ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СПРАВЕДЛИВОСТИ

ЭТНОКУЛЬТУРНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СПРАВЕДЛИВОСТИ

(НА ПРИМЕРЕ МОЛДАВАН И ЖИВУЩИХ В МОЛДОВЕ ЦЫГАН)

М.И. ВОЛОВИКОВА, Л.М. СОСНИНА

Приводятся результаты кросскультурного исследования особенностей представлений о справедливости у молдаван и живущих в той же местности цыган (г. Сороки, Республика Молдова). Использована оригинальная анкета, разработанная авторами на основе японских и отечественных исследований имплицитных концепций (Х. Азума и К. Кошиваги, Н.Л. Смирнова и других). Делается вывод об общем и специфичном в представлениях о справедливости двух этносов: цыган и молдаван.

Ключевые слова: кросскультурное сравнение, социальные представления, справедливость, этнопсихология, статистический анализ, контент-анализ.

Тема справедливости относится к важнейшим темам онтологии человеческой жизни. Она затрагивает понимание смысла страдания и воздаяния, связывает в неразрывное целое вопрос о преступлении и наказании, служит объяснению отношений человека и мира. Как показывают социологические и социальнопсихологические

86

традиции исследования справедливости [18], [22], это явление многоаспектно. Этнокультурное сравнение помогает выявить его моральную составляющую.

Начиная с работ Ж. Пиаже, когнитивными психологами [19][21] был эмпирически выявлен тот факт, что, по представлениям 56летних детей, закону справедливости подчиняются явления физического мира: под маленьким воришкой проламываются доски, и он падает, потому что воровал, непослушного ребенка перестают слушаться ножницы, и он ранит палец, потому что не слушался, и т.п. Этот феномен был назван Ж. Пиаже "имманентная справедливость " (immanent justice) и объяснялся им когнитивной незрелостью: у большинства 89летних детей подобных утверждений уже не наблюдалось. Но проведенный впоследствии целый ряд аналогичных исследований показал, что вера в имманентную справедливость может возвращаться в подростковом возрасте, обнаруживаться у взрослых людей, столкнувшихся с серьезным заболеванием. Более того, у представителей некоторых традиционных культур вера в имманентную справедливость с возрастом увеличивается [20]. Таким образом, картина, составленная Ж. Пиаже, Л. Колбергом и другими когнитивистами, описывала становление представлений о справедливости, типичное для западноевропейской и североамериканской культуры: от детской веры в этические основания всего мироустройства - к рациональному объяснению мира и отведению социуму роли силы, распределяющей блага и карающей за нарушения.

Предпринятая у нас в конце 80-х гг. попытка исследовать этнокультурные особенности представлений о справедливости показала, что проявления феномена веры в имманентную справедливость у русских детей, живущих в Москве, имеют ту же особенность, что и у маленьких швейцарцев - испытуемых Ж. Пиаже, но отличаются от проявлений этого феномена у детейякутов: у последних он сохраняется дольше [9]. Что касается взрослых, то отдельные наблюдения возвращений веры в имманентную справедливость у некоторых онкологических больных из России встречаются в работах Т.А. Флоренской [15].

Введение этнокультурного аспекта в исследования представлений о справедливости позволяет поновому подойти к проблеме, сформулированной еще Ж. Пиаже: является ли вера в имманентную справедливость результатом научения, или она имеет врожденный характер? Следует отметить, что уникальные возможности нашей многонациональной страны, долгие десятилетия обеспечивающей единое культурнообразовательное пространство для всех народов (обязательное образование, одинаковые программы в школах и до начала 90-х гг. - относительно однородный социальный состав населения), возможно, были слабо использованы для проведения подобных исследований из-за идеологической закрытости темы справедливости. Но и ныне, как бы вдогонку уже изменившейся ситуации, возможно проведение исследования на постсоветском пространстве. Одним из таких мест, с каждым годом становящимся все менее доступным, является Молдова.

