ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА КАК ЗАДАЧА ЭКСПЕРТНОЙ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

ПРОГНОЗИРОВАНИЕ ПОВЕДЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА КАК ЗАДАЧА ЭКСПЕРТНОЙ ПСИХОДИАГНОСТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ

И. Н. ТРОФИМОВА

I

Создание экспертных систем (ЭС) различного назначения продемонстрировало их преимущество по сравнению с использованием экспертовлюдей: их компетентность постоянна, т. е. не ослабевает с возрастом, как у человека, легко передается и воспроизводится, не завися от коммуникативных навыков эксперта и того, кто к нему обращается [9; 22]. К тому же компетентность экспертной системы легко документируется и не зависит в финансовом отношении от инфляции. В случае же с живыми экспертами и специалистами психодиагностами их труд, диагностика в каждом случае оплачивается каждый раз заново, независимо от того, какие алгоритмы интерпретации данных они использовали старые, типовые либо сформированные на основе новых знаний и выводов.

Естественно, что подготовка теоретических и методологических обоснований является одним из важнейших элементов разработки ЭС от него зависит структура информационной базы, функциональное наполнение системы, выбор инструментального средства (оболочки ЭС) и, в конечном счете, рассуждает ли ЭС так, как надо, насколько корректно решают задачу предлагаемые ею варианты решений.

Можно выделить следующие задачи, для решения которых разрабатываются экспертные системы: интерпретация, диагностика, мониторинг, предсказание, планирование и проектирование [5; 95]. Настоящая статья посвящена необходимости и проблемам разработки экспертной системы в области психодиагностики и прогнозирования поведения человека.

Остановимся на трех моментах.

116

Первое. Задача прогнозирования особенностей поведения человека на основе психодиагностики включает подзадачи как диагностики и интерпретации данных, так и предсказания некоторых событий на основании определенной модели. Принципиальную возможность такого моделирования, прогнозирования поведения на основании применяемых в настоящее время психодиагностических инструментов и психологических знаний будем называть прогностичностью психодиагностики.

Проблема низкой прогностической способности психодиагностических инструментов является, похоже, камнем преткновения как для пользователей, так и для разработчиков методик (см., например, [1], [2], [3], [7], [8]1). В настоящее время создано большое количество разнообразных диагностических инструментов, способных зарегистрировать фактически любое описанное заказчиком свойство человека, однако даже получив результаты диагностики относительно интересующих его свойств, как диагност, так и заказчик зачастую плохо представляют себе, какого поведения следует ожидать от обследуемого, в чем проявятся или не проявятся эти его свойства. Постановка большинства практических задач предполагает "на выходе " не просто описательную характеристику особенностей обследуемых "здесь и теперь ", но и прогноз поведения этих людей в различных ситуациях, желательно на длительный срок.

Часто "перед нами лишь феноменологическое описание диагностируемого свойства, может быть достаточное для узнавания его "облика ", но совершенно недостаточное для подлинного понимания его природы. И далеко не случайно, что в многочисленных методических разработках по психодиагностике, как правило, отсутствует раздел практических рекомендаций для педагогической или вообще компенсаторной коррекции " [8; 19]. Впечатляющее высказывание В.И. Слободчикова было с пониманием воспринято больше десяти лет назад, но до сих пор диагностика сталкивается все с той же ситуацией, когда "на выходе ... объемный симптомокомплекс с неконтролируемой интерпретацией " [8; 23].

Второе. Безусловно, использование психодиагностических методик невозможно без анализа их прогностической валидности как достоверности получаемых выводов. Мы считаем проблему прогностической валидности психодиагностического инструмента очень важной и актуальной. Однако, вопервых, вопросы психометрики используемого диагностического инструмента не являются предметом настоящей статьи и требуют, возможно, отдельной публикации. Вовторых, по замыслу разработчиков работа ЭС, прогнозирующей, моделирующей поведение человека, начинается после или на этапе сбора данных, т. е. на этапе их интерпретации; она предполагает запрос на недостающие данные, но не определяет способы их получения. Именно поэтому психодиагностика не может обойтись без специалистов диагностов, которые собирают и обрабатывают данные, исходя из своей компетентности и искусства, однако сам этап интерпретации содержит опасности, связанные со "спекуляцией " психологической терминологией.

