Развитие представлений о семейных отношениях у детей

Т.И. ПУХОВА

Родители дошкольников больше всего озабочены тем, как пораньше научить детей считать и писать; а вопрос о том, как ребенок представляет себе свою семью и насколько это важно для будущего личного счастья, в обычной ситуации часто упускается из виду и родителями, и детскими специалистами. Если у ребенка наблюдаются невротические симптомы, то, конечно, ему предложат нарисовать семью, составить рассказ по картинкам САТ (ChildrenТs apperception test) или РАТ (рисуночный апперцептивный тест), однако эти методики, безусловно, дают представление о различных эмоциональных особенностях ребенка и довольно расплывчато о том, как ребенокдошкольник видит родительские функции в семье. Мы попытались выявить, какие представления о родительских функциях складываются у ребенка такого возраста, и задумались над проблемой, как они могут формироваться и каким образом их можно обнаружить у дошкольника.

Научение человека осуществляется в некотором смысле двумя способами: сознательным, путем усвоения вербальной информации, и бессознательным в виде подражания. Второй способ имеет гораздо больше возможностей, а некоторым вещам вообще можно научиться только подражанием.

Л.С. Выготский считал подражание источником возникновения всех специфических человеческих свойств сознания и видов деятельности [1].

Подражание, или имитация, у детей дошкольного возраста обозначается многими психологами термином "идентификация "; тем самым подчеркивается особая направленность имитационного процесса. Содержание подражания, начиная с трехлетнего возраста, представляет собой моделирование поведения взрослого [4]. Психоаналитики утверждают, что развитие сверхЯ происходит в процессе идентификации с родителями и интериоризации родительского авторитета. Ребенок в своем развитии движется от принципа удовольствия к

15

принципу реальности, и образование сверхЯ считается решающим прогрессом в социализации (цит. по [4]).

Родительское поведение в повседневных бытовых ситуациях наиболее знакомо и доступно детскому подражанию. В нашей культуре акты проявления родительской заботы о детях, доступные детскому пониманию, в полной семье примерно одинаковы. Родители обеспечивают удовлетворение физиологических потребностей ребенка: кормят, одевают, укладывают детей спать. Кроме того, они еще отдыхают и работают. Мы считаем, что ребенок в своей игре способен отразить эти поведенческие акты; если дошкольник их не отражает, возможно, он еще не выделяет эти функции окружающих его людей. Мы склонны предполагать, что и другие процессы социализации у такого ребенка будут протекать своеобразно и, возможно, с опозданием.

На протяжении дошкольного возраста наблюдается динамика перехода от отражения взаимодействия взрослого с предметами к отражению взаимоотношений с другими людьми [3]. Игровое действие это то действие, которое соответствует представлениям ребенка. Чтобы играть в отношения, надо уметь их вычленять [7]. Значит, исследуя представления ребенка о семейных ролях, мы исследуем то, как идут процессы идентификации у данного конкретного ребенка.

Ведущая деятельность ребенка дошкольного возраста сюжетноролевая игра. Г. Лэндрет пишет: "Игра естественный язык ребенка, она является средой для его самовыражения, в которой он чувствует себя наиболее комфортно " [2; 53]. Поэтому наиболее логично, на наш взгляд, для диагностики социального развития ребенка использовать наблюдение за ребенком в процессе игры. Наблюдение за игрой ребенка используется в психологии очень давно. В этой работе мы предлагаем выделить некоторые аспекты детской игры с фиксированным сюжетом, с тем чтобы иметь возможность достаточно однозначно дифференцировать факты и избежать субъективной интерпретации.

В современной концепции психологии игры различаются сюжет и содержание игры ребенка [7]. Сюжет это область действительности, которая воспроизводится детьми в игре. Сюжет это конкретные условия жизни, знакомые ребенку. Содержание игры это то, что воспроизводится ребенком в качестве момента деятельности и отношений между взрослыми в их труде и общественной жизни [8]. Игра отражает стремление детей участвовать в жизни взрослых. Развитие игры зависит от условий жизни и от социальных влияний [5].

