Споры о возмещении ущерба

"Отдел кадров коммерческой организации", 2010, N 8

Споры о возмещении ущерба

В структуре трудовых споров особое место занимают споры о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей. Причем анализ статистических данных позволяет с уверенностью говорить, что иски о восстановлении на работе стали рассматриваться судами реже, чем иски о взыскании ущерба. Какие моменты могут привлечь внимание суда, покажем на примерах.

Напомним, что Федеральным законом от 22.07.2008 N 147-ФЗ "О внесении изменений в статью 3 Федерального закона "О мировых судьях в Российской Федерации" и статью 23 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации" были внесены изменения в ст. 23 ГПК РФ. В частности, раньше трудовые споры решались мировыми судьями, с 30.07.2008 они рассматриваются районными или городскими судами.

В силу ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба.

Решением Домбаровского районного суда от 20.10.2008 <1> отказано в удовлетворении иска УВО при УВД Оренбургской области к С. о возмещении материального ущерба, причиненного С. ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей. В обосновании своего решения районный суд указал, что истцом были выявлены нарушения финансово-хозяйственной дисциплины со стороны ответчика при проведении документальной ревизии, по результатам которой было составлено заключение от 24.03.2006. Годичный срок для обращения в суд работодателем истек 24.03.2007, а истец обратился в суд только в 2008 г. Ответчик С. в судебном заседании заявил требование о применении срока исковой давности к данному спору.

--------------------------------

<1> http://dombarovsky. orb. sudrf. ru.

Напомним, что в силу п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" (далее - Постановление N 52) судья не вправе отказать в принятии искового заявления по мотиву пропуска работодателем годичного срока, исчисляемого со дня обнаружения причиненного ущерба (ч. 2 ст. 392 ТК РФ). Но если работодатель все-таки пропустил срок, судья вправе отказать в иске, если о пропуске срока до вынесения судом решения заявлено ответчиком, а истцом не представлены доказательства уважительности причин пропуска срока, которые могут служить основанием для его восстановления (ч. 3 ст. 392 ТК РФ).

При таких обстоятельствах районный суд правомерно применил положения ст. 392 ТК РФ и отказал в удовлетворении исковых требований УВО при УВД Оренбургской области к С. о возмещении материального ущерба, причиненного С. ненадлежащим исполнением своих служебных обязанностей.

Решением Октябрьского районного суда г. Липецка от 21.08.2009 отказано работодателю в иске о взыскании денежных средств, выданных работнику по договору займа. Отказывая работодателю, суд первой инстанции исходил из того, что передача денежных средств работнику была произведена в рамках трудовых правоотношений, вследствие чего возникший ущерб подлежал взысканию с работника в течение одного года с момента обнаружения в порядке, предусмотренном ст. 248 ТК РФ. Учитывая, что до возбуждения конкурсного производства такой иск работодателем в установленный срок предъявлен не был, суд первой инстанции сделал вывод, что работодатель полностью отказался от взыскания ущерба.

Судебная коллегия Липецкого областного суда не согласилась с решением районного суда в Определении по делу N 33-.../2009 <2> и указала, что районный суд применил последствия пропуска срока на обращение с иском в суд без соответствующего заявления работника. Судебная коллегия также считает ошибочным вывод суда о том, что сам по себе пропуск названного срока свидетельствует об отказе работодателя от взыскания ущерба с работника в соответствии со ст. 240 ТК РФ, хотя какими-либо доказательствами по делу данный вывод суда не подтверждается. Поэтому решение районного суда нельзя считать законным и обоснованным.

--------------------------------

<2> http://oblsud. lpk. sudrf. ru/modules. php? name=docum_sud&id=657.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

В соответствии с п. 5 Постановления N 52 работник не может быть привлечен к материальной ответственности, если ущерб возник вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику (ст. 239 ТК РФ).

Рассмотрим решение Бузулукского городского суда Оренбургской области от 03.12.2009. В нем разбиралось дело по иску ОАО "Р" о возмещении ущерба, причиненного работником А., с которой был заключен договор о полной материальной ответственности.

Из материалов дела следует, что ответчик А. работала кладовщиком на Бузулукском материальном складе, с ней был заключен договор о полной материальной ответственности. Представитель ОАО "Р" утверждал, что по состоянию на 01.10.2008 инвентаризацией была выявлена недостача вверенного А. имущества: бензина в количестве 64,6 т на сумму 1 490 318 руб. Тем самым работодателю был причинен прямой действительный ущерб, который и просит взыскать с ответчика А. истец.