Втретьих, оболочки экспертных систем, которые предполагается использовать, выполняют операции, позволяющие не только присваивать данным или выводам определенную вероятность, но и преобразовывать эту вероятность по мере обработки данных и поступления новых.

Третье. Как показывает опыт разработки экспертных систем, "трудности, связанные с тем, что данные или знания ненадежны, являются нормальным состоянием дел во многих задачах интерпретации и диагностики " [5; 104]. При использовании ЭС открываются новые возможности применения малостандартизованных методик в психодиагностике, повышается ценность ЭС как носителя формализованных и неформализованных

117

знаний; последние, как правило, "не попадают в книги и руководства в связи с их конкретностью, субъективностью и приблизительностью. Знания этого рода являются результатом обобщения многолетнего опыта работы и... обычно представляют собой многообразие эмпирических (эвристических) приемов и правил " [4; 262].

Об отношениях между статистиками и специалистами, пользующимися знаниями, в том числе ненадежными, А. Стевенс, например, пишет: "Если экспертная система, использующая вероятности, делает что-то новое, то она должна быть источников знаний, которые недоступны практическому статистику " [10; 46].

Работы по использованию ненадежных и неполных данных или знаний в области искусственного интеллекта, конечно, далеки от завершения, однако определенный опыт все же накоплен [5], [6], в том числе в использовании систем нечеткого рассуждения [10]. Предоставляется, что эта тема требует специального обсуждения.

II

Остановимся, однако, подробнее на необходимости экспертной системы в психодиагностике. Выше мы говорили о том, что выводы психодиагностических обследований часто имеют скорее констатирующий, описательный характер, но бедны рекомендациями и прогнозами.

Развитие психодиагностики стало набирать темпы в свое время в результате создания критериальноориентированных тестов, регистрирующих наличный уровень развития какихто навыков и знаний [3] для определения готовности человека к выполнению деятельности, которой он будет заниматься непосредственно после диагностики (при массовом наборе в армию, позже при приеме на работу, на учебу). Подобная "аттестационная " диагностика так же необходима на практике, как и долгосрочная: у многих фирм нет времени на ожидание "вхождения " кандидата в должность и возможности фактического финансирования его обучения на рабочем месте в период адаптации.

Однако стратегия "регистрации ", а не прогноза особенностей личности и поведения человека распространилась и на другие типы психодиагностических задач, в том числе на долгосрочный прогноз: основное внимание уделяется анализу поведения, результатов, полученных в момент испытаний, и очень слабо используется информация о прошлом опыте человека: биографический метод, анализ документов, продуктов деятельности обследуемого. Это увлечение только наличным состоянием человека не случайно: оно связано с неспособностью психологов использовать получаемую информацию, с трудностями ее формализации, интерпретации и сравнительного анализа.

Представляется, что причины слабой прогностичности (как возможности построения прогноза) психодиагностики не столько в недостатках диагностических инструментов, сколько в проблемах, связанных с процедурами интерпретации получаемых результатов. Этап интерпретации является переходным от регистрации состояния какихлибо свойств индивида (на чем останавливаются наши методические издания) к прогнозу особенностей его поведения: фактически углубляя интерпретацию, мы формируем прогноз.

Распространенная технология изготовления диагностических инструментов предполагает существование авторской интерпретационной концепции, исходя из которой и создается инструмент, включающий определенный набор готовых интерпретационных характеристик. Как правило, такие характеристики достаточно универсальны, что, конечно, имеет свои организационные плюсы. Однако их универсальность как раз и приводит к ограниченности интерпретации и дальнейшего прогноза: часто узнаваемые, емкие и образные, они не содержат информации о динамике изменения личности, дальнейшем поведении, слабы по возможностям формирования рекомендаций.

118

Иногда разногласия между интерпретационными концепциями автора методики и пользователя проявляются в ошибках интерпретации или формальном использовании ее.

Большинство психодиагностов и рады бы объяснить полученные результаты, да не могут уйти, не вдаваясь в произвольные фантазии, дальше общих определений используемых терминов, предоставляемых учебниками или авторами методик.

