Культурология Гирца

Культурология Гирца

Символическая концепция культуры фокусирует свое внимание на всем, что связано с символами. Культурные феномены, согласно этой концепции, являются символическими феноменами, а потому изучение культуры, по существу, сводится к интерпретации символов и символических действий.

Что такое символ? Символ - это одно их многих понятий, с которым мы все хорошо знакомы, но, однако, не существует определенного согласия относительно его значения и природы. Об этом много споров среди философов разных школ[1] и существует множество работ социологов и антропологов, в которых символизм трактуется как важный фактор в социокультурных феноменах, но все это трактовки имеют большее или меньшее отличие друг от друга.[2] Многие антропологи полагают, что символизм нельзя изучать не беря в расчет феноменологического поля. "С точки зрения self символы происходят из окружающего феноменологического мира, и любой феноменальный стимул потенциально может стать символом. Символическое окружение образуется посредством использования языка. После того, как образуется символическое окружение, нет необходимости, чтобы символ всегда включал язык для того, чтобы оказывать свое действие. Тотальность феноменологического мира вокруг self может делать его узлом разнообразных символов, позволяя ему реагировать и отвечать различным образом. Однако все символы должны стимулировать self тем или иным образом, и по этой причине символ должен иметь свое воздействие через, и только через, феноменальный мир вокруг self. Следует выделить "ситуационные символы ", которые можно определить следующим образом: ситуационный символ это феноменалогический сигнал, с помощью которого self организует свое феноменологическое поле. "[3]

Наиболее авторитетным антропологомсимволистом является Клиффорд Гирц, а в наиболее полном виде символическая концепция культуры была изложена в работе Гирца "Интерпретация культуры ".

Культура в понимании Гирца - это "стратифицированная иерархия значимых структур; она состоит из действий, символов и знаков. Анализ культуры, то есть, этнографическое описание, сделанное антропологами, - это интерпретация интерпретации, вторичная интерпретация мира, который уже постоянно описывается и интерпретируется людьми, которые его создают. "[4] Существование культуры - это процесс ее интерпретации, быть носителем культуры - означает ее интерпретировать.

Гирц понимал культуру как символическую сеть, и был близок к семиотическому подходу. "Понятие культуры, писал он, по существу является семиотическим. Признавая, вместе с Максом Вебером, что человек является существом, обвешанным паутиной значений, которую он сам сплел, я рассматриваю культуру как эту паутину, и анализ ее, поэтому, должен осуществляться не экспериментальной наукой, исследующей общие закономерности, а методом интерпретации исследуемых значений. "[5] Этнографическая практика, по мнению Гирца, укоренена в живых контекстах человеческих обществ, а не "в бескровных универсалиях ".[6] "Он ищет оценок всех аспектов культуры от родства, религии и политики до экономики, обращаясь к социальному действию ума одновременно в форме сознательного и бессознательного. Этот последний феномен, бессознательное, ставит его в отношении к психоанализу и структурализму, но опять он отмечает свое отличие, которое заключается в методе. "[7] Гирц рекомендует изучать культурные феномены посредством эмпирическим полевым исследованием, а этнографию (Гирц обычно использует термин этнография, а не антропология) не как серию технических приемов, а как отношение, установку. Он стремится к пониманию значения символа людей, которые их используют (то есть, использует "emic "подход в противоположность к "etic "анализу). По Гирцу, "культура является не источником причинности, а контекстом понимания. Гирц называет свой метод "плотным описанием ", которое выходит за пределы описания "происходящего " и стремится к объяснению структур значения, внутри которых "случающееся " является значимым. "[8]

