Теория деятельности Алексея Леонтьева

Теория деятельности Алексея Леонтьева

Понятие деятельности, по А. Н. Леонтьеву, трактуется следующим образом. В его основе лежит понятие действия, то есть процесса, предмет и мотив которого не совпадают между собой. Оба они мотив и предмет должны быть отображены в психике субъекта: иначе действие лишается для него своего смысла. Далее вводится понятие операции. Психологическое слияние в единое действие отдельных частных действий представляет собой превращение последних в операции. При этом то содержание, которое прежде занимало место сознаваемых целей этих частных действий, занимает в строении сложного действия структурное место условий его выполнения. Другой вид операций рождается из простого приспособления действия к условиям его выполнения. Наконец, вводится понятие деятельности как действия, получившего самостоятельный мотив. В этом, и только в этом случае мы имеем дело с сознаваемым мотивом. Осознание мотива не изначально, а требует некоторого специального акта акта отражения отношения мотива данной конкретной деятельности к мотиву деятельности более широкой. Важнейшая особенность концепции Леонтьева состоит в том, что в ней структура деятельности и структура сознания суть понятия взаимопереходящие, они связаны друг с другом в рамках одной целостной системы. То, что обычно анализ структуры деятельности предшествует анализу структуры сознания, связано с генетическим подходом. Но генетически сознание и не может пониматься иначе, чем как продукт деятельности. Функционально же их связи взаимны деятельность и "управляема сознанием ", и в то же время в известном смысле сама им управляет. Необходимо поэтому особо остановиться на проблеме связи структуры деятельности со структурой сознания.

Уже в своих первых работах А. Н. Леонтьев подчеркивает, что появление у деятельности дифференцированной внутренней структуры есть следствие возникновения коллективной трудовой деятельности. Оно возможно тогда, и только тогда, когда человек субъективно отражает реальную или возможную связь своих действий с достижением общего конечного результата. Это и дает возможность человеку выполнять отдельные действия, казалось бы, не эффективные, если брать их в изоляции, вне коллективной деятельности. "Таким образом, вместе с рождением действий, пишет А. Н. Леонтьев, этой главной "единицы " деятельности человека, возникает и основная, общественная по своей природе "единица " человеческой психики разумный смысл для человека того, на что направлена его активность ". Вместе с тем появляется и возможность обозначения, презентации самого предметного мира, реализуемая при помощи языка, в результате чего возникает сознание в собственном смысле, как отражение действительности посредством языковых значений. Генезис, развитие и функционирование сознания производны от того или иного уровня развития форм и функций деятельности: "Вместе с изменением строения деятельности человека меняется я внутреннее строение его сознания ". Каким образом? Психическое отражение всегда "пристрастно ". Но в нем есть то, что соотнесено с объективными связями, отношениями, взаимодействиями, что входит в общественное сознание и закреплено в языке, и то, что зависит от отношения именно данного субъекта к отраженному предмету. Отсюда различение значения и личностного смысла, столь часто анализировавшееся разными авторами. Развитие производства требует систему соподчиненных действий. В плане сознания это означает переход от сознательной цели к осознаваемому условию действия, появлению уровней осознания. Но разделение труда и производственная специализация приводят к "сдвигу мотива на цель " и превращению действия в деятельность. Создаются новые мотивы и потребности, и происходит дальнейшая качественная дифференциация осознания. Другим шагом является переход к собственно внутренним психическим процессам, возникновение теоретической фазы практической деятельности. Появляются внутренние действия, а впоследствии формирующиеся по общему закону сдвига мотивов внутренняя деятельность и внутренние операции. Но идеальная по своей форме деятельность принципиально не отделена от внешней, практической. Обе они "равно суть осмысленные и смыслообразующие процессы. В их общности и выражается целостность жизни человека ". Действие внутренне связано с личностным смыслом. Что же касается сознательных операций, то они соотнесены со значениями, кристаллизующими для сознания индивида усваиваемый им общественный опыт.

Так же как и деятельность, сознание не есть простая сумма элементов, оно имеет свое собственное строение, свою внутреннюю целостность, свою логику. И если жизнь человека есть система сменяющих друг друга и сосуществующих или конфликтующих деятельностей, то сознание есть то, что их объединяет, что обеспечивает их воспроизведение, варьирование, развитие, их иерархию.

В книге "Деятельность. Сознание. Личность " эти идеи получили новое развитие. Прежде всего подчеркивается неделимый, молярный характер деятельности, поскольку это "система, имеющая свое строение, свои внутренние переходы и превращения, свое развитие ", "включенная в систему отношений общества ". В обществе человек попадает не просто под внешние условия, к которым он подстраивает свою деятельность, сами общественные условия несут в себе мотивы и цели его деятельности, таким образом общество создает деятельность образующих его индивидов. Первично деятельностью управляет сам предмет (предметный мир), а вторично его образ, как субъективный продукт деятельности, который несет в себе предметное содержание. Сознательный образ понимается при этом как идеальная мера, овеществляемая в деятельности; оно, человеческое сознание, существенно участвует в движении деятельности. Наряду с "сознаниемобразом " вводится понятие "сознаниядеятельности ", а в целом сознание определяется как внутреннее движение его образующих, включенное в общее движение деятельности. Акцентируется внимание на том, что действия не особые "отдельности " в составе деятельности; человеческая деятельность не существует иначе, как в форме действия или цепи действий. Один и тот же процесс выступает как деятельность в своем отношении к мотиву, как действие или цепь действий в своем подчинении цели. Таким образом, действие не компонент и не единица деятельности: это именно ее "образующая ", ее момент. Далее анализируется соотношение мотивов и целей.