Разрешая указанный иск, суд установил, что на склад, на котором работала А., поступали материалы для предприятий железнодорожного узла. Они раздавались по разнарядке за исключением бензина, так как на складе отсутствовала емкость для него, а бензин поступал в вагоне-цистерне. А. раскредитовывала вагон и сливала бензин, но его замеров не производила, а также сдавала этот бензин на хранение и к его отпуску отношения не имела до 01.03.2008. Бензин отпускался другими работниками в ее отсутствие. За время ее работы никаких замеров остатков бензина в емкостях ни разу не производилось. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что к месту хранения товарно-материальных ценностей, вверенных в подотчет А., имелся свободный доступ иных лиц, которые наряду с ответчицей могли совершить хищение бензина.

Неисполнение работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику, может служить основанием для отказа в удовлетворении требований работодателя, если это явилось причиной возникновения ущерба.

На основании установленных фактов и показаний свидетелей суд пришел к выводу, что работодателем не исполнялись обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения бензина, вверенного кладовщику А.: отсутствовала емкость для бензина на материальном складе станции Бузулук. Также работодателем не представлено доказательств об отсутствии обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника. ОАО "Р" представило суду лишь сумму и факт образовавшейся недостачи, однако не определило механизм образования указанной недостачи, что свидетельствует о недоказанности виновности А. в причинении работодателю материального ущерба. Значит, в заявленных требованиях ОАО "Р" следует отказать.

При отсутствии виновности причинителя вреда требования по взысканию ущерба не подлежат удовлетворению.

Такой вывод сделан в решении Железнодорожного районного суда г. Читы от 02.03.2010. Индивидуальный предприниматель К. просил суд взыскать материальный ущерб с водителя Ш., причиненный возгоранием автомобиля. Водитель иск не признал и пояснил суду, что его вины в возгорании автомашины не имеется. Суд, исследовав материалы дела, пришел к следующему выводу.

Автомашина, на которой осуществлял трудовую деятельность Ш., загорелась при запуске двигателя в гараже. Пожар потушен дежурной сменой ПЧ-2, в результате пожара автомобиль огнем уничтожен полностью. В ходе проверки не нашла подтверждения причина возникновения пожара от умышленного поджога, от неосторожного обращения с огнем, от самовозгорания веществ и материалов, исключена версия о такой причине пожара, как неисправность топливной системы. Из объяснений Ш. установлено, что при запуске двигателя произошло короткое замыкание электропроводки бортовой сети с последующим воспламенением изоляции, что повлекло распространение огня на сгораемые детали автомобиля. В связи с этим причиной пожара посчитали неисправность технологического оборудования (короткое замыкание электропроводки). Поскольку тяжких последствий от пожара не наступило, материального ущерба в крупном размере не нанесено, состав преступления отсутствовал, в возбуждении уголовного дела (ст. 168 УК РФ) было отказано.

В силу ст. 239 ТК РФ материальная ответственность работника исключается в случаях возникновения ущерба вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо неисполнения работодателем обязанности по обеспечению надлежащих условий для хранения имущества, вверенного работнику.

В судебном заседании вины Ш. в причинении материального ущерба работодателю не установлено. Более того, по мнению суда, в данном случае возгорание автомашины произошло вследствие непреодолимой силы и нормального хозяйственного риска. Работником были предприняты все усилия для уменьшения размера ущерба, в частности, вызвана пожарная служба. Ш. пытался применить для тушения пожара огнетушители, выданные ему работодателем К., которые оказались неисправны. Поэтому суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для взыскания ущерба с водителя.

Не могут быть удовлетворены требования по взысканию причиненного работником ущерба работодателю, если последним не доказан размер ущерба, причиненный ему виновными действиями работника.

В данном случае интересно для рассмотрения решение Каратузского районного суда Красноярского края от 02.03.2010 N 2-53/2010, в котором рассмотрено дело по иску индивидуального предпринимателя Ц. к А. о взыскании суммы недостачи. В обоснование иска работодатель Ц. сослалась на то, что ответчик работала у нее в должности продавца в магазине "Э" с 22.08.2008 и с нею был заключен трудовой договор, п. 8 которого на А. была возложена полная материальная ответственность за сохранность вверенных товарно-материальных ценностей. Проведенной инвентаризацией была выявлена недостача в сумме 66 756 руб.