Поскольку Гирц понимает культуру как "паутину значений ", систему смыслов, которую человек создал и которая позволяет ему ориентироваться в окружающем мире, Гирц не согласен с мнением тех ученых, которые видят в культуре замкнутую на себе, оторванную от человека "сверхорганическую " реальность. Не удовлетворяет его и бихевиористский взгляд на культуру как совокупность моделей поведения, непосредственно наблюдаемых в том или ином сообществе. Главный же источник теоретической путаницы в антропологии Гирц видит в весьма распространенном понимании культуры, которое можно сформулировать словами У.Гуднафа: "культура сосредоточена в умах и сердцах людей ". Этот взгляд К.Гирц считает соединением предельного субъективизма и предельного формализма. Исходя из семиотического понимания культуры, Гирц утверждает, что цель этнографа состоит не в простой фиксации наблюдаемых фактов ( "тонком " описании) или в попытках проникнуть в познавательные процессы носителей изучаемой культуры (которые он как минимум до днвяностых годов считал бесплодными), а заключается во вхождении в систему ее смыслов и интерпретации их. Этнограф должен понять систему смыслов культуры с точки зрения ее носителей ( "emic "подход), зафиксировать свой опыт, выработать словарь для передачи понятого. "Плотное " описание, сделанное этнографом, может стать опорой для построения антропологических теорий, Особенность антропологического знания, по Гирцу, состоит в том, что теоретические выкладки тесно связаны с интерпретациями культурных явлений; при отрыве от них теория становится слишком абстрактной и пустой. В области антропологического знания разница между описанием и объяснением проявляется как разница между "плотным " описанием и "диагнозом ", между установлением того, какое значение имеет действие для того, кто его совершает, и определением того, что полученное таким образом знание может рассказать о жизни данного общества и социальной жизни в целом. Интерпретативная наука делает понятным то, что кроется под "непонятными " в силу своей необычности для человека, не принадлежащего данной культуре, явлениями. Если же установлено понимание между представителями разных культур, становится возможным общение между ними. Итак, цель этнографии интерпретация, "плотное " описание культуры как системы смыслов, цель антропологии расширение человеческого дискурса.

Символическая концепция культуры имеет своей отправной точкой, так называемый, конструктивный подход к исследованию культурных феноменов, состоящий в изучении общественных связей и отношений между социальными институциями. Но слабость символистское понимание культуры, проявившаяся, в частности, и в работах классика символической антропологии Гирца, состоит в особом вниманием к тем символам, которые вырабатывались в ходе взаимодействия индивидов, социальных структур и институций, в то время как сами социальные структуры и институции относительно мало интересовали исследователей. Культурные феномены, согласно символистскому пониманию культуры, являются "символическими формами в структурированном контексте ", а "культурный анализ " (так антропологисимволисты называют свой исследовательский метод, связанный с интерпретацией культурных элементов) представляет собой изучение значимых конструкций и социальных контекстуализаций символических форм.[9]

Клиффорт Гирц, ведущий защитник культурного интерпретивизма, находился под влиянием социолога Талькотта Парсонса. Парсонс рассматривал культуру как систему символов и значений и как мощное влияние на индивида. Основываясь на Дюркгейме и Фрейде, он понимал это влияние с точки зрения морали. Дюркгейм рассматривал символические порядки как коллективные представления, которые усиливают социальную солидарность и нравственый порядок, подавляя в то же время эгоистические наклонности индивидов. Парсонс дополнил эту идею о роли коллективных представлений в формировании морального поведения индивида Фрейдовским понятием суперэго. Для Парсонса понятие суперэго помогает объяснить на психологическом уровне то, как коллективный нравственный порядок реально формирует нравственность поведения индивида. Основываясь на Парсоновском представлении о культуре как системе символов, Гирц[10] считал, что культура представлена в общественных символах и значениях. Self, эмоции и субъективный опыт формируются различными способами отдельными культурами.[11]

Ценные теоретические выкладки содержатся именно в частных исследованиях, считал Гирц, следовательно, создание "общей теории интерпретации культуры " не имеет особого смысла, так как теория призвана не кодифицировать абстрактные закономерности, а сделать "плотное " описание возможным. Если выработанные в антропологии теоретические идеи перестают быть полезными для решения интерпретативных проблем, их перестают использовать. Так, по мнению Гирца, должна функционировать теория в науках интерпретативного характера. Антропология Гирца характеризуется скорее методом разъяснения, чем теорией.