Вводится понятие "мотивацели ", т. е. осознанного мотива, выступающего в роли "общей цели " (цели деятельности, а не действия), и "зоны целей ", выделение которой только и зависит от мотива; выбор же конкретной цели, процесс целеобразования связывается с "апробированием целей действием ".

Вместе с тем вводится понятие о двух аспектах действия. "Помимо своего интенционального аспекта (что должно быть достигнуто) действие имеет и свой операционный аспект (как, каким способом это может быть достигнуто ".

Отсюда несколько иное определение операции это качество действия, образующая действия. Ставится вопрос о расчленении деятельности на более дробные, чем операция, единицы. Наконец, вводится понятие личности как внутреннем моменте деятельности. Именно и только в результате иерархизации отдельных деятельностей индивида, осуществляющих его общественные по своей природе отношения к миру, он обретает особое качество становится личностью. Новый шаг анализа состоит в том, что если при рассмотрении деятельности в качестве центрального выступало понятие действия, то в анализе личности главным становится понятие иерархических связей деятельностей, иерархии их мотивов. Связи эти, однако, никоим образом не задаются личностью как неким внедеятельностным или наддеятельностным образованием; развитие, расширение круга деятельностей само приводит к связыванию их в "узлы ", а отсюда и к образованию нового уровня сознания сознания личности. Но к числу не до конца разработанных проблем, относится, в частности, проблема мотива само это понятие осталось у Леонтьева внутренне несогласованным, хотя оно не было противоречивым.

Уже после выхода в свет "Деятельность. Сознание. Личность " А. Н. Леонтьевым были написаны две новые работы о деятельности. Первая это доклад на Всесоюзном психологическом съезде от 27 июня 1977 г., опубликованный посмертно. Здесь акценты расставлены наиболее четко и, кстати, столь же четко намечены направления дальнейшего развития. Речь идет о проблеме дятельности и установки, о проблеме надситуативной активности, проблеме целеполагания, проблеме навыков. Основная идея всей публикации состоит в том, что "деятельность как единица реального человеческого бытия хотя и реализуется мозгом, но представляет собой процесс, необходимо включающий в себя экстрацеребральные звенья, которые являются решающими Вторая работа является одной из самых последних (начало 1978 г.), и она не была закончена. Это статья "О дальнейшем психологическом анализе деятельности " (рукопись). Здесь Леонтьев возвращается к проблеме деятельности и общения, резко противопоставляя свою позицию попыткам "раздвоить " жизнь человека на параллельно протекающие процессы деятельности и процессы общения: "...Не только отношения индивидов к предметному миру не существуют вне общения, но и само их общение порождается развитием этих отношений ". Еще два направления работ Леонтьева в последние годы жизни особенно тесно связаны с проблемами личности. Обращение Алексея Николаевича к проблемам психологии искусства не случайно: трудно найти такую область человеческой деятельности, в которой человек как целостная личность реализовал бы себя более полно и всесторонне. Поэтому интерес А. Н. Леонтьева к искусству не угасал до самого последнего времени. К сожалению, он почти не оставил публикаций по психологии искусства, хотя часто и охотно выступал на эти темы.

Определяя предмет психологической науки как порождение и функционирование в деятельности психического отражения реальности, А. Н. Леонтьев не мог не обратиться к детальной разработке того и другого и психологических механизмов чувственного отражения, и сущности и структуры деятельности. Уже в статьях 50-х годов, А. Н. Леонтьев, опираясь, в частности, на проведенные под его руководством исследования формирования звуковысотного слуха, а затем деятельности зрительной системы, сформулировал известную гипотезу "уподобления ". Позже его интересы переместились на исследование предметности человеческого восприятия как в экспериментальном (опыты с псевдоскопическим зрением и др.), так и в теоретическом плане. Основные положения А. Н. Леонтьева в последний период его деятельности, касающиеся чувственного отражения, следующие. Вопервых, "порождаемое деятельностью психическое отражение является необходимым моментом самой деятельности, моментом направляющим, ориентирующим и регулирующим ее. Этот как бы двусторонний процесс взаимопереходов, составляет, однако, единое движение, от которого психическое отражение неотделимо, ибо оно не существует иначе, как в этом движении ". Вовторых, такое отражение возможно лишь как часть некоторого целого "образа мира ".

Это нечто большее, чем "непосредственная чувственная картинка ": образ мира "выступает в значении ", и вся совокупность человеческой практики "в своих идеализированных формах входит в картину мира ". Здесь в высшей степени важны два момента: а) предзаданность этого означенного, осмысленного предметного мира каждому конкретному акту восприятия, необходимость "вписывания " этого акта в уже готовую картину мира; б) эта картина мира выступает как единство индивидуального и социального опыта. Со всеми этими идеями связано положение об амодальности предметного восприятия. Как известно, при жизни А. Н. Леонтьев не написал обобщающей работы по восприятию, хотя публикации его в этом направлении были довольно многочисленны. Им была задумана в начале 70-х годов книга под названием "Психология образа ", позже Алексей Николаевич нашел другое название "Образ мира ", но она так и осталась не написанной.[1]

Теория деятельности Леонтьева, также как и работы Выготского, привлекают к себе значительное внимание представителей культурной психологии и социокультурного подхода. Возможно, они сыграют свою роль и в этнопсихологии.

- Теории действия и теории деятельности -

[1] По материалам Константина Ефимова, сайт факультута психологии МГУ.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1