Предметы, которые мы предлагаем для игры, наталкивают ребенка на определенный сюжет, хорошо знакомый каждому ребенку: внутрисемейное бытовое взаимодействие членов семьи, их функционирование в домашней ситуации.

Диагностические методики с использованием кукол разрабатывались и применялись многими авторами, причем психоаналитически ориентированные авторы используют игры для детей как терапевтические техники (А. Вольтман, М. Гауорт, М. Рамберт).

Т.А. Репина в своем исследовании предлагала детям четыре куклы: мама, папа, дочь и сын; во время игры одна кукла изымалась: у девочек мама, у мальчиков папа [6].

В нашей методике используется шесть кукол, с тем чтобы ребенок мог при желании пользоваться ими для обозначения трех поколений семьи: бабушек с дедушками, родителей и детей.

16

Предлагаемая методика "Шесть кукол " предоставляет возможность психологу анализировать состояние готовности ребенка к усвоению социального опыта вообще и конкретно усвоение функций внутрисемейного взаимодействия.

Понятие социального развития включает в себя огромное множество аспектов; в этой работе мы анализируем только один из них, а именно способность ребенка выделять родительские функции в семье.

Отметим, что эту методику можно рассматривать как проективную и в этом случае для интерпретации результатов необходима психологическая подготовка. Однако мы считаем достаточно информативным и упрощенный вариант подсчета результатов, в котором необходимо провести небольшой контент-анализ протокола, чтобы составить числовую формулу, содержащую семь чисел. Интерпретация этой формулы довольно проста, возможно, ею могли бы пользоваться и воспитатели. Более глубокий анализ результатов требует от исследователя навыков аналитического подхода.

Наблюдение за игрой ребенка с шестью куклами при одновременном использовании других игрушек, имитирующих предметы домашнего обихода, позволяет выявить сформированность у ребенка представлений о семейных связях, о распределении ролей, а также об их функционировании, ибо "всякое создание воображения всегда строится из элементов, взятых из действительности и содержащихся в прошлом опыте человека " [1; 8].

В этой статье мы приводим описание процесса работы, протоколы для иллюстрации подсчета результатов, который мы решили для компактности записывать в виде некоторой результирующей формулы, содержащей семь чисел. Приводится также таблица со средними значениями отдельных показателей, обсуждение и сравнение полученных результатов у детей из полной и неполной семьи, а также у воспитанников детского дома.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Материальное обеспечение этой методики довольно простое и может быть составлено из игрушек, продающихся в магазине. Шесть фигурок, которые вы используете для работы, могут быть куклами или зверюшками. В последнем случае на персонажах должна быть одежда или какиелибо предметы, очеловечивающие их (как в мультфильмах, вполне достаточно, если на них будет бантик, фартучек или кепка и т.п.). Мы использовали в качестве шести кукол пластмассовых медвежат, это оказалось удачным, так как они имели неопределенный возраст, их легко было считать и детьми, и стариками.

Для этих главных персонажей необходимо подобрать подходящих размеров мебель и какуюнибудь домашнюю утварь. У нас было двадцать предметов, из них примерно половина для кухни и половина для жилой комнаты (в нашей культуре это одновременно спальня, кабинет и гостиная).

Если в наборе четыре одинаковых стула, то они рассматриваются как один предмет, если же, например, столы имеют различную форму, то это разные предметы. Примерный перечень таков: для кухни столы обеденный и рабочий, стулья, холодильник, мойка, плита, телевизор, веник, чайник, пирог; для жилой комнаты стол, кровати, кресла, пианино, картина, компьютер, комод, зеркало, часы, торшер. Требуется также некоторое приспособление, организующее

17

игровое пространство в две комнаты. Увеличение количества игрушек или комнат удлиняет время знакомства с игрушками, а значит, и продолжительность работы, рассеивает внимание ребенка, в целом не способствует продуктивности работы исследователя при применении данной методики. Мы использовали достаточно мелкие игрушки, благодаря чему набор легко было брать в различные поездки.