"Общие утверждения и термины являются поэтому очень смутными. Интерпретативный анализ опирается не социальные и культурные абстракций, а на поток социального дискурса в конкретных контекстах. Важной особенностью символического подхода является очень близкая связь между разработкой антропологического понимания и практической этнографии. Процесс анализа непосредственно идентифицируется с установлением социальной и культурной компетенции в инокультурной обстановке. "[12]

Итак, согласно символической концепции, культура есть система значений, воплощенных в символической форме, включающих действия, словесное выражение и вообще любые значимые объекты - то, посредством чего индивиды вступают друг с другом в коммуникацию и сообщают друг другу свой опыт, формируют общее видение мира и верования. Культурный анализ следует понимать как интерпретативное объяснение значений, воплощенных в символических формах. Анализ культурных феноменов, проведенный с точки зрения символической концепции культуры, в корне отличается от того анализа, который предполагает дескриптивный подход, с характерной для него опорой на анализ, приближенный к естественнонаучному, и классификацию, отражающую эволюционные изменения и характер взаимозависимостей различных элементов культуры. Изучение культуры, как представляет ее себе Гирц скорее подобно интерпретации текста, чем классификации животных и растений. Этнолог, согласно Гирцу, прежде всего стремиться уловить смыслы и значения той или иной культуры, используя при этом в большей мере не свой интеллект, а свою способность к ощущениям. Он погружается в чужую культуру, абстрагируясь от своей собственной. Какиелибо классификации и сравнения при этом невозможны.

Клиффорда Гирца часто называют главой современного антопсихологического направления в антропологии: "Взгляд на культуру как на "механизм контроля " начинается с представления о том, что человеческое мышление по своей сути и социально, и коллективно: его естественная среда обитания - двор дома, рынок или городстая площадь. Мышление состоит не из "событий в голове " (хотя события и в ней, и в других местах необходимы для его возникновения), а из движениия в том, что Дж. Г. Мид и другие называли значащими символами - по большей части это слова, но также жесты, рисунки, музыкальные звуки, механические устройства вроде часов. "[13]

Это верно по отношению к семидесятым годам, что изучение культуры должно быть непроницаемой стеной отделено от изучения психологии, которая вовсе не является предметом антропологического исследования. Но это ошибочно по отношению к восьмидесятым и девяностым годам. В начале восьмидесятых Гирц подчеркивал только лишь второстепенность психологизма. "Есть одна вещь, которую антропология не говорит о культуре. Это то, что она концептуальная структура. Что это означает? Обращаясь к психологизированным вещам, вы не можете спрашивать, каково их место в концептуальной структуре или структуре идей. Какие психологические эффекты имели различные люди в различных контекстах? Такая теория прежде всего идентифицировала бы психологические феномены. Но психологические феномены не стоят на первом месте. На первом мести концептуальная структура, и она представляет собой депсихологизацию концептов смыслов, значений. "[14]

Участие Гирца в психологических семинарах стало уже привычным. Как утверждает Майкл Коул, "Работа Гирца существенна для согласования идей русских культурноистсторических психологов и современных культурных антропологов. Гирц явно предпочитает строго идеалистическому представлению о культуре взгляд, который легко сочетать с представлениями об опосредованных артефактах. "

Этнопсихология не отрицает продуктивности символического подхода в культурологии, однако сама к нему практически не прибегает, во всяком случае непосредственно. Скорее можно сказать, что символическая антропология проникает в этнопсихологию через когнитивную и психологическую антропологию в уже переработанном виде. Поэтому, мы ограничились лишь кратким очерком учения о культуре Гирца и не будем развивать эту тему более подробно.