Расположенная от нас за двумя государственными границами (Россия - Украина, Украина - Молдова), эта страна представляет огромный интерес для этнопсихологов. Кроме самих молдаван (65 % населения), а также украинцев, гагаузов, русских и болгар в Молдове живет довольно много цыган (от 1 до 1,5 % от общего количества населения страны, по данным на начало 90-х гг. [5], [10]). Цыгане - удивительный и загадочный народ, сохраняющий свои традиции, несмотря на массированные воздействия со стороны государств и других народов.

Мы исходили из предположения, что у цыган удастся обнаружить свою развитую систему представлений о справедливости,

87

отличную от представлений столетиями соседствующих с ними молдаван. Однако мы встали перед проблемой выбора методики такого исследования, которая должна была сочетать в себе возможности статистической обработки и сравнения с методами качественного анализа, позволяющего выяснить, что же именно имеется в виду в каждом конкретном случае. Иными словами, нас интересовали суждения и размышления людей о справедливости, включая описания конкретных случаев и примеров ее, по мысли респондентов, осуществления.

В результате проведенного нами пилотажного исследования (см. [13]) была разработана и апробирована анкета открытого типа, включающая в себя несколько вопросовзаданий. Прежде чем подробнее остановиться на использованной нами исследовательской методике, следует дать несколько пояснений из истории молдаван и цыган.

Молдаване - это румыны, населяющие Молдову, а также живущие в России и на Украине. Их история связана с многовековой борьбой за сохранение своих религиозных устоев - сначала (с XIV в.) одновременно с турками и с иезуитами, а с 40-х гг. XX в. - с советским государственным атеизмом. Нужно напомнить, что Молдавия была присоединена к СССР за год до начала Великой Отечественной войны и поэтому страшных гонений на религию, бушевавших в 20‑е и 30е гг., ей удалось избежать. Христианское миропонимание имеет здесь бόльшую преемственность (и, возможно, бόльшую сохранность), чем на других территориях Советской России (поделенной в 1918 г. границей БрестЛитовского мира).

Мировоззрение цыган своеобразно. Они всегда стремились принять религию народа, на территории которого жили, но во многом сохраняли свое язычество. Исследователи считают, что предки цыган в конце первого тысячелетия мигрировали из северозападной и центральной Индии [14]. Первое упоминание о цыганах в Европе датируется 1100 г. [5]. В последующие века вплоть до настоящего времени цыгане расселились практически во всех странах мира, на всех континентах. В Бессарабии их было больше, чем где бы то ни было в России. Цыгане пережили процесс аккультурации, т.е. восприятия чужой культуры, и как следствие - создали своеобразный сплав культур. Цыгане, живущие в Молдове, хорошие ремесленники и ведут преимущественно оседлый образ жизни. Но как бы ни жили цыгане - кочуя или оседло, уклад их жизни остается практически неизменным. Жизнь цыганского табора строго регламентируется системой патриархальных родообщинных отношений. В этом смысле цивилизация почти не затронула цыган. Особая роль принадлежит барону. Он решает все важные вопросы, осуществляет контакт с властями, играет роль судьи, если в таборе возникают какиелибо недоразумения. С детства закладывается такое важное для цыган качество, как чувство групповой поруки. Цыгане часто не знают грамоты (даже по сведениям советского времени, среднее образование для них является редкостью [16]).

С перечисленными выше особенностями этих двух народов, прежде всего цыган, были связаны определенные требования к проводимому нами исследованию: оно не должно быть громоздким, должно проходить в виде беседы, интересной для отвечающих на вопросы, и вестись на молдавском языке (на котором свободно общаются цыгане, живущие в Молдове).

МЕТОДИКА

После проведения пилотажного исследования [13] мы составили и апробировали анкету открытого типа. Она включает несколько заданий, имеющих самостоятельное значение. Остановимся подробнее на каждом из них.

Первое задание состояло в просьбе подобрать три ассоциации к слову "справедливость ". При обработке результатов вычислялся процент упоминания каждого из слов относительно общего количества словассоциаций в данной национальной группе (у цыган и у молдаван).

Второе задание заключалось в просьбе вспомнить ситуацию, которую респондент мог бы назвать справедливой, описать ее, назвав свой возраст во время

88

описываемых событий. Полученные рассказы затем подвергались контент-анализу.