Если опустить процедуры сбора и обработки данных, которые можно доверить не только машине, но и проинструктированному десятикласснику, то основное значение квалификации диагноста проявляется как раз на этапе интерпретации результатов и составления заключения и рекомендаций. Соответственно, на этом этапе важна как психологическая компетентность, так и глубина теоретического анализа результатов, что по определению будет различаться и различается у разных специалистов. Эта "разнокалиберность " в итоговых заключениях разных исполнителей подрывает доверие к психодиагностике как к источнику информации об обследуемом. Универсальные же "заготовки " интерпретации тех или иных результатов носят слишком обобщенный характер.

Для написания емкой интерпретационной, а значит, прогностичной характеристики необходима сильная теоретическая подготовка, что для исполнителячеловека часто является проблемой не столько образования, сколько физических возможностей биологического вида. В этом смысле преимущества ЭС как системы, основанной на знаниях, очевидны и включают моменты, указанные нами в начале статьи.

Углубленная интерпретация психодиагностических данных и прогноз поведения невозможны без использования большого объема теоретических данных многих областей психологии: дифференциальной, общей, инженерной, возрастной, социальной, сравнительной, медицинской, нейропсихологии. Это не абстрактные фантазии, а направление работы, которая уже ведется нами.

III

Создание экспертной системы в области психодиагностики и моделирования поведения имеет свои особенности и сложности. Класс задач, в которых ЭС успешно заменила бы человека это как диагностика свойств индивида, так и что особенно важно углубленная интерпретация получаемых данных, интеграция их в свете теоретических достижений психологии и характера запроса клиента и прогноз, моделирование особенностей поведения человека.

Речь идет не о новом варианте компьютеризирования методик (хотя это не исключено) есть много готовых пакетов, например, набор программных продуктов центра "Гуманитарные технологии ", MMPI, "Интегрированный пакет программ по комплексному исследованию психологических характеристик индивида ИСПТ3 " ", автоматизированная система подбора и расстановки кадров "Оптимум ", пакет "АНТИ " и др.

Однако даже компьютеризированный комплекс "Служба персонала ", называемая авторами НПЦ "Хобби " "экспертной системой в области оценки, отбора и расстановки кадров ", на выходе выдает описания обработанных данных, однотипно структурированных, но не интегрированных между собой и практически не изменяемых пользователемспециалистом. Характерно, что после тестирования с использованием последнего комплекса персонала одного из крупных предприятий, система признала годными только 8 % сотрудников. Понятно, что в этой ситуации клиент больше заинтересован не в статистике, а в подробных и достоверных описаниях того, для каких задач, в какой ситуации лучше использовать того или иного человека.

Для того чтобы система была готова к этому, необходимо перейти на более

119

высокий уровень использования знаний.

В зависимости от того, изменяет ли процесс решения исходные данные о текущем состоянии предметной области, различают динамические и статические задачи [4]. С другой стороны, по степени сложности структуры ЭС делят на поверхностные и глубинные. Поверхностные представляют знания об области экспертизы в виде правил (условие действие). "Условие каждого правила определяет образец некоторой ситуации, при соблюдении которой правило может быть выполнено. Поиск решения состоит в выполнении тех правил, образцы которых сопоставляются с текущими данными... Глубинные ЭС, кроме возможностей поверхностных систем, обладают способностью при возникновении неизвестной ситуации определять с помощью некоторых общих принципов, справедливых для области экспертизы, какие действия следует выполнить " [4; 267].

Многие психодиагностические компьютеризированные методики структурированы как статические поверхностные либо, в лучшем случае, как статические глубинные системы. Знания, на которых они основаны, представляют собой статичную базу данных относительно определенных, ограниченных каждый раз диагностической концепцией автора, свойств или особенностей человека. Универсальность методик фактически нивелирует данные о профессии, стаже, среде воспитания, социальных условиях развития и существования диагностируемого. Тем самым знания возрастной, социальной, медицинской, инженерной психологии, которые помогли бы дополнить интерпретацию и спрогнозировать определенные поведенческие особенности, акты, стратегии и даже события эти знания остаются неформализованными и невостребованными на этапе формирования выводов.

Фактически речь идет о построении экспертной системы третьего поколения, интенсивно развивающегося в последнее время динамической ЭС. Построение детерминационных динамических целей при формировании прогноза поведения возможно только при помощи такого рода инструмента: используя определенные алгоритмы оболочек экспертных систем, комплекс правил, логических выводов и эвристик, основанных на достижениях психологии и малодоступную для рядового психодиагноста мощную базу знаний, психодиагностическая ЭС, в результате соответствующей работы, может быть способна не только к выдаче "динамических " характеристик, но и к совершенствованию самой базы знаний.

