Понятие "установка" в трактовке Д. Узнадзе

Понятие "установка " в трактовке Д. Узнадзе

Отличной от американской теории установки и французской теории коллективных представлений является теория установки предложенная грузинским психологом Д. Н. Узнадзе и развивавшаяся его коллегами и учениками вплоть до последнего десятилетия.

"Не существует почти ни одной более или менее значительной сферы отношения субъекта к действительности, в которой участие установки было бы вовсе исключено. Установка, касаясь материала, получаемого объектом при помощи всех его реципирующих органов, должна быть понимаема не как их специальная функция, а как общее состояние индивида... Она должна представлять собой скорее некоторое общее состояние, которое касается не отдельных какихнибудь органов субъекта, а деятельности его как целого. "[1] так определяет понятие установки Д.Н. Узнадзе.

Установка, полагает Узнадзе, лежит вне сферы сознания. "Помимо сознательных психических процессов, существуют и в известном смысле "внесознательные ", что, однако, не мешает им играть очень существенную роль. В нашем случае эту роль играет установка, которую мы предварительно, в состоянии гипнотического сна, фиксировали у наших испытуемых. Она, эта установка, в наших опытах ни разу не являлась содержанием сознания. Тем не менее она оказывалась, несомненно, в силах действовать на него: объективно равные шары переживались как определенно неравные. Таким образом, мы можем утверждать, что наши сознательные переживания могут находиться под определенным влиянием наших установок, которые со своей стороны вовсе не являются содержаниями нашего сознания. "[2].

Узнадзе не говорит о том, что установка бессознательна, хотя такое заключение напрашивается само собой. Однако Узнадце избегает этого термина, полагая, что читатель будет понимать его во Фрейдистском смысле. Толкование же бессознательно Фрейдом Узнадзе в корне не устраивает, по той причине, что, как полагает Узнадзе, "у Фрейда разница между сознательным и бессознательными процессами в основном сводится к тому, что эти процессы, будучи по существу одинаковыми, различаются лишь тем, что первый из них сопровождается сознанием, в то время как второй такого сопровождения не имеет. Что же касается их самих, то внутренняя природа и структура их остаются в обоих случаях одинаковыми. В таком освещении становится понятным, что бессознательные процессы, которые играют столь существенную роль, напр., при психических заболеваниях, могут стать сознательными сначала для психоаналитика, а потом, в определенных условиях, и для самого больного. Но учению психоаналитиков, с переживаниями больного не происходит по содержанию, ничего нового, ничего существенного: какоето содержание не освещалось у него лучами сознания, теперь оно освещается этими лучами и этого в основном достаточно для того, чтобы больной стал вполне здоровым человеком. "[3] У Узнадзе же сознание фрагментарно, а установка охватывает всю личность целиком. "Установка является самым важным моментом в деятельности человека, самым основным, на котором она эта деятельность вырастает ".[4]

"Установка находится в существенной зависимости от условий, в которых она возникает, определяется и фиксируется в них, то в таком случае придется признать, что она ни в какой степени не относится к разряду раз навсегда данных, неизменных категорий... Если судить об установке по характеру условий, необходимых для ее возникновения, то не подлежит сомнению, что она не может относиться к категории врожденных, раз и навсегда данных сущностей, потому что как понятие потребности, так и среды относятся к группе явлений, зависимых от постоянно меняющихся условий существования организма. Следовательно, уже одного анализа условий возникновения установки достаточно для того, чтобы видеть, что раз навсегда разграниченных, фаталистически предопределенных установок не существует. "[5] Расширение области человеческих установок в принципе не имеет предела.