Для объяснения смысла и способа обработки результатов выполнения третьего задания необходимо подробнее остановиться на принципах его проведения. Идея заимствована из работ Р. Стернберга и Н.Л. Смирновой (см. [12]) по изучению имплицитных концепций интеллекта. Идеи, предложенные японскими психологами [17] и реализованные в работах Н.Л. Смирновой, оказались продуктивны также при изучении имплицитных концепций нравственности [3], [4].

Исследование такого рода состоит из двух этапов. На первом просят описать в виде свободных рассказов (сочинений) реального человека, знакомого респонденту и являющегося для последнего образцовым по определенному качеству: "умном " ([12], [17]) и "порядочном " [3], [4]. контент-анализ сочинений позволяет выделить черты (дескрипторы), с помощью которых в данной общности описывают образцового (в отношении "ума " или "порядочности ") человека. Затем с помощью частотного анализа и метода экспертных оценок отбирают определенное количество дескрипторов (от 20 до 80, конкретно это зависит от возможностей статпрограмм и некоторых других условий). На основе отобранных дескрипторов составляется анкета, построенная по принципу одномодальной шкалы, которую предъявляют с просьбой также вспомнить образцового по определенному качеству человека и отметить, есть ли в нем черты, указанные в анкете. Заполненные анкеты подвергают затем статистической обработке. Методологическим принципом такого рода работ является прототипический [17] и субъектный [1] подходы.

В ситуации нашего исследования мы были ограничены возможностью проведения первого этапа - сбора описаний справедливого, с точки зрения реципиентов, человека, которое мы могли осуществить только в России. В нем участвовало 25 человек (преимущественно русские и один молдаванин). Отбор дескрипторов в анкету для предъявления в Молдове делался с помощью экспертных оценок и проводился молдаванином. Полученная анкета, построенная по принципам одномодальной шкалы, содержала 20 утверждений (приводим их перевод): добрый, ответственный, строгий, смелый, искренний, мудрый, спокойный, интеллигентный, честно указывает на недостатки, уважающий других людей, не нарушает закон, способен доверять другим, верит в Бога, воспитанный, гордый, может простить, волевой, честный, культурный, умный.

Испытуемый должен был вспомнить конкретное, лично знакомое ему лицо, о котором он мог бы сказать: "Это действительно справедливый человек ", и отметить, есть ли в этом человеке каждое из перечисленных качеств (++ согласен, + не уверен, не согласен), назвать возраст и пол этого человека. Испытуемого просили также указать свой возраст и пол. Заполненные анкеты обрабатывались с помощью пакета статпрограмм Stadia.

Новым, по сравнению с исследованиями Р. Стернберга, Н.Л. Смирновой, Х. Азумы и К. Кошиваги, было еще одно задание - вспомнить конкретную ситуацию, которая показывала, что этот человек действительно справедливый. Включение данного задания основывается на идее С.Л. Рубинштейна о поступке как имплицитном суждении и позволяет точнее понять, что же имел в виду конкретный человек, отвечающий на вопросы. Затем проводился контент-анализ полученных рассказов.

Исследование проходило в ноябре 1999 г. в Молдове. В нем приняло участие 43 взрослых человека: 28 молдаван и 15 цыган из рода Черари.

Город Сороки (Молдова), где проводилось наше исследование, является местом наиболее компактного проживания

89

цыган: по оценкам самих цыган их здесь около 5 тысяч человек. Происхождение цыган из рода Черари (Ферари, что в переводе означает кузнецы) не совсем ясно. По одной из версий их на это место жительства определил великий государь Молдовы Стефан Великий (XV в.). По другой - они проживают в Сороках более 200 лет и происходят от одного знаменитого предка (Jon Preida), у которого было семь сыновей. Исследование проводилось на пятом поколении потомков рода Черари.

Изложение результатов нашего исследования следует предварить несколькими наблюдениями об особенностях жизненного уклада цыган. Они весьма предприимчивы. Женщины в основном ведут домашнее хозяйство, воспитывают детей. Поиском заработка заняты мужчины. Род Черари известен тем, что одним из первых открыл свои кооперативы по производству трикотажа, по обработке крупы и другие. Многие мужчиныцыгане зарабатывают за пределами Молдовы (челночники). Дома строят добротные - каменные, одно, двух или трехэтажные. Семьи довольно большие. Иногда живут дветри семьи в одном доме [6].

