Регистратор как антитрейдер

Современная экономика России в последние годы столкнулась с огромной проблемой: лавиной корпоративных конфликтов и рейдерских атак, предпринимаемых специализированными рейдерскими структурами для захвата контроля над акционерной собственностью. Такие рейдерские атаки нередко приводят к ликвидации компании-цели, расхищению принадлежащих ей активов и контролируемых ею ресурсов, потере акционерной собственности, обесценению акций. При этом применялись как правовые, так и, чаще всего, неправовые методы нападения на компанию, попавшую в сферу интересов рейдерской компании. Все эти действия, связанные с переделом собственности, как правило, сопровождаются нарушением прав и имущественных интересов акционеров. У инвесторов, вкладывающих средства в российские компании, появился специфический термин: один из рисков таких инвестиций — риск неправового отъема собственности. Безусловно, рассматриваемые процессы не только снижают инвестиционную привлекательность отечественных компаний, но и негативно отражаются на экономике страны. В поле зрения рейдеров в разное время попадали акционерные общества различной отраслевой принадлежности. Сначала атаке подверглись крупные универмаги, затем волна захватов прошла по транспортным предприятиям, предприятиям промышленности и, наконец, по научно-исследовательским институтам, имеющим в собственности привлекательные объекты недвижимости. Проблема рейдерства стала настолько острой, что была рассмотрена на правительственном уровне и стала причиной разработки ряда новых Федеральных законов.

Как правило, рейдерская атака на акционерное общество сопровождается попыткой втянуть в корпоративную войну регистратора, осуществляющего ведение реестра компании и стоящего на пути рейдера к его заветной цели. Это вполне объяснимо. Нападающая сторона пытается получить доступ к сведениям об акционерах, чтобы попытаться скупить у них акции, пытается воздействовать на регистратора в целях затруднения скупки акций со стороны действующих менеджеров общества и дружественных ему структур. Минуя регистратора, невозможно провести собственное внеочередное общее собрание акционеров с целью смены органов управления акционерного общества и одновременно затруднить реализацию корпоративных процедур, инициируемых акционерным обществом в качестве средств защиты своих интересов.

Одним из наиболее распространенных методов борьбы с регистратором является так называемая «веерная» жалоба на действия регистратора, имеющая целью блокировать работу регистратора, создать риски потери регистратором лицензии.

И действительно, лицензионные и иные риски регистратора в период конфликта существенно возрастают; как показала практика, «кошмарить» можно не только эмитента. Не мудрено, что в регистраторском бизнесе появился термин «заказное убийство регистратора». Регистратор попадает в поле зрения одновременно всех контролирующих, налоговых и правоохранительных структур. Цель проста — сделать регистратора более сговорчивым во взаимоотношениях с рейдерской структурой, отвлечь его внимание от проблемы эмитента и заставить его заниматься собственной защитой.

Нередко результатами рейдерской атаки становится появление, мягко выражаясь, «спорных» и противоречивых судебных решений, ограничивающих права общества, действующих акционеров, регистратора. Известны попытки кражи акций у акционеров посредством представления регистратору фальсифицированных передаточных распоряжений и доверенностей. В российской действительности имели место случаи, когда нападающая сторона покупала контрольный пакет акций регистратора с тем, чтобы обеспечить себе существенные преимущества в корпоративной войне.

Скажи мне, кто твой друг

Перед регистратором остро встает проблема выработки оптимальной линии поведения. Самым очевидным решением здесь, казалось бы, является полный нейтралитет, полная беспристрастность и равная удаленность регистратора от всех конфликтующих сторон. Однако никто не может отменить закон физики, и «состояние неустойчивого равновесия» не может быть долгим. Поэтому самое очевидное решение не всегда является самым правильным.

Миссия регистратора как профессионального участника рынка ценных бумаг заключается в обеспечении прав собственности акционера на принадлежащие ему акции, а также в обеспечении возможности реализации владельцами акций своих прав как акционеров. В деятельности регистратора очень важна морально-этическая составляющая. Этический посыл в данном случае таков: отстраненность и беспристрастность регистратора в условиях, когда рейдер действует с использованием внеправовых методов нападения, создает благоприятную «биологическую среду» для проведения рейдерской атаки. Это может привести не только к нарушению прав отдельных акционеров, но и к потере всеми акционерами одновременно своей собственности в компании.

Регистратор может и должен оказывать своему клиенту — акционерному обществу посильную помощь в отражении рейдерской атаки. Конечно же, оставаясь при этом в рамках правового поля.