Предваряет работу короткая доверительная беседа: сейчас я покажу тебе свои игрушки, а потом ты мне покажешь, во что ты любишь играть. Расскажи, с кем ты живешь: с мамой, папой, бабушкой, дедушкой. Есть ли у тебя братья или сестры?

Первый этап работы позволяет оценить осведомленность ребенка. Игрушки должны быть незнакомы ребенку, но, конечно же, они моделируют знакомые ему предметы домашнего обихода. Вы просите ребенка назвать представленные в наборе предметы и отмечаете минусом те, которые он не назвал (допустим, были не названы четыре предмета; в записи это 4). На этом же этапе ребенку предлагается расставить имеющиеся игрушки, чтобы получились кухня и жилая комната. Затем предлагается посмотреть на шесть фигурок и решить, кто из них кем является и чем они сейчас занимаются.

На этом первый этап завершен, он занимает 20 30 мин, и вы предлагаете ребенку заняться чемто другим: "Поди, поиграй или побегай ". Это необходимо сделать, так как ребенок уже устал. Через короткий промежуток времени вы приглашаете ребенка для второго этапа, предварительно распределив предметы соответственно их функциональному назначению так, как вы считаете правильным. Для детей старшего дошкольного возраста можно обойтись и без такого антракта.

Второй этап работы представляет собой непосредственно игру, психолог старается не вмешиваться в действие, а только записывает то, что говорит ребенок; если ребенок молчит, допускается вопрос: "А что они делают? " или "Кто и что говорит? ". Временной промежуток такой же: 20 30 мин. Если в игре звучит прямая речь, то вы уточняете, кто это сказал.

Если вы тестируете несколько детей, то постарайтесь уединиться с одним ребенком, в противном случае часто бывает, что дети начинают копировать игру другого ребенка. Конечно, развитию ребенка это не повредит, но анализировать такие результаты не имеет смысла.

Для детей из детских домов мы предлагаем третий этап, который, на наш взгляд, мог бы состоять из совместной игры психолога и ребенка, после чего вновь фиксируется самостоятельная игра ребенка и из сравнения с первым вариантом делается вывод о том, что ребенок сумел повторить за психологом.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

Как мы уже отмечали, методику "Шесть кукол " можно считать проективной, но для такого анализа результатов требуется специальная подготовка психолога. У маленьких детей в игре преобладает манипулирование с предметами, у более старших мы находим взаимодействие между участниками.

Используя эту методику в семейном консультировании, мы можем определить, как ребенок видит семейную ситуацию: кто из родителей играет, на его взгляд, главную роль, а кто второстепенную; кого из родителей ребенок изображает более подробно, что говорит о готовности интериоризировать

18

поведение данного персонажа. При этом все наши выводы мы должны соотносить с индивидуальностью ребенка.

В качестве примера ниже приводятся выдержки из протоколов. Они показывают, какое качественное отличие игры в семью мы наблюдаем у детей из полной семьи от игры других детей. Мы будем указывать здесь уровень общего развития ребенка: высокий, средний и низкий, что определялось либо другими распространенными методиками (тест Бендер, рисунок человека), либо со слов воспитателя. Все это довольно хорошо соотносилось со способностью ребенка назвать предлагаемые ему игрушки. При высоком уровне ребенок узнает из предлагаемых предметов 19 20. Дети со средним уровнем не называют обычно 2 4 предмета, с низким уровнем общего развития не называют вообще или называют неточно 4 6 предметов. Общее количество действий, упоминаемое в протоколе, никак не соотносится с уровнем развития, оно отражает какуюто другую способность, возможно вербальную, но это требует дальнейшего осмысления.

Наличие прямой речи персонажей чаще встречается у старших дошкольников и значительно реже у младших. В целом это согласуется с выводами Д.Б. Эльконина. Однако встречаются примеры игры младших дошкольников (3,5 года), где присутствует обращение персонажей друг к другу, и есть примеры игры семилетних детей, у которых персонажи не только не обращались друг к другу с использованием прямой речи, но и действовали каждый сам по себе. Повидимому, это зависит от индивидуальности ребенка, возможно, связано со спецификой его общения.

