Подходы к изучению ощущения и восприятия

При изучении ощущения и восприятия возможны разнообразные подходы. В этом разделе мы остановимся на тех из них, которые были важны в прошлом и не утратили своего значения и в наши дни. Они описаны кратко, а то, что они представлены последовательно, не обязательно свидетельствует о том, что они взаимно исключают друг друга. Более того, некоторые из них упомянуты прежде всего потому, что исторически именно они создали основу ряд? современных направлений. Некоторые подходы мы более подробно рассмотрим.

 

Структурализм

Когда в 1879 г. Вильгельм Вундт закладывал основы психологии как экспериментальной науки, он воспользовался методологией, характерной для основных щук XIX в. и известной под названием структурализм. Как и естественные науки, основное внимание которых было сосредоточено на изучении структуры базовых элементов материи — атомов, молекул, клеток, психология, особенно благодаря усилиям одного из наиболее выдающихся учеников Вундта, Эдуарда Бредфорда Титченера (1867-1927), обозначила стоящую перед ней проблему как изучение структуры восприятия. Иными словами, экспериментальная психология поставила перед собой цель изучить простейшие, базовые элементы сознательного опыта, а именно простейшие ощущения.

По Титченеру, задача психологии — разложить восприятие на составляющие его элементы — на простейшие ощущения.

Понятно, что ранний структуралистский подход к восприятию представляет преимущественно исторический интерес, и сегодня никто не принимает всерьез его строгие представления об элементарных ощущениях. Однако структурализм дал мощный толчок к тому, чтобы задуматься над ролью базовых, фундаментальных сенсорных модулей, и до некоторой степени он соответствует ряду современных представлений, базирующихся на элементной природе ощущения и восприятия.

 

Гештальт-психология

Второе направление, которое мы рассмотрим, возникло отчасти как реакция на структурализм. Сторонники этого направления, известного под названием гештальт-психология и возникшего в Германии примерно в 1910 г., подвергали критике представления структуралистов о восприятии как о комбинации отдельных ощущений, которые можно разложить на простейшие, индивидуальные элементы. В соответствии с воззрениями гештальт-психологов структурный анализ игнорирует существенный фактор восприятия — взаимосвязь между раздражителями. Гештальт-подход обращает основное внимание на то, что мы воспринимаем окружающий мир, учитывая его структурные элементы и их соотношения, и что мы стремимся воспринимать целостные, связные и имеющие смысл формы.

Не вызывает сомнения, что наши знания об окружающем мире являются результатом именно такого восприятия, о каком говорят сторонники гештальт-психологии. Вспомните какую-нибудь мелодию. Ее особенность в связи между нотами. Именно связь между нотами характеризует данную мелодию и делает ее узнаваемой. До тех пор пока эта связь остается постоянной, мелодия, даже транспонированная в другую тональность, будет узнаваема.

Хотя немногие современные психологи назовут себя приверженцами гештальт-психологии, это вовсе не значит, что гештальтистский подход отвергнут и забыт. Напротив, основная гештальтистская идея о целостности восприятия была интегрирована в важнейшие исследования и прежде всего в те из них, которые подчеркивают организованную природу восприятия. В дальнейшем у нас еще будет возможность повторить эту мысль, здесь же можно ограничиться цитатой, выражающей кредо гештальтистской психологии: «Целое не есть простая сумма его частей».

 

Конструктивистский подход

Конструктивистский подход, теснейшим образом связанный с традициями эмпиризма, подчеркивает активную роль наблюдателя в процессе восприятия. Он исходит из того, что восприятие — это нечто большее, чем простая констатация самого факта воздействия раздражителя. Основная идея конструктивистского подхода заключается в том, что воспринимаемое нами в любой момент представляет собой ментальную конструкцию, основанную на наших познавательных стратегиях, нашем предшествующем опыте, пристрастиях, ожиданиях, мотивации, внимании и т. д. Иными словами, конструктивистский подход основан на том, что наблюдатель конструирует или даже «выводит» восприятие логическим путем исходя из интерпретации поступающих к нему извне сведений. Принципиальной для конструктивистского подхода является мысль о том, что возникновению восприятия предшествует конструирование, осознание связи между явлениями и событиями физического мира, ее опосредование.

Оглянитесь вокруг. Вы несомненно увидите, что окружающие вас предметы расположены определенным образом: одни близко, другие — далеко. Но откуда вам это известно? Откуда вы знаете, что стул, например, стоит перед столом? В соответствии с конструктивистским подходом, вы принимаете во внимание некие средовые, пространственные ориентиры. Возможно, стул закрывает или визуально затемняет часть стола. Конструктивистский подход исходит из того, что ваше восприятие расположения этих предметов отчасти является результатом осознания подобной связи.