С цыганами из других городов и сел связь поддерживается на встречах по какимто особо знаменательным случаям: свадьбы, похороны баронов. В каждом городе есть свои старейшие и барон, которые и осуществляют цыганский суд. По оценке единственного в этой местности образованного цыгана (юриста с университетским образованием), "цыганский суд справедлив на 7075 %, а гражданский - на 3540 % ". Сама процедура цыганского суда состоит из выслушивания всех сторон, свидетелей и принятия старейшими решения. При недостатке свидетелей, улик и доказательств цыгане прибегают к клятве в церкви. Известны случаи, когда снаряжалось несколько машин с цыганами, которые доезжали до Почаевского монастыря (очень известный православный монастырь в Западной Украине), чтобы услышать клятву своего подозреваемого соплеменника. В этом случае, по слову цыган, решение, если клятва ложная, перекладывается на совесть конфликтующих сторон.

К нашему исследованию цыгане отнеслись с любопытством (отказывались отвечать лишь очень молодые женщины и женщины старше 50 лет, считающие себя старыми, ничего не знающими), подробно расспрашивали о цели исследования, в отличие от многих молдаван и русских не высказывались о бесполезности этого дела, которое ничего не может изменить в существующем (несправедливом!) положении вещей, очень подробно расспрашивали о семейном положении, происхождении и т.п. исследователя.

В отличие от молдаван и русских, у цыган не возникало затруднений в описании какихлибо ситуаций из жизни со справедливым исходом: скорее, они затруднялись выбрать одну из множества ситуаций, встречающихся почти ежедневно. В качестве справедливого человека описывали барона, братьев барона, либо заявляли, что по настоящему справедливым может быть только Бог.

Следует также сказать, что цыгане отличаются своеобразным отношением к религии. В церковной жизни они участвуют эпизодически, основное для них - крещение и отпевание, венчаются современные молодые редко.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ

Ассоциативный эксперимент показал, что ассоциации со словом "справедливость " у цыган и молдаван различны. Так, тема "клятва " встречается только у цыган. Это вполне соответствует всему, что было описано нами выше по поводу некоторых особенностей цыганских судов. Особенно ярко эта же особенность, связанная с ролью и местом клятвы в представлениях цыган о справедливости, видна из конкретных примеров. Приведем один из них, наиболее ярко очерчивающий онтологические причины доверия клятве - они, видимо, связаны с воспроизводимой из рода в род верой в имманентную справедливость - неизбежность наказания за плохое деяние.

Так, цыган (56 лет, образование 4 класса) рассказывает в качестве конкретного примера справедливой ситуации (пункт 2 нашей анкеты) о случае, когда он смог предотвратить ложную клятву своего племянника, для чего помчался в Почаево (очень известный православный монастырь в Западной Украине), невзирая на ненастную погоду, свое неумение

90-хорошо водить машину, попадание в кювет и прочие объективные препятствия.

Ассоциации справедливости с ответственностью, принципиальностью, строгостью и равенством встречались у молдаван, но их совсем не было у цыган. Эти понятия (особенно "равенство ") свойственны западному типу мышления, и их появление может быть связано не только с более высоким уровнем образованности молдаван, но и с высокой субъективной ценностью образования, что также хорошо иллюстрируют конкретные примеры справедливости.

Так, молдаванка (44 года) в качестве примера справедливой ситуации рассказывает о своей дочери, которая только благодаря своим знаниям ( "без денег и знакомств ") получила стипендию для учебы в США, а в качестве примера справедливого человека приводит своего сына, уступившего свою стипендию в училище другу (правда, это же - предмет обиды респондента на друга: "он поступил не очень хорошо, потому что он только сейчас нашел свое призвание ").