Рассмотрим пример.

Юля (3 года 6 мес; семья: мама, папа, два старших брата; у ребенка высокий уровень развития):

"Это будет мама, это папа, это Илюша. Это кто будет? Юля. Юля говорит, пора спать, она где будет спать? Спать пойду, одеяло не укрывает. Ой, они проснулись, теперь будем телевизор смотреть. Сейчас будем гулять с лопаткой, покопал убрать, а то будут мальчишки кидать. Этот проснулся, этот будет Саша. Сначала посмотрят телевизор и пойдут в садик и на компьютер. Они сейчас будут обедать, сначала пообедаем на кухне, сейчас мама будет готовить обед, сейчас она поест тортик, вот тарелки, и будут музыку слушать, сейчас будут умываться и спать. Они сейчас пойдут на кухню, а я пошла в комнату. О! Я молодец, я умею ".

Отметим, что в этом протоколе просматривается нарушение временной логики, это считается нормальным для младших дошкольников.

Для составления числовой формулы, характеризующей данного ребенка, нам необходимо провести своего рода контент-анализ нашего протокола. Мы выписываем все слова, обозначающие действия. Здесь есть некоторое противоречие с грамматикой, так как мы считаем различными действия "сесть на кровать " и "сесть на пол ", а выражение "мама на кухне " тоже засчитывается как действие.

Числа, образующие формулу, получаются при подсчете следующих действий: действия мамы М; действия папы П; совместные действия родителей: М*П; действия всех других персонажей Д; суммарный показатель всех названных ребенком действий Z; обращение родитель дети: Р Д; обращение дети родитель: Д Р.

19

Полученные числа подставляются в формулу:

Следует обратить внимание на то, что Z число всех названных ребенком действий находится в знаменателе, показывая тем самым, что важно не абсолютное число М или П, а то, какую долю от числа всех указанных действий составляют действия мамы или папы. При подсчете действий всех других персонажей в списке необходимо вычеркнуть те, которые упоминаются и как действия мамы или папы. Например, если есть выражение "мама спит ", тогда в списке действий других персонажей выражения типа "дети спят " или "все спят " не учитываются. Число Z получается путем сложения чисел М, П, М*П, Д. Число Z в некоторой степени показатель уровня общего вербального развития. При анализе и сравнении с результатами других детей интерес представляет только то, какую долю от всей суммы составляет число М или П.

Мы считаем, что наличие отраженных ребенком совместных действий мамы и папы число М*П показатель относительной благополучности семьи, конечно, кроме того случая, когда высказывание звучит так: "Мама с папой ругаются ".

Мы были склонны ожидать, что у девочек число, обозначающее действия мамы, должно быть выше, чем у мальчиков. Соответственно у мальчиков число действий папы должно быть выше, чем у девочек. Ю.Е. Алешина утверждает, что мальчики находятся в менее благоприятной ситуации, чем девочки, так как мать традиционно проводит с маленьким ребенком гораздо больше времени, а отца ребенок видит реже, не в значимых ситуациях, и потому он является менее привлекательным объектом [9]. Однако в наших протоколах в среднем упоминаемое число действий папы не меньше, чем мамы.

Рассмотрим еще один пример.

Саша (4 года 3 мес; семья: мама, отчим, близко живут бабушка с дедушкой; уровень развития средний):

"Это папа, мама, сынок, дедушка, бабушка, это тоже сынок. Они разговаривают о детях, папа говорит, поглядим телевизор, смотрят телевизор, потом идут готовить ужин, мама будет готовить, папа помогать, этот спит в комнатке, можно показать программу, этот пойдет в комнату, дверь не открывается, а там бабка сидит, о, умываться пришел, а сынок вышел на улицу и тоже сидит, а папа с мамой на кроватке, дверь можно закрыть, сейчас подругому буду играть, давай все в сумку класть ".

Полученная для Саши формула:

Что в нее входит?