Конструктивистский подход оказал заметное влияние на экспериментальное изучение восприятия и разработку его теоретических основ. Более того, его фундаментальная идея, суть которой в том, что восприятие есть некий результат интерпретации сенсорного сигнала, в настоящее время чрезвычайно популярна у психологов, особенно у тех из них, кто изучает пространственное восприятие. Усовершенствованию конструктивистского подхода способствовали работы многих ученых, однако наиболее заметную роль в этом сыграли исследования Ирвина Рока (Rock, 1986,1995), Джулиана Xox6epra(Hochberg,1981,1988) и Ричарда Л. Грегори (Gregory, 1974,1990).

 

Экологический подход

Весьма оригинальный подход к восприятию разработан Джеймсом Дж. Гибсоном (1904-1979). Он предположил, что внутренние мыслительные процессы играют в нем либо незначительную роль, либо вовсе в нем не участвуют. Основой его подхода является мысль о том, что, перемещаясь в окружающем мире, наблюдатель непосредственно усваивает информацию, необходимую для эффективного адаптивного восприятия. В соответствии с его представлениями сигнал, который посылает внешний мир, — информация, поступающая в виде зрительного образа, — содержит все необходимые сведения, вполне достаточные для непосредственного восприятия физического мира, поэтому нет необходимости ни в каком-либо посредничестве, ни в его дополнительной обработке. По мнению Гибсона, изменения визуальной текстуры поверхностей являются важным источником пространственной информации. Как правило, предметы, лежащие на уходящей вдаль поверхности, воспринимаются нами как трехмерные. Получение непосредственной пространственной информации является результатом проецирования на сетчатку зернистых, или текстурированных, поверхностей. По мере того как расстояние между наблюдателем и поверхностью увеличивается, создается впечатление, что элементы, образующие текстуру поверхности, уменьшаются и все вместе формируют более плотную, гладкую поверхность. Напротив, при уменьшении расстояния между наблюдателем и поверхностью образующие ее элементы начинают казаться более крупными, а сама поверхность более грубой. Постепенное изменение текстуры поверхности в зависимости от расстояния называется градиентом текстуры.

Вторым источником непосредственной информации, касающейся пространственного восприятия, является способ восприятия изображения глазами в тот момент, когда наблюдатель или объекты меняют свое положение в пространстве или приходят в движение Характер изменений в изображениях, перемещающихся перед глазами, создает немедленное, непосредственное впечатление о пространственном расположении объектов относительно наблюдателя, и не требуется ни обработки информации, ни анализа сигналов о глубине или расстоянии.

Сравним эту точку зрения с конструктивистским подходом, в соответствии с которым восприятие — это результат обработки информации.

В соответствии с конструктивистским подходом это происходит потому, что верхний диск кажется более удаленным и наше восприятие его размера учитывает и этот признак удаленности. Иными словами, мы мысленно компенсируем разницу в расстоянии. В соответствии же с подходом, основанным на непосредственном восприятии, напротив, не требуется никакой подобной компенсации расстояния, поскольку сам рисунок дает достаточно информации, для того чтобы воспринять размеры дисков непосредственно, без всяких дополнительных данных о расстоянии. Каждый диск занимает примерно четыре текстурные единицы на хорошо видной поверхности. Следовательно, при естественном восприятии мира то обстоятельство, что диски занимают равные площади, указывает на то, что они равны по величине. Экологический подход Гибсона (название связано с тем, что данный подход исходит из адаптивной связи воспринимающего организма с окружающей его средой) еще раз подтверждает принципиально важную мысль о том, что восприятие является естественным процессом, сформировавшимся в результате эволюции для связи с реальным миром. Следовательно, изучение восприятия должно быть прежде всего направлено на естественные сигналы, которые типичный наблюдатель получает из окружающего его мира.

 

Информационный подход

Информационный подход связан с именем Дэвида Марра (1945-1980) и изложен в его монографии «Зрение», опубликованной уже после смерти автора (Магг, 1982). Информационный подход основан на точном анализе визуального восприятия, ориентированном на применение математики и базирующемся преимущественно на компьютерных имитациях и искусственном интеллекте. В этом подходе развивалась основная идея Гибсона, заключающаяся в том, что окружающая среда снабжает всей информацией, необходимой для восприятия, но также предполагалось, что восприятие таких характеристик, как форма или очертания, требует от наблюдателя некоего дополнительного действия в виде решения проблемы или обработки информации, передаваемой сигналом извне, а именно извлечения из зрительного образа предмета в символической форме некоторых его черт, например линий, краев, границ, контуров, движения и других признаков. В соответствии с информационным подходом подобная информация обрабатывается и трансформируется — «пересчитывается» — в интернальные представления, отображающие изменения в затененности, освещенности и в других более тонких особенностях текстуры поверхности во многом точно так же, как компьютерная программа позволяет машине интерпретировать отобранную сенсорную информацию и принимать решения, касающиеся отличительных признаков предметов, например формы или очертаний.

Информационный подход является сравнительно недавним достижением науки, и его влияние не столь велико, как влияние других подходов. Возможно, это связано с тем, что многие идеи и механизмы, привлекаемые для объяснения такого явления, как восприятие, сложны и требуют не только знания психологии, но и других наук. Однако это новаторский подход, и он может оказаться плодотворным для установления связей между ощущением и восприятием, с одной стороны, и искусственным интеллектом и теорией информации — с другой.