- Культурология -

[1] Cassirer, E. Philosophie der Symbolischen Formen. Berlin: B. Cassirer, 19231929; Ducasse, C. J. Nature, Mind, and Death. LaSalle, III.: Open Court, 1951; Langer, S. K. Philosophy in a New Key. Cambridge, Mass.: Harvard University Press, 1942; Mead, G. H. Mind, Self, and Society. Chicago: University of Chicago Press, 1934; Morris, Charles. Signs, Language, and Behavior. New york: George Braziller, 1946; Schutz, 1962; Urban, W. M. Language and Reality: The Philosophy of Language and the Principles of Symbolism. London: G. Allen and Unwin, 1939; Whitehead, A. N. Symbolism, Its Meaning and Effect. New York: Macmillan, 1927; Process and Reality, An Essay in Cosmology. New York: Macmillan, 1929.

[2] Chapple, E. D., and Coon, C. S. Principles of Anthropology. New York: Henry Holt, 1942; Duncan, H. D. Communication and Social Order. Totowa, N. J.: Bedminster, 1962; Malinovski, B. Argonauts of the Western Pacific. New York: E. P. Dutton, 1922; The Role of Myth in Life. Psyche, Vol. 6, 1926; Magic, Science, and Religion. Science, Religion, and Reality. In: J. Needham (ed.). New York: Macmillan, 1926; coral Gardens and Their Magic. London: G. Allen and Unwin, 1935; Segerstedt, T. T. Verlighet och Värde. Lund: Gleerup, 1938; Symbolmiljö, Mening och Attityd, (UUA, No. 4), 1956; The Nature of Social Reality. Stockholm: Svenska Bokförlaget, 1966; Warner, W. L. The Society, the Individual and His Mental Disorders. American Journal of Psychiatry, Vol. 94, 1937; A Black Civilization. New York: Harper, 1937; The Living and the Dead: A Study of the Symbolic Life of Americans. New Haven: Yale University Press, 1959; Zetterberg, H. L. Sociology in a New Key. Totowa, N. J.: Bedminster Press, 1967.

[3] Kitahara, Michio. Twelve Propositions on the Self. A study of Cognitive Consistency in the Sociological Perspective. Sociologiska Institutionen, Uppsala, 1971. рр. 5253.

[4] Geertz Cl. Interpretation of Culture. New York: Basic Books, 1973, p. 5.

[5] Geertz, C. The Interpretation of Cultures. London: Hutchinson, 1975, p. 5.

[6] Geertz, C. The Interpretation of Cultures. London: Hutchinson, 1975, p. 43.

[7] Chris, Jenks. Culture. L., N.Y.; Routledge, 1993, р. 30.

[8] Chris, Jenks. Culture. L., N.Y.; Routledge, 1993, ð. 31.

[9] John Thоmpson. Ideology and Modern Culture. Critics Social Theory in the Era of Mass Communication. Oxford: Polity Press, 1990, р. 131.

[10] Clifford Geertz. "From the nativeТs point of view " On the Nature of anthropological Understanding. In: Richard A. Shweder, LeVine, Robert (eds.) Culture Theory. Essays on Mind, self. and Emotion. Cambridge, london, New York, New Rochelle, Melbourne, Sydney: Cambridge University Press, 1984.

[11] Ingham, John M. Psychological anthropology reconsidered. pp. 4 5.

[12] Thomas, Nicholas. Out of Time. History and Evolution in Anthropological Discourse. Ann Arbor: The University of Michigan Press, 1996, р. 25.

[13] Geertz, C. The Interpretation of Cultures. New York: Rasic Book, 1973, p. 45.

[14] Preview a Colloque of Cultural Theorists. In. Richard A. Shweder, LeVine, Robert (eds.) Culture Theory. Essays on Mind, self. and Emotion. Cambridge, london, New York, New Rochelle, Melbourne, Sydney: Cambridge University Press, 1984, p. 8.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1