Исходным пунктом психологии, считает Узнадзе, являются не психические феномены, а сами живые индивиды. "В активные отношения с действительностью вступает непосредственно сам субъект, но не отдельные акты его психической деятельности и, если принять в качестве исходного положения этот несомненный факт, тогда бесспорно, что психология, как наука, должна исходить не из понятия отдельных психических процессов, а из понятия самого субъекта, как целого, который, вступая во взаимоотношения с действительностью, становится принужденным прибегнуть к помощи отдельных психических процессов. Конечно, первичным в данном случае является сам субъект, а его психическая активность представляет собой нечто производное. "[6] Задача психологии заключается, в первую очередь, в изучении "живой действительности человеческой деятельности ", на базе которой возвышается далее все здание наших психических содержаний наше познание, наши чувства, наша воля. Заняв эту необходимую позицию, психология должна, в первую очередь, поставить вопрос, что же представляет собою эта деятельность, каково ее конкретное содержание, могущее быть раскрыто и исследовано нашими обычными научными методами. Психическая деятельность человека явления его сознания, изучавшиеся до настоящего времени в известном смысле как самостоятельные, независимые сущности, представляет собою не более, как дальнейшие спецификации, как определения субъекта, определения этого личностного целого. В таком случае психология будет представляться нам как наука о конкретной душевной жизни субъекта, но не как наука об абстрактных, так называемых душевных явлениях.

В случаях наличия потребности и ситуации ее удовлетворения, в субъекте возникает специфическое состояние, которое можно характеризовать как склонность, как направленность, как готовность его к совершению акта, могущего удовлетворить эту потребность. Мы можем заключить, что деятельность человека может быть активирована помимо участия его отдельных, сознательных психических функций, помимо его познавательных, эмоциональных и волевых актов, может быть активирована на базе его установки, выражающей не какиенибудь из отдельных психических функций, а состояние всего субъекта, как такового. Есть по мало оснований, оправдывающих, более того, делающих обязательным в качестве исходного понятия при анализе психической жизни наметить именно понятие целостного субъекта, понятие личности. При исследовании живого, целостного человека, его самого, но не отдельных фактов его активности, мы находим, что в каждом отдельном случае наличия у субъекта какойнибудь потребности и ситуации ее удовлетворения у него появляется готовность, тенденция или еще лучше установка к определенной активности, могущей дать ему удовлетворение. Установка является модусом субъекта в каждый данный момент его деятельности, целостным состоянием, принципиально отличающимся от всех его дифференцированных, психических сил и способностей. Обращаясь к научному изучению установки, мы, в первую очередь, при анализе всякого поведения должны подчеркнуть факт обязательного наличия какогонибудь качественно своеобразного, специфического изменения установочного состояния действующего субъекта; мы должны иметь в виду, что во всякой ситуации разрешения задачи, прежде всего, реагирует субъект, как таковой, реагирует, как целое, но не лишь как носитель отдельных психофизических сил, являющихся средствами, орудиями при разрешении стоящих перед ним задач. Поэтому не подлежит сомнению, что анализ психической деятельности должен начинаться, в первую очередь, с изучения модификации активного субъекта, как целого, с изучения его установки. Итак, факту выступления активности непосредственно предшествует установка действующей личности, как целостное ее состояние, и вся деятельность ее в дальнейшем протекает под знаком направляющего влияния этой установки. Активность личности, ее деятельность для разрешения данной задачи представляет собой, по существу, ни что иное, как процесс реализации ее установки.

Установка предшествует сознательным психическим процессам человека, она представляет собою факт из области той сферы человеческой активности, которую до настоящего времени называют сферой бессознательной психики. Установка представляет собою состояние личности, модус ее в каждый данный момент, но не какуюлибо из ее частных психических функций, имеющих местное распространение и соответствующее этому значение.

Мы можем заключить, что установка это не частный психический феномен в ряду других таких же феноменов, а нечто целостное, характеризующее, так сказать, личностное состояние субъекта. Кроме обычных психических фактов, кроме отдельных сознательных психических переживаний, следует допустить, несомненно, и наличие того или иного модуса состояния субъекта этих переживаний, той или иной установки его как личности. Само собой разумеется, что целостное состояние не отражается в сознании субъекта в виде его отдельных самостоятельных переживаний, оно играет свою роль, определяя работу субъекта в направлении активности, приводящей его к удовлетворению своих потребностей. Оно, это состояние, субъекта, как целого, не может переживаться им в виде ряда отдельных содержаний, характеризующих ситуацию, в которой протекает его активность. Установка не может быть отдельным актом сознания субъекта, она лишь модус его состояния, как целого. Поэтому совершенно естественно считать, что, если что у нас протекает действительно бессознательно, так это в первую очередь, конечно, наша установка. Мы видим, что бессознательное действительно существует у нас, но это бессознательное ни что иное, как установка субъекта. Следовательно, считает Узнадзе, понятие бессознательного перестает быть отныне лишь отрицательным понятием [как по мнению Узнадзе это имеет место в учении Фрейда], оно приобретает целиком положительное значение и должно быть разрабатываемо в науке на основе обычных методов исследования.