Ответчик А. иск не признала, пояснив: действительно, на основании трудового договора она работала продавцом в принадлежащем истцу магазине "Э", и с нею был заключен трудовой договор, предусматривающий материальную ответственность за сохранность товарно-материальных ценностей, однако отдельный договор о полной материальной ответственности между нею и работодателем не заключался.

В связи с намерением А. уйти в отпуск работодателем 19.08.2009 проводилась инвентаризация, при этом в комиссию входили только два человека - Ц. и А. Опись товаров велась на листах чистой бумаги, никакие специальные ведомости не оформлялись. После описи материальных ценностей Ц. ничего о недостаче не говорила, сообщила только после возвращения А. из отпуска. Акт по итогам инвентаризации ответчик не подписывала. Объяснение по поводу недостачи от нее не бралось, и почему недостача образовалась, А. пояснить не может. Считает, что ее вины в недостаче нет, поэтому в удовлетворении иска необходимо отказать.

Изучив материалы дела, суд пришел к выводу, что иск предпринимателя не подлежит удовлетворению, и вот почему. Из общего смысла ст. ст. 243, 244 ТК РФ следует, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случае недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу. При этом такой договор должен соответствовать типовой форме, утвержденной Правительством РФ.

В соответствии со ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для определения размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов.

Судом установлено, что при приеме А. на работу продавцом письменный договор утвержденной формы о полной материальной ответственности работника не заключался.

Как следует из п. 4 Постановления N 52, к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся размер причиненного ущерба и соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Единственным доказательством недостачи товарно-материальных ценностей могут служить материалы инвентаризации, проведенной в строгом соответствии с Методическими указаниями по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденными Приказом Минфина России от 13.06.1995 N 49.

Судом установлено: инвентаризационная опись формы N ИНВ-3, а также сличительная ведомость результатов инвентаризации товарно-материальных ценностей по форме N ИНВ-19 не велись. Имеющиеся в магазине товарно-материальные ценности описывались на чистых листах бумаги. Опись на бланках утвержденного образца составлена истцом Ц. в отсутствие А. В нарушение п. 2.10 названных Методических указаний эти описи не подписывались материально ответственным лицом.

Проанализировав материалы дела и принимая во внимание, что Ц. не доказала как размер причиненного материального ущерба, так и вину А. в его причинении, суд пришел к выводу, что требования Ц. о взыскании недостачи не основаны на законе, поэтому в их удовлетворении отказано.

Если с работником неправомерно заключен договор о полной материальной ответственности, то он несет материальную ответственность за причиненный работодателю ущерб в размере среднемесячного заработка.

В обобщении практики рассмотрения судами Оренбургской области споров о применении законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю, а также в спорах о восстановлении на работе <3> рассмотрено следующее дело.

--------------------------------

<3> Утверждено Постановлением Президиума Оренбургского областного суда от 13.06.2009.

ООО "Охранное предприятие "Ин-ан" (далее - ООО "Ин-ан") обратилось в суд с иском к Г. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей.

Из материалов дела следует, что Г. работал в ООО "Ин-ан" в должности инспектора охраны, с ним был заключен договор о полной материальной ответственности. В период дежурства Г. на объекте охраны ООО "С-ция", с которым у ООО "Ин-ан" был заключен договор на осуществление услуг по охране, 21.06.2008 и 05.07.2008 с указанного объекта были похищены сварочный агрегат АДД 4004П и компрессорная станция ПКСД-5,25ДМ. ООО "Ин-ан" в соответствии с условиями договора на осуществление услуг по охране возместило ООО "С-ция" причиненный ущерб в размере 290 880,95 руб. и просило взыскать эту сумму с Г. как с работника, причинившего ущерб при исполнении трудовых обязанностей.

Решением Дзержинского районного суда г. Оренбурга от 28.10.2008 исковые требования ООО "Ин-ан" удовлетворены частично: с Г. в пользу ООО "Ин-ан" взыскано 7492,5 руб. в счет возмещения ущерба, причиненного ответчиком при ненадлежащем исполнении им трудовых обязанностей, а также 2500 руб. в счет оплаты услуг представителя и 399,4 руб. в счет оплаты государственной пошлины.

