Служебный роман по принуждению

Юрий Андреев

Источник: Российская газета

В Таганском суде Москвы начинаются слушания необычного дела. Согласитесь, что сексуальные домогательства женщины-руководителя к подчиненному мужчине, да еще с использованием служебного положения, - случай в отечественной судебной практике беспрецедентный.

Однако таковым он останется и после этого процесса. Суть дела проста. Руководящая дама домогалась ответных чувств от подчиненного сначала намеками, а потом начала его третировать. И, не добившись его расположения, вынудила уволиться из фирмы. Вспоминаете сюжет знаменитого фильма про основной инстинкт? Только в отличие от американского сюжета наш будет развиваться по другому сценарию. У героя этой реальной судебной истории нет никаких процессуальных возможностей подать иск лично против преследовавшей его начальницы. Потому что для прямого рассмотрения подобного дела в российском суде нет ни необходимой законодательной базы, ни следственной практики, ни соответствующего общественного мнения.

Так что в суде будет рассматриваться не иск гражданина К. к гражданке С., а его иск к корпорации о восстановлении на работе и компенсации вреда за неправомерное увольнение. Нет у нас даже и соответствующего юридического термина для подобных ситуаций, которые на Западе определяются как "харассмент" (англ. harassment - оскорбление, притеснение, агрессия).

По западной статистике, с должностными преступлениями на сексуальной почве в США сталкивались 80 процентов женщин и 25 процентов мужчин, в Европе - 50 и 10 процентов соответственно. Существует и используется в судебной практике классификация подобных преступлений по их тяжести - от оскорбительных суждений по половому признаку до нежелательных приглашений к совместным сексуальным действиям и принуждения к оным за вознаграждение или под угрозой наказания.

Благодаря четким законодательным нормам и служебным инструкциям на Западе точно знают, как действовать в подобных ситуациях. Во-первых, написать агрессору предупредительное письмо с заверенной копией и уведомлением. Во-вторых, фиксировать время, место и свидетелей харассмента. В-третьих, обратиться с официальным заявлением к работодателю, в-четвертых, заручиться экспертизой психиатра... Словом, в результате такой "техники безопасности" появляется обоснованный судебный иск и к обидчику, и к руководству фирмы, не принявшему мер (опять-таки четко регламентированных) для цивилизованного предотвращения или разрешения подобной ситуации.

Разумеется, жизнь и человеческие отношения всегда будут сложнее и многообразнее любых норм и регламентаций. В тех же США, несмотря на все предосторожности, ежегодная сумма компенсаций по делам о харассменте достигает почти миллиарда долларов! Однако в общественном мнении эти, казалось бы, прямые убытки работодателей (даже при соблюдении ими вышеприведенных законодательных норм) все равно в конечном счете окупаются, поскольку и моральный климат предприятия улучшается, и растет его репутация. Почему? Да потому, что даже не обязанная разрешать все хитросплетения интимных отношений, но уважающая себя корпорация всегда сочтет своим нравственным долгом помочь своим сотрудникам как можно легче выйти из непредсказуемых житейских коллизий.

Стоит ли говорить, что наша служебная и судебная практика еще и близко не стоит к западной, хотя и та отнюдь не безупречна. И если тема мужского харассмента еще время от времени поднимается для обсуждения, то о женском общественное мнение судит разве что на уровне якобы самоочевидного казуса, анекдота. И все это кажется анекдотом до той поры, пока человек на собственной шкуре не убеждается, каково это - отбиваться от домогательств всесильного начальника.

"Ну, это вы уж слишком!" - скажет тот, кто никогда не сталкивался с подобными ситуациями. Тогда приходите в Таганский суд и сможете сами убедиться, как не хватает нам западных регламентов и законодательных норм.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1