Уязвимая категория кредиторов. Европейская социальная хартия и защита работников

"Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2009, N 11

Уязвимая категория кредиторов. Европейская социальная хартия и защита работников

при банкротстве организаций в России

Изменения в законодательстве о банкротстве, принятые в конце 2008 г., существенно снизили уровень гарантий прав работников несостоятельного предприятия. Автор статьи защищает их интересы, рассуждая об очередности кредиторов и о внеочередных требованиях.

20 мая 2009 г. Государственная Дума Российской Федерации приняла Закон "О ратификации Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 3 мая 1996 года", а 03.06.2009 Президентом РФ Д.А. Медведевым Федеральный закон N 101-ФЗ (далее - Закон о ратификации Хартии) был подписан.

"Ее ратификация - это, безусловно, принципиальный шаг, который создаст дополнительные гарантии для наших граждан и будет способствовать подтягиванию отечественных социальных стандартов до лучших мировых образов", - заявил на заседании Правительства РФ в феврале текущего года премьер-министр В.В. Путин <1>.

--------------------------------

<1> Из выступления Председателя Правительства РФ В.В. Путина на заседании Президиума Правительства РФ 09.02.2009/http://www.government.ru

И с этим заявлением, бесспорно, следует согласиться.

Европейская социальная хартия (далее - Хартия) провозглашает права и свободы и устанавливает контрольный механизм, призванный гарантировать их соблюдение государствами-участниками.

Российская Федерация приняла на себя обязательства перед Советом Европы в подтверждение приверженности принципам и нормам европейского правового порядка в социальной сфере, в соответствии с п. 1 ст. A ч. III Хартии в отношении положений, предусмотренных ч. I, ст. 1, п. п. 1, 3 - 7 ст. 2, ст. 3, п. п. 2 - 5 ст. 4, ст. ст. 5 - 11, п. 1 ст. 12, ст. 14, п. п. 1 и 2 ст. 15, ст. ст. 16 и 17, п. 4 ст. 18, п. п. 5 и 9 ст. 19, ст. ст. 20 - 22, 24, 27 - 29 ч. II Хартии.

Интерес вызывает нератификация Российской Федерацией ряда норм Хартии, гарантирующих права граждан, в т.ч. ст. 25 ч. I Хартии, предусматривающей, что все работники имеют право на защиту их претензий в случае банкротства предпринимателя.

Между тем ратификация Российской Федерацией указанной выше нормы чрезвычайно необходима, особенно в условиях финансового кризиса.

Закон о банкротстве в развитии: шаг назад?

Очередная волна изменений российского законодательства о банкротстве прошла в конце 2008 г.

Федеральными законами РФ от 30.12.2008 N 296-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)" и N 306-ФЗ "О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество" были внесены существенные изменения в Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 2002 г.).

В данной статье мы не ставим перед собой цель проанализировать сильные и слабые стороны действующего законодательства о несостоятельности (банкротстве), вообще не намерены касаться вопросов гражданского права и процесса. Об этом уже сказано (и, несомненно, будет еще сказано) и без того немало слов. Нормы Закона будут подробно прокомментированы с точки зрения защиты прав должника, кредиторов, общества, государственных органов, арбитражных управляющих. Единственные, о ком могут забыть, как забыли при разработке законопроекта, - это работники несостоятельного предприятия, уровень гарантий прав которых существенно снижается.

Число дел о несостоятельности (банкротстве), рассмотренных арбитражными судами за 2008 г., превысило 29 тыс. <2>. Пусть даже 20% из них не затрагивают ничьих интересов, поскольку процедура возбуждена в отношении отсутствующих должников, но ведь на оставшихся тысячах предприятий работают люди, для которых заработная плата является, как правило, единственным средством существования. Именно о защите их интересов пойдет речь.

--------------------------------

<2> Дела о несостоятельности (банкротстве). Отчет о работе арбитражных судов Российской Федерации в 2008 году // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2009. N 5 (198).

И Федеральный закон от 08.01.1998 N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 1998 г.), и Закон о банкротстве 2002 г. (ред. от 19.07.2009) являются комплексными актами, объединяющими правила разной отраслевой принадлежности: гражданско-правовые, процессуальные, административные, социально-трудовые. Однако нормы, регулирующие трудовые отношения, не скомпонованы в нем в единый блок. Напротив, они закреплены в разных его частях, иных актах, регулирующих гражданские, в т.ч. процессуальные отношения, - Гражданском кодексе РФ, Арбитражном процессуальном кодексе РФ и Гражданском процессуальном кодексе РФ.