В обоснование суммы взыскиваемого ущерба в размере среднемесячного заработка Г. суд указал, что должность инспектора охраны не входит в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденный Постановлением Минтруда РФ от 31.12.2002 N 85. В связи с этим суд первой инстанции посчитал неправомерным заключение договора о полной материальной ответственности между ООО "Ин-ан" и Г. и пришел к выводу о возможности взыскания в соответствии со ст. 241 ТК РФ с Г. ущерба, причиненного при ненадлежащем выполнении трудовых обязанностей, в размере среднемесячного заработка.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Оренбургского областного суда от 18.02.2009 указанное решение оставлено в силе, а кассационная жалоба ООО "Ин-ан" - без удовлетворения.

Работник может быть привлечен к полной материальной ответственности в случае причинения им ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может быть возложена на работника, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении судьей, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях, было вынесено постановление о назначении административного наказания (п. 1 ч. 1 ст. 29.9 КоАП РФ), поскольку в этом случае факт совершения лицом административного правонарушения установлен.

В Шпаковский районный суд Ставропольского края обратился М. Е. И. с иском к Н. Д. С. о возмещении ущерба, причиненного имуществу работодателя. В обоснование своих исковых требований истец М. Е. И. указал, что 15.08.2009 между ним как индивидуальным предпринимателем и Н. Д. С. был заключен трудовой договор, в соответствии с которым ИП М. Е. И. предоставляет Н. Д. С. работу в должности водителя-экспедитора. Для выполнения должных обязанностей Н. Д. С. был передан в эксплуатацию автомобиль марки "Газель".

21.08.2009 Н. Д. С, управляя автомобилем, не выдержал безопасную дистанцию до движущегося впереди транспортного средства и допустил столкновение с автомобилем Skoda, то есть совершил административное правонарушение, что подтверждается протоколом от 08.10.2009. В результате автомобиль "Газель" получил механические повреждения. На приобретение запчастей для ремонта и восстановления автомашины ИП М. Е. И. потратил 33 235 руб.

Водитель с исковыми требованиями не согласен, поскольку не считает себя виновным в совершении данного ДТП. Также он не согласен с суммой ущерба, которая, по его мнению, завышена.

В результате рассмотрения дела суд установил, что водитель-экспедитор Н. Д. С. постановлением о привлечении к административной ответственности от 08.10.2009 был признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ.

Доказательств, свидетельствующих о невиновности Н. Д. С. в произошедшем ДТП и о том, что сумма, потраченная истцом на восстановление автомашины, завышена, суду не представлено, поэтому суд удовлетворил требования ИП М. Е. И. и взыскал с Г. ущерб, причиненный ДТП.

Наличие обвинительного приговора суда является обязательным условием для возможного привлечения работника к полной материальной ответственности по п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Прекращение уголовного дела на стадии расследования или в суде (даже в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, вследствие акта об амнистии) либо вынесение судом оправдательного приговора не может служить основанием для привлечения лица к полной материальной ответственности.

В качестве примера можно привести Определение ВС РФ от 01.08.2008 N 48-В08-7 по иску ОАО "Еманжелинскхлеб" к Ф. о возмещении ущерба в порядке регресса с работника. Судом установлено, что 07.10.2005 водитель предприятия Ф., управляя автомобилем ЗИЛ-431410, выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с автомобилем ВАЗ-2106 под управлением водителя Б., который от полученных в результате данного ДТП травм скончался. Органами ГИБДД Ф. был признан виновным в совершении ДТП. Постановлением районного суда Челябинской области от 13.03.2006 уголовное дело, возбужденное в отношении Ф., было прекращено за примирением обвиняемого с представителем потерпевшего. Решением городского суда Челябинской области от 28.08.2006 с ОАО "Еманжелинскхлеб" в пользу потерпевшего была взыскана компенсация морального вреда в сумме 80 000 руб., которую выплатило предприятие. Решением Еманжелинского городского суда Челябинской области от 25.04.2007, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Челябинского областного суда от 14.06.2007, исковые требования ОАО "Еманжелинскхлеб" были удовлетворены частично: взыскать с Ф. в пользу организации в возмещение ущерба 40 000 руб., а также судебные расходы. Отменяя названные судебные акты, ВС РФ указал, что в отношении Ф. вступившего в законную силу обвинительного приговора по уголовному делу не имеется, а следовательно, организация не обладает правом требования от Ф. возмещения ущерба в полном размере.