Так чем же может регистратор помочь акционерному обществу в отражении рейдерской атаки?

Первый звоночек

Недаром говорят: «Кто предупрежден, тот вооружен». Регистратор, как правило, первый узнает о подготовке рейдерской атаки. А для опытного специалиста регистратора бывает достаточно одного телефонного звонка мнимого акционера с целью получения информации о месте расположения реестра конкретного общества. Следующим шагом может быть открытие неизвестной структурой «нулевого» счета в реестре акционеров конкретного эмитента без предоставления передаточного распоряжения. И, наконец, активизация акционеров такого эмитента, «вдруг» вспомнивших, что они не внесли в свои лицевые счета изменения, связанные со сменой паспорта или адреса регистрации. Все это может послужить первыми признаками готовящейся операции по массированной скупке акций общества, попавшего в поле зрения рейдера. Иногда регистратору поступают извещения о предстоящих судебных заседаниях, связанных с разрешением корпоративного спора, уже вступившие в силу решения или определения суда, о существовании которых не знает само акционерное общество. Нередки случаи поступления в адрес регистратора конвертов с пустыми листами или с информацией, ничего общего не имеющей с исковым требованием.

Наиболее серьезным свидетельством начала корпоративного конфликта является предоставление регистратору запроса на получение информации из реестра конкретного общества со стороны владельца более одного процента голосующих акций общества. Это может стать серьезной основой для составления списка рассылки информации в адрес акционеров общества. Свидетельством готовящейся атаки может стать внеплановая проверка реестра акционеров, проводимая регулирующими органами по жалобам акционера. Заблаговременное предупреждение акционерного общества о признаках надвигающейся рейдерской атаки помогает компании своевременно принять необходимые меры к обороне.

«Кто владеет информацией, тот владеет миром»

В ходе рейдерской атаки нападающая сторона использует все возможные методы для получения доступа к списку акционеров компании-цели. Среди них — направление регистратору информационных запросов через органы государственного управления. От кого только регистратор ни получает запросы с требованием на предоставление списка акционеров: от следственных и правоохранительных органов до участковых милиционеров, налоговых органов, региональных отделений антимонопольной службы и т.д. В случае если запросы не имеют правовых оснований для получения информации из реестра, то они, как правило, оформлены с нарушением законодательства, подписаны не уполномоченными лицами, а их подписи не скрепляются печатью. Только «ленивый» сегодня не запрашивает у регистратора списки владельцев именных ценных бумаг.

Получив подобный запрос (по формальным признакам оформленный без нарушений), регистратор может, не углубляясь в мотивы возникновения запроса, предоставить запрашиваемую информацию. А может предпринять меры по выяснению оснований направления регистратору запроса, его официальности, факта регистрации исходящего документа в соответствующем органе. В конце концов, не исключается и оценка содержания запроса с учетом ограничений, налагаемых на сбор такой информации, например, Законом «О персональных данных», иными действующими нормативными актами. Тщательное изучение оснований предоставления информации требует не только дополнительного времени, но и высокой квалификации персонала регистратора.

Другой способ, применяемый нападающей стороной, — запрос у регистратора списка лиц, имеющих право на участие во внеочередном общем собрании акционеров в связи с отказом совета директоров акционерного общества своему акционеру в проведении такого собрания. И в этом случае регистратор может принять дополнительные меры по защите информации. Например, проявив должную осмотрительность, обратиться к акционерному обществу с запросом о том, действительно ли в акционерное общество поступало требование акционера о проведении общего собрания акционеров, и такое требование не было рассмотрено или по нему был выдан отказ в проведении внеочередного собрания. При проведении такого расследования нередко выясняется, что в общество требование о проведении внеочередного собрания не поступало, а, следовательно, акционер не имеет права получить запрашиваемый список.

Среди методов ограничения доступа к списку лиц, имеющих право на участие в собрании, — всесторонний анализ регистратором полученной информации. Например, можно провести сопоставление дат предстоящего собрания, предполагаемой даты выдачи списка, предполагаемой даты рассылки уведомлений и т.д., а при выявленных нестыковках или нарушении сроков рассылки запросить регулирующие органы о правомочности предоставления списка, отложив предоставление информации до момента получения ответа по направленному запросу. Надо признать, что чем изощреннее действия рейдеров, тем богаче арсенал методов защиты информации у регистратора.

Анализируя историю развития противостояния рейдер — регистратор, с уверенностью можно сказать, что примитивные попытки «купить» списки акционеров у сотрудников регистратора с развитием технических средств практически ушли в прошлое.

Смотри в четыре глаза!

