антисоциальным поведением. Считают, что данная форма алкоголизма генетически детерминирована.

[5] Промоторный участок гена - это такой участок, в котором РНК прикрепляется к ДНК и начинается процесс считывания информации, поэтому его структурные изменения обычно влекут за собой изменения активности гена и тем самым изменения количества кодируемого геном белка.

Ключевые слова: 
+1
0
-1