Более того, ст. 130 ТК РФ содержит отсылочную норму, согласно которой получение работниками заработной платы в случае неплатежеспособности работодателя обеспечивается в соответствии с федеральными законами, основным из которых в настоящее время является Закон о банкротстве 2002 г. При этом содержание его норм, регламентирующих очередность удовлетворения требований кредиторов, серьезно ограничивает права работников в сравнении с Законом о банкротстве 1998 г. и Законом о банкротстве 2002 г. в первоначальной его редакции.

Словарь трудового права. Залог - способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом.

Очередность - установленная законом последовательность осуществления платежей в случае отсутствия у должника средств для полного удовлетворения требований кредиторов. Предусматривается разделение взысканий на группы (очереди); требования кредиторов каждой последующей очереди удовлетворяются после полного погашения требований по предыдущей очереди. При недостаточности средств удовлетворения требований одной очереди выплаты производятся пропорционально причитающейся каждому кредитору сумме.

Можно с уверенностью назвать действующую редакцию Закона 2002 г. заметным шагом назад в деле обеспечения получения работниками несостоятельных предприятий заработной платы.

В соответствии с п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. (в первоначальной ред.) требования кредиторов удовлетворялись в следующей очередности:

- в первую очередь производятся расчеты по требованиям граждан, перед которыми должник несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, путем капитализации соответствующих платежей, а также компенсация морального вреда;

- во вторую очередь производятся расчеты по выплате выходных пособий и оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору.

В данной части названная статья повторяла правила ст. 106 Закона о банкротстве 1998 г. [1, с. 26 - 33; 5, с. 54 - 58].

Однако в п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. (в первоначальной ред.) по сравнению со ст. 106 Закона о банкротстве 1998 г. было внесено правило, согласно которому требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога.

В соответствии с абз. 6 п. 4 ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. (в посл. ред.) требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога в порядке, установленном ст. 138 этого же Закона.

Согласно ст. 138 Закона о банкротстве 2002 г. (в посл. ред.), из средств, вырученных от реализации предмета залога, 70% направляется на погашение требований кредитора по обязательству, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Денежные средства, оставшиеся от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке:

- 20% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника для погашения указанных требований;

- оставшиеся денежные средства - для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

В случае если залогом имущества должника обеспечиваются требования конкурсного кредитора по кредитному договору, из средств, вырученных от реализации предмета залога, 80% направляется на погашение требований конкурсного кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника, но не более чем основная сумма задолженности по обеспеченному залогом обязательству и причитающихся процентов. Оставшиеся средства от суммы, вырученной от реализации предмета залога, вносятся на специальный банковский счет должника в следующем порядке:

- 15% от суммы, вырученной от реализации предмета залога, - для погашения требований кредиторов первой и второй очереди в случае недостаточности иного имущества должника в целях погашения указанных требований;

- оставшиеся денежные средства - для погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Денежные средства, предназначавшиеся для погашения требований кредиторов первой и второй очереди и оставшиеся на специальном банковском счете должника после их погашения, направляются на погашение требований конкурсного кредитора, обеспеченных залогом реализованного имущества. Денежные средства, оставшиеся после полного погашения требований кредиторов первой и второй очереди, требований кредитора, обеспеченных залогом реализованного имущества, включаются в конкурсную массу.

Не удовлетворенные за счет стоимости предмета залога требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются в составе требований кредиторов третьей очереди.

Статья 138 Закона о банкротстве 2002 г. (в первонач. ред.) содержала указания на то, что требования кредиторов, обеспеченные залогом, подлежат включению в состав третьей очереди.

Следует обратить внимание на то, что последняя формулировка ст. 138 Закона о банкротстве 2002 г. не содержит указания на очередь, в составе которой должны учитываться требования кредиторов, обеспеченные залогом. Из чего следует вывод о том, что сегодня законодатель фактически вывел требования, обеспеченные залогом, за пределы каких-либо очередей.

Таким образом, изменения 2008 г. законодательства о несостоятельности (банкротстве) только ухудшили положение лиц, работающих по трудовым договорам, значительно уменьшили возможность законного удовлетворения их требований в случае введения процедуры несостоятельности (банкротства) в отношении должника, повлекли неопределенность в судебной практике.

Судебная практика

Практика рассмотрения дел о банкротстве арбитражными судами показала, что и при ранее действовавшем законодательстве, когда залоговые кредиторы были отнесены к кредиторам третьей очереди (их претензии удовлетворялись после расчетов с работниками), далеко не всегда задолженность по заработной плате, возникшей до возбуждения производства по делу о несостоятельности, погашалась в полном объеме. Предоставление залоговым кредиторам привилегии более высокого, нежели для трудящихся, уровня (по договорам залога, заключенным до того момента, когда возникла задолженность по заработной плате), несомненно, приводило к тому, что работники не получали причитающихся им денежных средств.