Упоминаемые ребенком действия мамы М=1: "готовит ужин ".

Упоминаемые ребенком действия папы П=2: "поглядим телевизор ", "помогает ".

Совместные действия родителей М+П=2: "идут готовить ужин ", "папа с мамой на кроватке ".

Другие действия, названные ребенком, Д=10: "разговаривают о детях ", "смотрят телевизор ", "показать программу ", "смотрит ", "спит ", "пойдет в комнату ", "не открывается ", "умываться пришел ", "вышел на улицу ", "сидит ".

Сложив эти числа, получим Z=1+2+2+10=15.

20

Показатели Р Д и Д Р равны нулю, в протоколе нет обращений друг к другу: согласно выводам Д.Б. Эльконина, в этом возрасте еще нет ролевой игры, поэтому и отсутствует прямая речь.

Полученная формула показывает, что, хотя ребенок живет с отчимом, он упоминает его действия чаще, чем действия мамы, и мы делаем вывод, что у ребенка есть подходящий объект для интериоризации, ситуация вполне благоприятна для образования сверхЯ.

Анализируя содержание протоколов детей из полной семьи, мы можем отметить, в первую очередь, что все дети сами дают куклам роли родителей и детей, иногда добавляя бабушек и дедушек, т.е. данный набор игрушек совершенно однозначно определяет сюжет игры у этих детей. Содержание игры по проигрываемым действиям примерно одинаковое. Как правило, упоминаются следующие действия родителей: обычно мама готовит еду, кормит детей и укладывает их спать, т.е. организует основные физиологически важные моменты жизни ребенка. Папа в наших протоколах ходит на работу, гуляет с детьми, читает газету, смотрит телевизор, иногда помогает маме. Дети обращаются к родителю с вопросом или просьбой. Обращение родителей к детям состоит из побудительных указаний что-то сделать.

Протоколы детей из неполной семьи или семьи в кризисном состоянии, а также детей из детского дома показывают, что эти дети сами не выбирают семейный сюжет, при произвольном распределении ролей куклы оказываются сверстниками, сестрами и братьями, нянями и воспитательницами, иногда кукла может быть названа мамой (известно, что в детском доме дети называют мамой свою воспитательницу), но ее поведение, разыгрываемое ребенком, не похоже на родительское. При этом игра может быть очень содержательна. Мы с удивлением для себя обнаружили, что общее число действий, упоминаемое детьми из детского дома, оказывается больше, чем у детей из полной и благополучной семьи.

Вот протокол игры девочки из семьи, находящейся в состоянии кризиса: папа в этой семье то приходит домой, приносит продукты и подарки, то уходит, мама настойчиво твердит детям, что у них нет отца. В глазах ребенка ситуация выглядит противоречиво и нелогично. В целом обстановка в семье довольно мрачная. Вот какая получилась игра у этой девочки.

Марина (6 лет 11 мес; семья: мама, папа, старшая сестра):

"Это будет повар, две уборщицы, мама, ленивица и трудолюбивый. Повар: "будем кушать ", открывает холодильник, берет тортик, ставит на столик, трудолюбивец, а ленивец ложится на кроватку и спит, мама села играть на пианино, у маленьких ребят зазвонил будильник, ленивец смотрит телевизор, а трудолюбивец пошел мыть ванну. Закипел чайник, повар пошел за чайником, взял чайник и принес малышам поесть, малыши с радостью сели покушать, у мамы получается очень хорошо играть на пианино, трудолюбивец взял у других тортик, поставил в холодильник и дал им чай. Ленивица любила поесть, встала с постельки. Уборщица взяла расческу и причесала малышей. Няня достала тортик для одной сони, она с радостью поела, тортик положила в холодильник и пошла пить чай. Мальчик пошел погулять, одел теплые перчатки. Мама устала играть на пианино и

21

решила посмотреть телевизор, а девочка села играть на пианино, ленивица вышла погулять, они играли с мальчиком хорошо, няня отодвинула ящик, взяла расческу, пошла причесывать детей. Все. Неохота ".