"Результаты опытов, проведенных в школе Узнадзе, ясно свидетельствуют о том, что неосознаваемая психическая деятельность скрытым образом "соучаствует " как предпосылка и регулирующий фактор в становлении любой формы активности сознания "[7] пишет А.С. Прангишвили. Концепция установки Д.Н. Узнадзе тем и обогащает анализ поведения, что установка как переменная считается промежуточной именно в смысле специфического уровня и формы отражения реальной действительности. Концепция Д. Узнадзе исходит из постулата, лежащего в основе трехчленной схемы анализа деятельности, согласно которой всякое поведение, как бы и где бы оно ни возникло, определяется воздействием окружающей действительности не непосредственно, а прежде всего опосредованно, через целостное отражение этой последней в субъекте деятельности. Выстраивается цепочка: стимул установка реакция. Реакции индивида наряду с действующими стимулами определяются также промежуточной переменной установкой, понимаемой как конституирующий фактор внутренняя психической организация индивида расположенной между стимулом и реакцией.

Постановка проблемы целостного субъекта психической деятельности выдвигает вопрос о способе психической организации индивида как определенным образом слаженной системы, связной последовательности его опыта и поведения, его относительной структурной устойчивости в условиях постоянного изменения обстоятельств деятельности. Представляя собой диспозицию к определенной форме реагирования психологическую организацию внутренней среды индивида, установка выступает как характеристика целостного состояния субъекта психической деятельности в каждый дискретный момент его активности. Это значит, что аттитюды, мотивы, черты личности, концепты и подобные факторы деятельности не изолированно и не "поштучно " определяют выявляющееся поведение, а подчиняются регулирующей функции установки высшего уровня организации процессов переживаний и действий, имеющих место при осуществлении деятельности. "Установка понятие единицы целостноличностного измерения, к которому сводится действующий субъект в каждый дискретный момент его активности. В каждый дискретный момент деятельности индивида избирательнонаправленные процессы его восприятия, памяти, воображения, решения задачи и т.д., проявляя определенную внутреннюю связность и последовательность, выступают как процессы, управляемые единой промежуточной переменной готовностью к определенной форме реагирования установкой, т.е. выступают как процессы, протекающие в определенной целостной форме психической организации. Правильно отметил Г.Олпорт: без такой направляющей установки индивид был бы растерян и сбит с толку. Никакая деятельность не может актуализироваться без готовности к определенной форме реагирования, побуждающей его действовать именно таким образом, а не какимто иным. Индивид постольку является субъектом деятельности, поскольку он организуется не в самый момент деятельности, а предуготовлен к ней. Это значит, что реакция осуществляется не по принципу стимулреакция, а как преломленная через всю систему психической организации индивида, т.е. реакция осуществляется как "обобщенный ответ ". "[8]

В то же время "система психической организации ", "системаиндивид " не дана субъекту непосредственно как факт сознательных переживаний. Будучи ее субъектом, эту направляющую активность установки мы никогда непосредственно не переживаем. Лишь наблюдая за возникновением, течением и угасанием "эффекта " установки, мы судим о ее закономерностях и динамике. Установка выступает как фактор негэнтропического порядка. Выражая собой порядок, организацию, она является основой определенности поведения, поэтому, если установка не реализуется, нарушается порядок в организации переживаний и действий субъекта, имеющих место при осуществлении деятельности, "в них возникают дезорганизация и конфликты. Установка фактор, всегда исходно ориентированный негэнтропически, т.е. чтобы минимализировалась вероятность возникновения "беспрорядка " как в отношениях между человекоми миром, так и в душевной жизни самого человека ".[9] Можно привести много примеров того, что "закономерные изменения установок это одновременные изменения обуславливаемых установками значений... преобразования значимости для субъекта тех или иных аспектов окружающего мира ".[10] В ответах личности, например, на возникновение неблагоприятных для нее обстоятельств улавливаются закономерности "психологической защиты " как разнообразные формы специфической перестройки личностных установок, изменяющие значимость для субъекта ( "личностный смысл ") того, что его окружает.[11]