При рассмотрении споров, возникающих между работодателем и работником, о взыскании с последнего причиненного им материального ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения работодателю необходимо устанавливать и иные основания для взыскания указанного ущерба, а также причинно-следственную связь между материальным ущербом и действиями работника.

Так, СПК обратился в суд с иском к Т. и просил взыскать с него в счет ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей, 19 185 руб. Из материалов дела следует, что Т. работал в СПК пастухом. В одну из смен произошел падеж коровы на пастбище. По утверждению истца, Т., будучи в состоянии алкогольного опьянения, оставил стадо без присмотра, о гибели коровы сообщил несвоевременно, что привело к порче мяса.

Решением Сунского районного суда Кировской области от 13.10.2009 иск удовлетворен частично: в пользу СПК взыскан ущерб, причиненный работодателю работником при исполнении трудовых обязанностей, в размере 10 000 руб.

Суд установил, что Т. причинил ущерб СПК в состоянии алкогольного опьянения, что подтверждается показаниями свидетелей и ответчика. Острое заболевание и падеж коровы произошли во время пастьбы Т. вверенного ему стада в связи с тем, что в результате несоблюдения должностной инструкции, распития спиртных напитков и оставления стада в течение рабочего дня без присмотра Т. не проконтролировал кормление животных, что привело к поеданию коровами бобовых растений и гибели одной из коров от вздутия (темпонии).

Договор о полной материальной ответственности с Т. не заключался. Однако в силу ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, в том числе в случае причинения ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения.

Суд нашел факт причинения ущерба Т. работодателю в состоянии алкогольного опьянения доказанным. В результате принято решение о возложении на работника Т. полной материальной ответственности за ущерб, причиненный им СПК. Но учитывая то, что несмотря на несвоевременную разделку туши мясо было пригодно для скармливания животным и была произведена его утилизация по инициативе истца, а также принимая во внимание низкий уровень заработной платы ответчика, суд нашел возможным снизить размер ущерба с 19 185 руб. до 10 000 руб.

Смерть работника, привлекаемого через суд к материальной ответственности, является основанием для прекращения производства по делу, так как правопреемство по таким делам со стороны работника в силу личного характера правоотношений невозможно.

Из практики рассмотрения судами Оренбургской области споров о применении законодательства, регулирующего материальную ответственность работников, интересно следующее дело.

Потребительский гаражный кооператив обратился к мировому судье с иском к В. и просил взыскать с нее ущерб, причиненный при исполнении трудовых обязанностей, в сумме 132 692 руб., указав в обосновании заявленных требований, что В. работала бухгалтером-кассиром, с ней был заключен договор о полной материальной ответственности, а в результате ревизии была выявлена недостача денежных средств в размере 132 692 руб., которые и просил взыскать с ответчика истец.

В период производства по делу ответчик В. умерла.

Мировой судья Ленинского района г. Оренбурга определением от 30.05.2008 на основании ст. 220 ГПК РФ прекратил производство по делу, указав, что дело подлежит прекращению, если в связи со смертью гражданина, являющегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не предусматривает правопреемство. Также было отмечено, что основанием для предъявления истцом иска к ответчику о взыскании суммы недостачи (суммы ущерба) явились трудовые правоотношения между истцом и ответчиком, в соответствии с которыми В. лично выполняла за плату трудовую функцию. Материальная ответственность работника наступает за ущерб, причиненный работником работодателю в результате виновного противоправного поведения работника. Таким образом, указанное правоотношение между истцом и ответчиком носит специфический личный характер и права и обязанности по нему не могут быть переведены на иное лицо, не выполнявшее тех действий, в результате которых, по мнению истца, ему и был причинен материальный ущерб.

Ленинский районный суд г. Оренбурга согласился с позицией мирового судьи и своим апелляционным определением от 15.07.2008 определение мирового судьи оставил без изменения, а апелляционную жалобу истца - без удовлетворения.

В. П.Ющин

Эксперт журнала

"Отдел кадров

Коммерческой организации"

Подписано в печать

29.07.2010

возмещение материального ущербавозмещение ущерба работником

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1