Было выявлено, что у молдаван чаще встречаются ассоциации со словами "честность " и "искренность ", а у цыган самая употребимая ассоциация справедливости с добротой (что, возможно, объясняется особенностями воспитания у цыган - детей ласкают, не дергают, не наказывают...).

РЕЗУЛЬТАТЫ СТАТИСТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Кластерный анализ заполненных анкет обнаружил, что ответы цыган о качествах (чертах) справедливого человека образуют кластер с минимальным расстоянием до ближайшего соседа. Исключения из этого особенно интересны и требуют отдельного пояснения.

Расстояние между ответами 0 (что означает идентичность этих ответов), встречается только у цыган, за одним исключением - это протокол женщинымолдаванки (36 лет), которая живет среди цыган и давно вместе с ними работает. Минимальное расстояние 1 (что означает близость ответов) встречается у 40 % от общего числа цыган и реже - у молдаван (у 16,7 % от общего числа молдаван).

Факторный анализ был проведен только с анкетами, заполненными молдаванами. После варимаксвращения выделено два значимых фактора (см. табл.).

Интересно отметить, что в данном случае факторный анализ позволил обнаружить некоторые национальные черты характера, свойственные молдаванам: мягкость, деликатность, искренность, уважение к уму и образованию. Это особенно видно по первому, когнитивнокультурному фактору (дисперсия 31,03%), дескрипторы "добрый ", "воспитанный ",

91

"культурный ", "умный ", "честный ", "способен доверять ". Второй фактор - волевого контроля (дисперсия 17,65 %) составили дескрипторы "честно указывает на недостатки ", "волевой ", "ответственный ", "мудрый ", "искренний ", "может простить ", "интеллигентный ", "верит в Бога ".

Нередкими являются утверждения, что понастоящему справедливым может быть только Бог: "Равновесие отсутствует. Может, нужна некоторая несправедливость, чтобы понять, что действует справедливость. В жизни справедливости нет - только в Библии " (молдаванин, 59 лет). Обнаруживается большая глубина, продуманность и диалектичность имплицитных концепций справедливости; очевидно, что это тема, над которой каждый человек размышляет на протяжении всего своего жизненного пути.

контент-анАЛИЗ ПРИМЕРОВ СПРАВЕДЛИВЫХ ПОСТУПКОВ

Сравнение примеров действия справедливости или поступков конкретного человека, доказывающих, что этого человека действительно можно считать справедливым, позволил обнаружить черты сходства и различия, характерные для цыган и молдаван. И в тех и в других рассказах проявился феномен веры в имманентную справедливость. Однако ситуации, которые подчинялись, с точки зрения респондентов, закону неизбежности кары за неправедное деяние, отличались у цыган и молдаван.

У молдаван речь шла:

о восстановлении попранной справедливости;

о соблюдении равных прав;

о помощи пострадавшим;

об исполнении Закона Божия.

Справедливый человек - это тот, кто может дать совет, научить правильно себя вести, научить осознавать свои несправедливые дела ( "покаяться "), спасает других, рискуя жизнью, "он вначале думает о других, а потом о себе " (женщина, 57 лет). Такой человек не действует "по букве " закона: "Вовремя перекрыл теплотрассу из-за выхода из строя коллектора, хотя это было запрещено " (мужчина, 35 лет). Много удивительных примеров взаимопомощи: "Когда в Молдавии был ураган и пострадали дома многих людей, он отдал материал кровельный, который предназначался для постройки своего дома " (женщина, 57 лет); "Он был директором школы. Учились дети из разных сел. Он всех оберегал, как своих детей, помогал, чем мог. Одних кормил бесплатно, других освобождал от платы за учебу... Относился поотцовски " (женщина, 58 лет).