В теории Узнадзе особую важность имеют понятия "потребность " и "ситуация ". Эти понятия рассматриваются как образующие факторы установки. "Потребность и ситуация как предпосылки установки предшествуют ей в логическом смысле, а не реально, во времени. Уже сам факт нахождения живого существа в той или иной среде в силу его биологической сущности непременно предполагает наличие постоянной связи, взаимодействия индивида со средой. Это взаимодействие в конкретных условиях преобразует индивида в субъекта определенного поведения, т.е. формирует соответствующую установку, а это значит, что, с одной стороны, среда преобразуется, структурируется (как в физическом, так и в психологическом смысле) в виде ситуации (что-то выделяется, четко воспринимается, приобретает большее значение для субъекта, что-то оттесняется, искажается, не воспринимается и т.д., а в целом, среда, в зависимости от конкретногосостояния субъекта, наделяется определенным смыслом); с другой стороны, одновременно со структуризацией внешней среды происходит структурирование внутренней, психической сферы (актуализируются определенные потребности, те или иные психические содержания, активируются определенные психические функции, когнитивные и диспозиционные образования и т.д.). Другими словами, так же как и установка определяется внешними и внутренними факторами, сами эти факторы не существуют сами по себе, а выделяются на основе взаимодействия внутренних и внешних детерминант одновременно в самом процессе формирования установки. "[12]

В теории Узнадзе для этнопсихологии важно прежде всего положение, что сознание человека фрагментарно, а установка охватывает всю психику личность целиком, оставаясь при этом неосознанной. При этом установка является самым важным в определении деятельности человека. Деятельность человека "вырастает из установки ". Установка это не частный психический феномен, как в западных теориях. Она определяет целостный модус личности, предшествуя сознательной деятельности, направляя ее. Установка не проявляет в себя в сознании, но направляет деятельность сознания, связанную с удовлетворением тех или иных человеческих потребностей. Определяя человеческую деятельность, установка является источником множество характеристик деятельности, которые внешне представляются разрозненными, случайными, но которые все интегрированы единой установкой и неразрывно взаимосвязанны. Установка структурирует как внутреннюю психологическую сферу, так и внешнюю среду как ее воспринимает человек. При этом внешняя среда представляется как поле деятельности индивида, а сам индивид, как субъект деятельности Все эти положения могут быть употреблены этнопсихологом для описания этнических констант, с той лишь разницей, что у Узнадзе установки возникают в течении всей жизни человека, чего в принципе мы не оспариваем, но когда говорим об этнических константах, то имеем ввиду установки особого рода, которые возникли в ходе энкультурации и социализации, являются неотъемлемыми специфическими элементами каждой культуры, характерными для всех ее носителей, и в течение жизни не затухают, получая все новые подкрепления в ходе взаимодействия носителей культуры.

- Теории установки -

[7] А.С.Прангишвили. Установка как неосязаемая основа психического отражения. В сб.: Бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Под общей редакцией А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассина. Тбилиси: Издательство "Мецниереба ", 1985. Том 4.

[8] А.С.Прангишвили. Установка как неосязаемая основа психического отражения, с. 20.

[9] Ф.В.Бассин, А.С.Прангишвили, А.Е. Шерозия. О перспективах дальнейшего развития научных исследований в психологии (к проблеме бессознательного и собственно психологической закономерности). Вопросы психологии, 1979, с. 5.

[10] Там же.

[11] Ф.В.Бассин, А.С.Прангишвили, А.Е. Шерозия. О перспективах дальнейшего развития научных исследований в психологии (к проблеме бессознательного и собственно психологической закономерности). Вопросы психологии, 1979, с. 5.

[12] Т.Т.Иосебадзе, Т.Ш.Иосебадзе. Проблема бессознательного и теория установки школы Узнадзе, с. 44.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1