В условиях корпоративного конфликта регистратор обязан максимально усилить контроль за поступающими к нему документами в целях исключения случаев исполнения подложных документов. В первую очередь это касается проверки подлинности подписи акционера под передаточным распоряжением, проверки полномочий лиц, отдающих распоряжения регистратору, а также предоставивших ему эти документы. Во избежание фальсификаций регистратор должен тщательно сопоставить образцы подписей акционеров в анкетах зарегистрированных лиц и под передаточными и иными распоряжениями, принять дополнительные меры по проверке волеизъявления владельца. В то же время полное стопроцентное совпадение подписи — другая крайность, которая тоже может свидетельствовать о подделке документа. Широкое распространение в последнее десятилетие высокотехнологичной офисной техники, с одной стороны, не может не радовать, а с другой, доставляет регистраторам немало дополнительных проблем. Определить подлог документов может только очень опытный регистратор. Исполнение такого передаточного распоряжения осуществляется только в случае личной явки акционера и проставления подписи в присутствии уполномоченного представителя регистратора. Наиболее распространенная причина отказа регистратора от внесения записи в реестр — «наличие существенных и обоснованных сомнений в подлинности подписи акционера под передаточным распоряжением».

Чем богаты, тем и рады…

Опытный регистратор, ведущий реестры разноотраслевых акционерных обществ в различных регионах России, сталкивается с корпоративными конфликтами и их последствиями постоянно. Такой регистратор обладает огромным объемом информации об используемых участниками конфликта методах борьбы. Смена географии рейдерских атак существенно не может поменять методы нападения. Соответственно, регистратор может реально помочь своему клиенту составить и реализовать план защиты от рейдерской атаки. В случае, когда выработанный эмитентом план защиты предусматривает организацию встречной скупки акций на одного из акционеров эмитента или в пользу дружественного инвестора, регистратор в рамках правового поля может создать режим наибольшего благоприятствования для проведения такой скупки.

Предоставление предварительных консультаций эмитенту о порядке оформления документов, проведение предварительных экспертиз таких документов, минимизация сроков проведения операций в реестре в рамках предоставленного регистратору временнóго коридора для их совершения уже существенно облегчит жизнь эмитента и даст возможность «на несколько шагов» опередить контрскупщика. Активная же профессиональная помощь регистратора может существенно сократить путь к победе.

Заключая договор с обществом, находящимся в ситуации корпоративного конфликта, важно уделить внимание качественной приемке документов системы ведения реестра от предыдущего регистратора, особенно если ведение реестра осуществлялось самим эмитентом. Регистратор в состоянии помочь эмитенту проанализировать состояние документов, оказать помощь в восстановлении недостающих документов системы ведения реестра. Качественная приемка реестра в дальнейшем может оказать существенную помощь с точки зрения защиты.

В целях исключения риска списания крупных пакетов акций с их реальных владельцев по подложным документам регистратор может предложить услугу по информированию акционера о поступивших регистратору передаточных распоряжениях по его лицевому счету до проведения операций в реестре. Регистратор может обеспечить периодическое оперативное предоставление своему клиенту информации о движении ценных бумаг, о суммах сделок, иную аналитическую информацию.

В настоящее время ФСФР России придерживается позиции, что эмитент не имеет права доступа к информации реестра за исключением информации, непосредственно предусмотренной Положением о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг: списки лиц, имеющих право на участие в собрании или на получение дивидендов, выписки из реестра по лицевому счету эмитента и т.д. Такая позиция регулирующего органа, особенно в период корпоративного конфликта, а порою и корпоративной войны, представляется ошибочной.

Во-первых, согласно нормам действующего законодательства эмитент, заключив договор с регистратором, не освобождается от ответственности за ведение реестра. Эта норма подтверждается имеющими место решениями судов, предписывающих именно эмитенту компенсировать акционерам ущерб, возникший в результате неправомерных действий регистратора.

Во-вторых, обязанность по учету акционеров общества — это обязанность эмитента, которая в силу закона передается специализированному регистратору.

В-третьих, акционерное общество с хорошо поставленной системой корпоративного управления заботится о росте своей капитализации, стремится максимально полно учитывать в своей деятельности интересы акционеров, создавать максимально благоприятные условия для реализации акционерами своих прав. Но для этого акционерное общество должно знать состав своих акционеров, отслеживать тенденции в изменении структуры акционеров, анализировать рынок своих ценных бумаг. Сделать это без информации из системы ведения реестра невозможно.

Одна голова — хорошо, а две — не всегда лучше!