Формула:

Этот странный протокол трудно читать, здесь оказывается больше чем шесть персонажей, т.е. у кукол нет постоянных ролей, ситуация не структурируется, хотя и можно проследить временную логику, что характерно для старших дошкольников. Однако мама выглядит более чем странно, содержание игры скорее отражает жизнь в детском саду, чем в семье, а поведение мамы напоминает скорее поведение ленивицы. Нет смысла обращать внимание на отсутствие взаимодействия мамы с детьми. Ребенок не может принять ту семью, которую он видит дома, и поэтому не включает в игру свой опыт нахождения в домашней ситуации, игра строится в основном на манипулировании с предметами (торт упоминается четыре раза), что свойственно скорее младшему возрасту. Эту особенность игры можно считать проявлением регресса у ребенка.

Вот еще один протокол игры девочки с высоким уровнем общего развития, которая живет в чисто женском окружении. Девочка знает, что бабушка давно развелась с дедушкой, отца, по ее словам, никогда не было. Игра у нее сначала представляет общение сверстников, только по настоянию психолога она начинает играть в семью.

Яна (6 лет 5 мес; семья: мама, бабушка; уровень развития высокий). Произвольная игра, все куклы оказываются сверстниками:

"О! Это мой друг, а это моя подруга, это тоже мой друг... а ты матику сделал? Пошли музыку слушать, ля ляля ".

Психолог: "Давай поиграем, как будто здесь есть мама и папа ".

"Это мама и папа, бабушка и дедушка, девочка и мальчик. Ой! Бабушка и дедушка, как хорошо, что вы приехали, мы вас ждали, я как раз пирог испекла, пойдемте на кухню, маме не хватило стула, а я принесу, а ты можешь на полу посидеть. Что же вы никак не усядетесь? Давайте уберем пока все в холодильник, ой, пирог не влезает ".

Психолог: "Кто испек пирог? "

"Это я испек пирог, ладно, не будем с тобой спорить, переставим мебель. Я принесу из другой комнаты, (к психологу) а есть ножик? а чем же разрезать? все поели, пошли на улицу, так все помыли.

Психолог: "Кто помыл? "

"Ну, помыли. Быстро все выходите

на улицу, это дверь из кухни, а где дверь на улицу? Нука, побыстрее! "

Психолог: "Кто говорит? "

"Ну, там, ладно. Пойдемте спать, (к психологу) дайте еще кроватку ".

Психолог: "Кто вместе спит? "

"Это бабушка с дедушкой, а куда этих положить, сюда на стол, это мама с папой на столе спят ".

Формула:

Дадим интерпретацию этого протокола. В формуле на месте действий папы и мамы стоят нули. Среди довольно большого числа всех упомянутых действий ребенок ни разу не называет, что делает мама или папа. Даже когда задается прямой вопрос: кто выполняет ту или иную функцию, ребенок не дает ответа. Как совместные действия родителей звучит лишь то, что они "на столе спят ". Самые активные действующие лица в этом сюжете это мальчик и девочка.

22

Для ребенка из неполной семьи ситуация полной семьи кажется нереальной. Мама реальна, когда она одна, но если появляется папа, то мама теряет реальность, мамино поведение меняется. Ребенок не знает, как должна вести себя мама, если здесь присутствует папа. Если отца в семье никогда не было, а мы предлагаем ребенку игру с его участием, то ребенок в такой ситуации теряется и не может представить функции даже знакомых ему лиц.

Эта же методика применялась с воспитанниками детского дома. Эти дети знают, что в семье бывают мама и папа, они знают что-то о своих родителях. Содержание игры сводится к организации досуга детей, мама делает то, что делает обычно воспитательница.