Тема справедливости для многих молдаван высвечивает тему несправедливости: в памяти рассказчика всплывают ситуации из давно прошедших времен, связанные с обидой на несправедливость или с конкретным человеком, остановившим несправедливое действие. С большими сокращениями приведем один из таких рассказов (мужчина, 60 лет):

"Сначала о ситуации, противоположной справедливой: 1964 г. 12 окт. - день 40‑летия МССР. Представители вузов Кишинева, среди которых и я - молодой коммунист, возложили цветы у памятника государю Молдовы Стефану Великому. Два с лишним месяца разборов поступка, и в конце года - 27.XII. 64 г. партбюро факультета механизации приняло решение исключить из рядов КПСС за проявленную политическую близорукость ". Многие сокращения слов ныне уже стали непривычными, но для рассказчика ситуация потрясения и обиды, связанная с давней несправедливостью, застыла в памяти в тех же словах и выражениях, как принято было говорить в те годы. Даже уважение к национальному чувству, к истории народа не остановило "секретаря партбюро ", которая пыталась утвердить решение, означавшее для молодого человека "волчий билет " на всю оставшуюся жизнь. Ее аргумент на собрании: "А знаете ли вы, что он (т.е. я. - Слова рассказчика) говорил, что Стефан Великий наш, а Котовский и остальные - ваши. Правильно я говорю, Иосиф Ефимович? " И далее происходит, наверное, то главное, что

92

помогало восстанавливать справедливость в нашей стране "торжествующей несправедливости " - "Он (зав. кафедрой истории КПСС, зам. секретаря парторганизации) встал с первого ряда, повернулся к залу и, махнув рукой в знак отрицания, крикнул: Нет, нет, нет - не говорил он этого! ", проявив при этом наилучшие качества и восстановив справедливость ". Этот Иосиф Ефимович, о котором идет рассказ, рисковал своей судьбой, карьерой и многим (что, возможно, уже трудно понять молодым людям, выросшим после "второй капиталистической революции "): "1965 г., конец хрущевской оттепели. Он как заместитель секретаря парторганизации и заведующий кафедрой истории КПСС обязан был поддержать секретаря парторганизации. Однако поступил по совести, не боясь возможных последствий ".

Имплицитная картина, которая получается, если обобщить представления молдаван о справедливости, выглядит следующим образом: мир несправедлив; справедлив только Бог (для верующих), но человек также может многое сделать для торжества справедливости, главное - помогать друг другу, не боясь сделать какието отступления "по букве " закона, но не нарушая его дух - закон справедливости. За несправедливыми делами неизбежно наказание: "все равно рано или поздно все откроется " (женщина, 22 года); "справедливость вопиет " (мужчина, 23 года).

В отличие от молдаван, тема справедливости не вызвала у цыган тяжелой реакции. Эта тема им интересна, и они имеют веками наработанные способы разрешения несправедливых ситуаций на уровне табора, включая цыганский суд и клятву. Вера в силу клятвы, естественно, базируется на вере в имманентную справедливость. Ситуации, когда прибегают к клятве, как правило, связаны с семейными делами - отношениями между мужем и женой, женихом и невестой: "Оправдали девушку, обвиненную в неверности, цыганским судом - клятва в церкви и - оправдание " (мужчина, 33 года). Случай, напрямую связанный с верой в имманентную справедливость: "Девушка разбила чужую семью. Сестра вмешалась и сказала, чтобы она отступилась от чужого мужа. И когда разлучница оказалась тоже брошенной, сестра <...> сказала: это Бог тебе сделал " (женщина, 34 года).

Сравнение интонации рассказов цыган и молдаван позволяет сделать интересное наблюдение. У молдаван первоисточником личных обид, связанных с темой справедливости, являются отношения личности с государством. У цыган выработана своя последовательная система защиты от вторжения государства в их жизнь и свои критерии: "Цыганский совет решил в пользу слова, а не документов " (мужчина, 33 года); "Можно красть и обманывать в другом месте. У себя - нет " (женщина, 42 года).

Поскольку личные обиды, связанные с темой справедливости, характерны не только для молдаван, но и для других народов, населявших нашу страну в ее прежних границах, то сравнение с цыганами может свидетельствовать о том, что кроме обид, травм, связанных с индивидуальной историей каждой конкретной личности (с чем, как правило, имеют дело практические психологи), существует целый пласт душевных травм, полученных от нарушений справедливости со стороны государства. Причем нарушения затрагивали важнейшие ценности, составляющие смысл жизни человека: национальное чувство, чувство родной истории, учебу, профессиональное становление, защиту жизни людей.