К сожалению, в поддержку своей позиции мы не можем сослаться на зарубежную практику. В мире по-разному решается вопрос обеспечения экономических прав трудящихся. Система привилегий, действующая в России в отношении требований по оплате труда, во многих странах предусматривает ограничения выплат определенным календарным периодом или максимальной денежной суммой. Что касается очередности удовлетворения требований работников, то и здесь наблюдаются существенные национальные различия: от выплаты заработной платы после расчетов с налоговыми органами, органами социального обеспечения и залогодержателями - до удовлетворения всех требований в рамках одной очереди и, наконец, первоочередным расчетом с работниками [2].

Зарубежная практика

Не поможет нам и большинство норм международного права.

Так, ст. 11 Конвенции МОТ N 95 о защите заработной платы 1949 г. <3> предусматривает, что в случае банкротства предприятия или ликвидации его в судебном порядке трудящиеся будут пользоваться положением привилегированных кредиторов либо в отношении заработной платы, которую они должны получить за услуги, оказанные в предшествовавший банкротству или ликвидации период, определяемый национальным законодательством, либо в отношении заработной платы, сумма которой не превосходит суммы, предписанной национальным законодательством. Заработная плата, составляющая этот привилегированный кредит, будет выплачена полностью до того, как обычные кредиторы смогут потребовать их долю. Порядок очередности погашения привилегированного кредита, представляющего собой заработную плату, по отношению к другим видам привилегированного кредита должен определяться национальным законодательством.

--------------------------------

<3> Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 31.01.1961 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1961. N 44. Ст. 447.

Европейская социальная хартия (ст. 25), принципов которой обязалась придерживаться Россия при вступлении в Совет Европы, предписывает обеспечение претензий работников, вытекающих из трудовых договоров или трудовых отношений, в ходе процедуры банкротства гарантийными институтами или иными действенными формами защиты. В Приложении к ней уточняется характер требований работников, которые могут включать по крайней мере претензии относительно заработной платы за период не менее 3 месяцев при системе привилегий или 8 недель при наличии гарантийных фондов до банкротства либо прекращения трудовых отношений, на оплату отпуска, приходящегося на год банкротства предприятия, в отношении других видов отсутствия на работе продолжительностью не менее 3 месяцев при системе привилегий и восьми недель при наличии гарантийных фондов [2].

Похожие правила содержит и Конвенция МОТ N 173 о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя (1992 г.).

Рекомендация МОТ N 180 о защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя 1992 г. предусматривает заблаговременное представление трудящимся информации о начале процедуры банкротства, определяет принципы деятельности страховых фондов, из которых осуществляются выплаты работникам несостоятельных предприятий [2].

Таким образом, Закон о банкротстве 2002 г. (посл. ред.) не станет препятствием ратификации Россией Конвенции МОТ N 173 и Хартии в соответствующей части, но тем не менее может повлечь дополнительные расходы государства, о чем законодатель сегодня, возможно, и не догадывается.

Так, ст. 24 Хартии социальных прав и гарантий граждан независимых государств (утв. Межпарламентской Ассамблеей государств-участников Содружества Независимых Государств 29.10.1994) [3] указывает, что в случае банкротства предприятия трудящиеся сохраняют статус кредиторов, имеющих преимущество перед другими лицами. Защита исков трудящихся обеспечивается с помощью привилегий и сверхпривилегий.

Однако далее появляется нечто интересное, что отличает Хартию от иных упомянутых источников международного права. "В случае недостаточности средств для первоочередного удовлетворения исков трудящихся по оплате труда и другим обязательствам предприятия указанные требования удовлетворяются за счет соответствующих фондов социальных гарантий". Это международное обязательство России не реализовано в действующем национальном законодательстве. И ситуация с невыплатой заработной платы в условиях действия нового Закона, несомненно, усугубится, что, возможно, повлечет за собой требования трудящихся к государству о создании названных фондов и выплате им заработной платы уже за счет бюджета.

Национальный опыт

В мире существует два основных способа защиты материальных интересов трудящихся предприятий-банкротов: приоритет требований работников по оплате труда перед требованиями иных кредиторов (система привилегий) и создание гарантийных страховых фондов.

Фонды функционируют за счет обязательных взносов предпринимателей и государства и обеспечивают безусловное удовлетворение требований работников. В одних странах страховые суммы выплачиваются в субсидиарном порядке (после констатации отсутствия средств у предприятия-банкрота), в других - фонды удовлетворяют претензии работников, после чего предъявляют регрессный иск к должнику.

Российским законодательством такая система предусмотрена только в отношении требований о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья, что является вполне оправданным в условиях, когда организации максимально обременены обязанностями по уплате налогов и страховых взносов во внебюджетные фонды.

Гарантии получения заработной платы в России реализуются посредством предоставления требованиям трудящихся приоритета относительно иных кредиторов, т.е. без учета одного из положений Хартии социальных прав и гарантий граждан независимых государств.

