Сколько стоит человеческий капитал

Владелец венчурного капитала посмотрел на меня, и сказал то, что хочет услышать каждый бизнесмен, нацеленный на заключение сделки: «Я могу предложить вам то, что позволит вам увеличить конкурентоспособность вашего предприятия».

 На тот момент мы искали инвесторов для одного интернет-проекта. Более того, нам нужны были талантливые сотрудники, способные помочь нам претворить в жизнь наши планы. И мы хотели знать, в чем заключалось предлагаемое нам «конкурентное превосходство».

«У меня есть потогонка в Шанхае, где трудятся более 300 человек», - объяснил капиталист, даже не пытаясь выбирать выражения. И гордо добавил: «За разработку программного обеспечения я плачу им сотую часть того, что мне пришлось бы затратить здесь, в США».

«В нашей культуре общество, нацеленное на получение прибыли, является идеалом развития человеческого потенциала. Обогащение считается добродетелью».

Капиталистический подход – лучший способ обеспечить финансовое благополучие общество. Но для чего нужно это богатство? Для кого мы копим эти деньги?

Работа – это наш вклад в общее дело, способ самореализации и увеличения благосостояния общества.

Именно поэтому нижеописанный принцип должен стать отправной точкой для тех, кто ищет способы продвинуть свою компанию и измерить успех предприятия.

Руководители и менеджеры компаний должны рассматривать сотрудников как ценных членов команды, а не простую наемную рабочую силу.

Оплачивается ли труд по заслугам? Насколько справедлива система продвижения по служебной лестнице? Поощряется ли участие сотрудников в общественном управлении? Заботится ли руководство о сотрудниках после их выхода на пенсию? Насколько велика разница в заработной плате менеджеров и их подчиненных?

В условиях капитализма компании расцениваются как частная собственность инвесторов. Сотрудники считаются активами предприятия, наравне с движимым имуществом, сырьем и технологиями. Такой образ мышления приравнивает отдельно взятое предприятие к предмету торговли, который можно продать или купить на фондовом рынке. Уволенные сотрудники становятся жертвами процесса извлечения прибыли.

Разумеется, любое предприятие не является статичным. Оно развивается, конкурирует со своими собратьями, достигает успеха, иногда прогорает. В периоды спада сокращаются производственные расходы, а если приостановка производства кажется неизбежной, тактичное руководство всегда поддержит сотрудников и поможет им найти новую работу. Именно так поступили в концерне Malden Mills в середине 1990-х.

Три фабрики, принадлежащие Malden Mills и расположенные в Лоренсе (штат Массачусетс), сгорели дотла в сентябре 1995г. В год, предшествовавший пожарам, оборот предприятия, где производились в основном синтетические шерстяные ткани, составил 400 миллионов долларов. Генеральный директор концерна Аарон Ферштейн, чей дед являлся основателем Malden Mills, определил заботу о сотрудниках приоритетной задачей в условиях кризиса. Вместо того чтобы потратить страховые суммы на свое усмотрение, он продолжал платить рабочим в течение 90 дней, а затем выплатил им пособие на медицинское обслуживание. Это стоило ему 10 миллионов долларов.

За три месяца фабрики Malden Mills были отстроены заново, и рабочие вернулись на свои места. Доверие, оказанное владельцем предприятия, дало ощутимые результаты: объемы производимой продукции увеличились вдвое, а качество тканей существенно повысилось. Лишившись всего в 1995г., концерн Malden Mills сумел восстановиться, и в настоящее время является очень прибыльным предприятием. 

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1