Рейдерская атака нередко сопровождается такими действиями, как проведение внеочередного общего собрания акционеров с повесткой дня о досрочном прекращении полномочий органов управления и избрании новых. При этом часто такие собрания проводятся с существенными нарушениями установленных законом процедур, начиная с нарушения порядка уведомления акционеров о предстоящем собрании (например, рассылка пустых конвертов) до создания непреодолимых препятствий на пути крупных акционеров в их желании присутствовать на внеочередном собрании и, как результат, отсутствие кворума. А затем проведение повторного внеочередного собрания с аналогичными нарушениями и принятие желаемых решений.

«Новые» органы управления в этом случае, как правило, спешат передать систему ведения реестра компании, в отношении которой осуществляется рейд, подконтрольному или дружественному им регистратору. Такая передача реестра впоследствии может повлечь массовые нарушения прав акционеров[1], и действующий регистратор может попытаться ей воспротивиться. На практике возникают ситуации, когда при наличии одновременно множества противоречивых решений разных судебных органов у регистратора отсутствует возможность однозначно определить, кто же может представлять интересы эмитента. В условиях возникшего двоевластия регистратор имеет возможность прекратить исполнение документов, полученных от любого представителя эмитента, до момента окончания судебного расследования и подтверждения полномочий одного из представителей.

«Наш суд — самый гуманный суд в мире…!»

Нередко корпоративный конфликт сопровождается судебными исками, направленными на признание недействительными выпуска ценных бумаг, отдельных сделок с акциями компании-цели, совершенных эмитентом или его акционерами. В этом случае регистратор, как правило, привлекается к участию в процессе в качестве третьей стороны или даже ответчика. Дело здесь не в том, что регистратор допустил какую-либо ошибку, а в том, что в случае удовлетворения иска суду проще обеспечить исполнение решения, принятого в адрес участника процесса. В данной ситуации можно ограничиться направлением в суд отзыва и не принимать участия в судебном заседании. Однако существует и другой подход. Суть его — в активной позиции, направленной на установление истины и защиту прав акционеров, недопущение принятия судом необоснованного или невыполнимого решения. Обладая достаточно большим опытом и информацией о результатах корпоративных конфликтов в иных компаниях, юридическая служба регистратора может оказать существенную помощь по защите интересов в суде. В свете изложенного эмитенту бывает целесообразно по собственной инициативе, но с согласия регистратора, привлечь его к судебному процессу.

Возможна и иная ситуация: регистратор не привлекался для участия в процессе и получает исполнительный лист по принятому судом решению или, чаще, на основе определения суда о принятии обеспечительных мер, которые, мягко говоря, выглядят необоснованными и влекут за собой нарушение имущественных интересов акционеров. Регистратор, стремящийся защитить права и имущественные интересы акционеров, попытается воспрепятствовать исполнению противоправного решения, например, обратившись в суд за разъяснением порядка его исполнения, возбудив встречный иск, привлекая к возникшей проблеме государственный регулирующий орган или свою профессиональную ассоциацию.

Разум определяет выбор!

Справедливости ради следует отметить, что далеко не любой регистратор готов и будет оказывать помощь своим клиентам в отражении такой атаки. Для некоторых регистраторов предпочтительней оказаться «вне схватки». Даже если в результате корпоративной войны атакуемая компания перестанет существовать, не велика потеря. Такая позиция наиболее характерна для крупных регистраторов, контролируемых финансово-промышленными группами и обеспечивающих обслуживание реестров этих групп.

Заключение договора на ведение реестра с обществом в период развивающегося корпоративного конфликта действительно влечет за собой не только увеличение прямых финансовых затрат регистратора, но и увеличение лицензионных рисков (ведь действия регистратора обязательно будут рейдерами обжаловаться). И, конечно, позиция регистратора в корпоративном конфликте во многом зависит и от личности руководителя регистратора, и от способности ведущих специалистов ориентироваться и разрешать хитросплетения корпоративной войны.

Выше рассмотрены лишь некоторые возможности, которыми располагает регистратор для помощи акционерному обществу в деле защиты от рейдерской атаки.

Таким образом, правильный выбор регистратора — одна из составляющих частей работы эмитента по профилактике и предотвращению корпоративных захватов.

[1] Например, массовое списание акций со счетов акционеров по подложным документам, «утеря» реестра и правоустанавливающих документов новым регистратором, незаконный отказ регистратора в проведении операций и предоставлении информации из реестра по требованию отдельных акционеров.

Ирина Кулешова
Источник: Журнал "АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО: вопросы корпоративного управления"

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1