Система привилегий, несомненно, проигрывает в сравнении со страхованием: процесс удовлетворения требований работников затянут в соответствии с осуществлением процедуры банкротства, результаты прямо зависят от наличия у предприятия достаточных активов, иные кредиторы лишаются реальной возможности получить долг и т.д. Тем не менее действовавшие до 2002 г. в России правила в максимально возможной степени отвечали интересам работников, тогда как принятие Закона о банкротстве 2002 г. и внесение в него изменений 2008 г. означают несомненное отступление с занимаемых позиций.

Позиция авторов, безусловно, может быть принята не всеми. Ведь и само появление конкурсного права стало возможным лишь на определенной стадии развития общественных отношений, когда правовые идеи и само общество стали к этому готовы. Право древних народов не содержало норм, образующих современный институт несостоятельности. Обеспечением долга на протяжении тысячелетий служило не имущество, а личность должника. "При институте рабства, который превращал человека в вещь, ничто не могло казаться более естественным, как привлечение личности должника к ответственности перед его кредиторами" [4]. Для развития института имущественной ответственности за невиновное банкротство взамен личной, участия государства во взаимоотношениях между должником и кредиторами потребовались столетия.

В XX в. изменения в структуре производительных сил и экономики потребовали проведения реформ законодательства о несостоятельности, направленных не столько на конкурс, сколько на финансовое оздоровление неплатежеспособного должника, бизнес которого приобрел определенное общественное значение. Поэтому с начала столетия в национальных законодательствах начинают проявляться реабилитационные тенденции, а правовые институты банкротства приобретают постепенно привычный нам образ [2].

Те же факторы, параллельно повлекшие формирование новой отрасли права - трудовой, поставили на повестку дня вопрос о наделении работников с их социально-трудовыми требованиями статусом привилегированных кредиторов, предоставлении им особых, в сравнении с иными кредиторами, прав и обязанностей при несостоятельности работодателя.

Исключением из общемировых правил развития не стало и российское законодательство о банкротстве, в т.ч. и новейшее. И сегодня, на наш взгляд, снижать уровень гарантий прав работников на получение заработной платы в угоду интересам тех или иных категорий кредиторов столь же нелогично и неестественно, как и возвращаться к личной ответственности при невиновной несостоятельности или заменять судебную процедуру банкротства "разборками" между должником и кредиторами. Зная арбитражную практику, можно с большой долей уверенности утверждать, что последние меры защитили бы значительную часть кредиторов, а то и предотвратили бы массу банкротств в условиях, когда нормы российского законодательства об ответственности за виновную несостоятельность фактически не реализуемы. Но мы живем в XXI в., в социальном государстве. Так почему же в деле защиты прав наиболее уязвимой категории кредиторов Россия делает шаг в направлении позапрошлого века? Последний вопрос риторический, и на него можно не отвечать.

Законодатель, не ратифицировав ст. 25 Хартии, фактически признал, что сегодня наше государство не обладает ни гарантийными институтами, ни действенными формами защиты прав работников при предъявлении ими требований в случае несостоятельности (банкротства) работодателя.

Более того, учитывая деятельность Комитета министров Совета Европы, направленную на совершенствование национального законодательства, отечественный законодатель косвенно "отчуждает" саму возможность совместной работы с органами Совета Европы в целях создания таких действенных форм защиты прав граждан.

При всем при этом, думается, что ратификация ст. 25 Хартии Российской Федерацией необходима и особенно актуальна в период принятия развитыми государствами эффективных антикризисных мер.

Литература

1. Чуча С.Ю. Гарантии экономических прав работников при банкротстве // Трудовое право. 2002. N 6.

2. Киселев И.Я. Сравнительное и международное трудовое право. М.: Дело, 1999. С. 171 - 173.

3. Основные права человека в сфере труда и их защита. Основополагающие международные правовые документы-стандарты. М.: ЗАО "Библиотечка РГ", 1999. С. 60 - 70.

4. Шершеневич Г.Ф. Конкурсный процесс. М.: Статус, 2000. С. 27.

5. Чуча С.Ю. Особенности трудовых правоотношений при несостоятельности работодателя // Человек и труд. 2002. N 9. 54 - 58.

6. Степанов В.В. Несостоятельность (банкротство) в России, Франции, Англии, Германии. М.: Статут, 1999. С. 97 - 98, 108 - 110, 115, 134 - 135.

Е.Кулагина

Руководитель секретариата председателя

Арбитражного суда Омской области,

магистр частного права

С.Чуча

Д. ю. н.,

профессор,

заведующий кафедрой

трудового права ОмГУ

им. Ф.М.Достоевского

Подписано в печать

08.10.2009

Рубрика: 
Ключевые слова: 

Поделиться