 

Нейрофизиологический подход

Нейрофизиологический подход исходит их того, что такие явления, как ощущение и восприятие, лучше всего объясняются известными нейронными и физиологическими механизмами функционирования сенсорных систем. Сторонники этого подхода придерживаются взглядов, отчасти напоминающих основные идеи редукционизма, в соответствии с которыми понимание разнообразных, безусловно сложных форм поведения возможно только при изучении лежащих в их основе биологических процессов (некая реминисценция структурализма, но в данном случае сведенная к физиологическим механизмам). Одним из наиболее ярких приверженцев идеи о том, что восприятие (так же, как и связанное с ним, но более неуловимое сознание) может быть понято только с позиций нейрофизиологии, является биохимик-теоретик, лауреат Нобелевской премии Френсис Крик, установивший структуру ДНК (в соавторстве с Джеймсом Уотсоном). Он весьма красноречиво изложил свою точку зрения в книге «Поразительная гипотеза» (Crick, 1994).

Часть аргументов в пользу этого подхода базируется на том, что все аспекты поведения основаны на нейронных и физиологических механизмах и пронизаны ими. Более важной, однако, является мысль о том, что структуры и процессы сенсорной системы анализируют входящие сенсорные сигналы (как правило, ослабленные и искаженные), за счет чего и снабжают нас информацией об окружающем мире. Как будет ясно из последующего изложения, аналитические механизмы на нейронном уровне позволяют нам выявлять специфические особенности среды обитания и происходящих в ней событий. Например, нервные клетки разных элементов зрительной системы так же, как и сам мозг, способны избирательно и точно реагировать на специфические признаки предметов — форму, длину, цвет, расположение

в пространстве и т. д. (см.: Hubel & Wiesel, 1962, 1968). Определенные нервные клетки мозга обезьяны активируются только под влиянием сложной комбинации раздражителей, например под влиянием лица в профиль или руки, вытянутой в определенном направлении (Desimone et al, 1984; Gross, Rocha-Miranda & Bender, 1972). Иными словами, некоторые нейронные механизмы зрительной системы извлекают когерентные черты из относительно размытого зрительного образа.

Другим примером является то, что знание сложной нейронной структуры глаза позволяет понять как необыкновенную остроту нашего зрения при ярком свете и способность различать цвета, так и впечатляющую способность видеть при плохом освещении. Как мы увидим при обсуждении зрения, эти разные зрительные функции обеспечиваются разного рода фоторецепторами внутри глаза и их нейронными связями.

Этот подход вполне обоснован, поскольку наше понимание сенсорной системы выводится преимущественно из нейрофизиологических механизмов. Нейрофизиологические механизмы играют решающую роль в объяснении явлений на сенсорном уровне. Ни один психолог-экспериментатор не поставит под сомнение тот факт, что открытия нейрофизиологии внесли значительный вклад в решение фундаментальных проблем ощущения и восприятия. При изучении ощущения и восприятия нейрофизиология неизменно играет значительную роль. (Далее мы постараемся изложить или повторить некоторые из ее базовых понятий.) Однако одних нейрофизиологических механизмов недостаточно для объяснения огромной разницы, существующей, скажем, между действием раздражителя на глаз и возникающим в результате этого сознательным восприятием. Большинство психологов-экспериментаторов далеки от мысли свести все аспекты ощущения и восприятия к биологическим или нейрофизиологическим механизмам, ибо это не соответствует стоящим перед ними целям и задачам.

 

Когнитивная нейрология

Когнитивная нейрология, изучающая на нейронном уровне обеспечение мозгом таких сложных форм человеческой деятельности, как мышление и восприятие, — междисциплинарная область науки, которая возникла на базе экспериментальной и когнитивной психологии, нейрологии и информатики. Когнитивная нейрология исходит из того, что высшие процессы познания и восприятия представляют собой результат взаимодействия простых мыслительных процессов, каждый из которых, в свою очередь, является следствием нейронной активности той или иной части мозга. Именно поэтому изучение активности взаимосвязанных нервных окончаний, расположенных в разных отделах мозга (а нейрология занимается именно этим), может способствовать лучшему пониманию сложных познавательных процессов. Основная задача когнитивной нейрологии — объяснить с помощью своих экспериментальных методов роль этих нервных окончаний в таком процессе, как восприятие.

Этот подход тесно связан с общим нейрофизиологическим подходом, но когнитивная нейрофизиология сосредоточена преимущественно на механизмах функционирования мозга вообще и на взаимодействии отделов мозга, участвующие» различных когнитивных процессах в частности. Основой этого направления является широкое использование различных методов, наглядно представляющих, или визуализирующих, деятельность различных участков мозга в то время, когда они проявляют специфическую когнитивно-перцептивную активность, т. е. методов, позволяющих наблюдать за работающим мозгом.

Рубрика: 
Ключевые слова: 

Поделиться