Тема эта - психологические последствия нарушения законов со стороны самого государственного аппарата, давление на личность, отрицание ценности единичной человеческой судьбы и т.п. (примеров множество) исследовалась мало.

Мы полагаем, что проведенное нами сравнение представлений молдаван и цыган, живущих в Молдове, хотя и имело пилотажный характер, благодаря использованным в нем методам качественного анализа позволяет сделать следующие выводы:

93

И у молдаван, и у цыган, живущих в Молдове, существуют свои, во многом схожие, но во многом и различные имплицитные системы представлений о справедливости.

И цыганам, и молдаванам свойственна вера в имманентную справедливость, но для молдаван эта вера связана с соблюдением христианских заповедей (любви к ближнему, "не укради ", "чти отца и мать "...), а для цыган клятва имеет самостоятельную мистическую силу.

У молдаван, в отличие от цыган, тема справедливости связана с травмирующими переживаниями, одна из причин которых - практика вторжения государства в жизнь личности и примеры нарушения справедливости со стороны государственных структур.

Налаженная система цыганских судов позволяет цыганам вырабатывать осознанную и аргументированную концепцию критериев справедливости.

Закон милосердия в представлениях молдаван занимает место над законом карающего возмездия.

1. Абульханова К.А., Воловикова М.И., Елисеев В.А. Проблемы исследования индивидуального сознания // Психол. журн. 1991. Т. 12. № 4. С. 2740.

2. Бербешкина З.А. Справедливость как социальнофилософская категория. М.: Мысль, 1983.

3. Воловикова М.И., Гренкова Л.Л. Современные представления о порядочном человеке // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики / Под ред. К.А. Абульхановой, А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М., 1997. С. 93111.

4. Воловикова М.И. Нравственное становление человека: субъектный подход // Проблема субъекта в психологической науке / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой, В.Н. Дружинина. М.: Издво ИП РАН, 2000. С. 235259.

5. Дрон И. Цыгане: краткие историкоэтнографические сведения по Молдове // Гражданский мир. 1993. 7 мая.

6. Друц Е., Гесслер А. Цыгане. М., 1990.

7. Зеленчук В.С. Население Бесcарабии и Приднестровья в XIX в. Кишинев, 1979.

8. Кизика В. Цыгане Молдовы // Moldova Suverena. 1993. 15 октября.

9. Николаева О.П. Моральноправовые суждения и проблема развития морального сознания в разных культурах: Канд. дис. М., 1993.

10. Российский этнограф // Этнологический альманах РАН. 1993. № 17. С. 29.

11. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М., 1998.

12. Смирнова Н.Л. Социальные репрезентации интеллектуальности (на примере российской выборки) // Психол. журн. 1994. Т. 15. № 6. С. 6168.

13. Соснина Л.М., Воловикова М.И. Личностные представления о справедливости (результаты пилотажного исследования) // Индивидуальный и групповой субъекты в изменяющемся обществе (к 110-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна) / Под ред. А.В. Брушлинского, М.И. Воловиковой. М., 1999. С. 154155.

14. Трофэилэ В. Цыганская судьба. Этнические меньшинства // Moldova Suverena. 1994. 14 января.

15. Флоренская Т.А. Диалог в практической психологии. М., 1991.

16. Черари Г. Мы - вечно возрождающийся народ // Факел. 1990. 23 марта.

17. Azuma H., Kashiwagi K. Descriptors for an intelligent person: A Japanese study // Japan. Psychol. Res. 1987. V. 29. P. 1726.

18. Justice and social interaction. Experimental and theoretical contributions from psychological research / Mikula G. (ed.) Bern; Stuttgart; Vienna, 1980.

19. Kohlberg L. Moral stages and moralisation // Moral development and behaviour. N.Y.: Holt, Rinehart & Winston, 1976. P. 3153.

20. Lickona T. Research on Piaget's theory of moral development // Moral development and behaviour. N.Y., 1976. P. 219240.

21. Piajet J. Moral judgement of the child. L., 1977.

22. Rawls J. A theory of justice. Cambridge, MASS, 1972.

Поступила в редакцию 22.XI 2000 г.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1