Рома (5 лет 0 мес; вместе с сестрой находится в детском доме, мама сидит в тюрьме). Это протокол фрагмента игры после просьбы психолога дать куклам роли мамы и папы:

"Вот мама, вот папа, сынки. Они попросились у мамы и у папы погулять, а мама разрешила им, и они пошли гулять, они гуляли, гуляли, мама выглянула, а уже ночь, мама кликнула, все сынки пошли домой. Два сынка спят, мама тоже, ну ладно, а мама где будет спать? Тогда эти сынки стали сидеть и заснули, наступило утро, все встали и стали играть в игрушки. (К психологу) А где у вас игрушки? Мишек много шесть. Они хотели радио включить, а мама пошла и включила, потом они стали плясать, а мама включила другую кассету, стали обратно... Мама включила телевизор, они смотрели, смотрели, переключили, по шестой идут мультики, потом сказала, садитесь мультики смотреть, а эти медвежата стали тоже смотреть, этот медвежонок сюда грохнулся ".

Психолог: "Что скажет мама? "

"Слезать! А где папа? Вот папа, он хочет залезть на забор, хочет полазить. Вот папа на заборе сидит. Все. Давайте я соберу ".

Формула:

Образ папы, представленный мальчиком в игре, наводит на грустные размышления. С кем будет идентифицировать себя этот мальчик, какую роль в своей будущей семье он будет играть? Сейчас мы видим, что папа у него сидит на заборе. Конечно, изображаемая ситуация для ребенка очень не реальна. Мы можем не бояться, что ребенок начнет моделировать такое поведение папы, скорее папе он приписывает свои поступки, тем не менее надо признаться, что у этого ребенка нет объекта для интериоризации. Может быть, в этом одна из многих причин отставания в развитии таких детей.

В нашем опыте значения числовых параметров находились в следующих интервалах: М: 0 6; П: 0 10; М "П: 0 4; Д: 4 21; Р Д: 0 5; Д Р: 0 3; Z: 9 28.

Необходимо пояснить, что в данной статье приведены протоколы тех детей, с которыми автор общался до и после игры. Полученные интерпретации согласуются с данными наблюдения. Конечно, длительное наблюдение в процессе общения с ребенком информативнее любого теста. Тест всего лишь помогает выявить особенности ребенка, быстрее структурировать полученные данные и использовать математический аппарат для сравнения результатов.

При групповом обследовании целесообразно, на наш взгляд, ограничиться составлением формулы для каждого ребенка. В ситуации индивидуального или семейного консультирования

23

эта методика может быть использована для определения направлений психокоррекционной работы.

Данная методика прекрасно выручает при работе с дошкольниками, имеющими трудности с моторикой, т.е. в том случае, когда не удается использовать рисуночные методики.

Замечательным свойством такого рода методики является то, что она является, безусловно, развивающей, дает ребенку новые ощущения, переживания, предоставляет поле для эмоционального реагирования, что необычайно важно для детей закрытых учреждений. Однако это все же не психокоррекционная техника. Мы сознательно ограничиваем набор игрушек и просим ребенка обозначить в куклах маму и папу с тем, чтобы упростить интерпретацию, ибо математический анализ результатов возможен при достаточно однозначных числовых ориентирах. Количество обследованных нами детей является, безусловно, статистически недостоверным. Полученные нами результаты позволяют говорить лишь о тенденции того или иного рода. Мы надеемся, что даже эти сведения будут интересны психологам, занимающимся детским консультированием. Если эта работа заинтересует коллег, мы будем рады объединить усилия для получения более надежных и достоверных оценок.

1. Выготский Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте. М., 1991.

2. Лэндрет Г.Л. Игровая терапия: искусство отношений. М., 1994.

3. Мухина В.С. Психология дошкольника. М., 1975.

4. Обухова Л.Ф. Детская психология. М., 1995.

5. Проблемы дошкольной игры, психологопедагогический аспект / Под ред. Н.Н. Подьякова. М., 1987.

6. Репина Т.А. Общение детей в детском саду. М., 1990.

7. Спиваковская А.С. Игра это серьезно. М., 1981.

8. Эльконин Д.Б. Психология игры. М., 1978.

9. Алешина Ю.Е., Волович А.С. Проблемы усвоения ролей мужчины и женщины // Вопр. психол. 1991. № 4. С. 74 82.

Поступила в редакцию 9.Х 1995 г.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1