Составление прогноза в данном случае представляется как моделирование поведенческих проявлений человека и их следствий. "Экспертные системы, осуществляющие прогноз, писал Д. Уотермен, определяют вероятные последствия заданных ситуаций... Системы прогнозирования иногда используют имитационное моделирование, т. е. программы, которые отражают причинноследственные взаимосвязи в реальном мире, чтобы сгенерировать ситуации или сценарии, которые могут возникнуть при тех или иных входных данных. Эти возможные ситуации вместе со знаниями о процессах, порождающих эти ситуации, образуют предпосылки для прогноза. Специалисты искусственного интеллекта пока что разработали сравнительно мало прогнозирующих систем, возможно потому, что очень трудно взаимодействовать с имитационными моделями и создавать их " [9; 43].

В этом смысле растущее с каждым годом число компьютерных вариантов психодиагностических методик, позволяющих формализовать процесс общения с обследуемым и облегчить механическую обработку данных, не заменит существования системы, основанной на знаниях именно к этому классу относятся экспертные системы.

Еще одна особенность прогнозирующей поведение ЭС это способность к учету действительности, в которой заказчик желает видеть обследуемого человека. Поскольку речь идет об интерпретации психодиагностических данных

120

с использованием моделирования, прогноза последующего за этапом диагностики поведения человека, мы должны формализовать прогнозируемое пространство ситуаций, а потом говорить об измерении и прогнозе поведения объекта в нем: всю совокупность стимулов и влияний на субъекта необходимо факторизовать, выделить типы ситуаций, условий поведения. Сделать это психологи стремятся не первый год. Более десяти лет назад В.И. Слободчиков, и не он первый, высказывался за "построение теоретической модели деятельности " и "определение конкретной формы диагностической ситуации " [8; 23]2 .

Наряду с традиционными для психодиагностических компьютеризированных методик знаниями относительно определенных индивидуальных свойств, в базу знаний мы включили знания о свойствах ситуаций, о типах обстоятельств и объектов. Соответственно при работе с создаваемой системой, как, впрочем, в любой психодиагностике, пользователь должен достаточно четко формулировать, на какой срок следует делать прогноз, относительно каких особенностей поведения и при каких условиях жизни человека.

Именно поэтому предлагается включить в состав задач, решаемых ЭС, не только диагностику, интерпретацию результатов и прогноз особенностей активности человека, но и диагностику, формализацию запроса, с выяснением параметров, требуемых в интерпретации результатов и прогнозе. В правильной постановке задачи, определении, относительно чего должен быть сделан прогноз, заинтересован не только заказчик, но и диагност: тем самым облегчается процесс создания формы заключения. Это и было, и будет актуально для всех психодиагностических работ, в том числе осуществляемых ЭС.

"Способность переформулирования задачи как раз то свойство, которое должно быть присуще экспертным системам для того, чтобы приблизить их мастерство к уровню экспертовлюдей, отмечает Д. Уотермен. К сожалению, большинство существующих в настоящее время экспертных систем не обладают этим свойством " [9; 36].

Построение мощной базы знаний при грамотной их систематизации не является чемто недостижимым, хотя и достаточно трудоемко. Оно предполагает систематизацию и накопление знаний не только относительно типологии людей, дифференциальных особенностей различного уровня (свойства нервной системы, психодинамические, коммуникативные, ценностные характеристики, когнитивный стиль, личностные стратегии и т. п.), но и знаний относительно динамики изменения этих особенностей в зависимости от возраста (возрастная психология), здоровья (медицинская психология), задач и условий существования индивида (социальная и инженерная психология). Знания представляются в виде фактов (т. е. классов объектов и взаимосвязей между ними), процедур и правил манипулирования фактами, а также в виде информации о том, когда и как следует применять правила и процедуры [11].

Можно понять опасения коллег относительно того, что в результатах диагностических методик трудно разделить природные и средовые воздействия, а значит, определить, насколько стабильным, постоянным будет то или иное психическое проявление. Несомненно, что система, о которой идет речь, должна основываться не просто на базах данных относительно индивидуальных особенностей, особенностей ситуаций, знаниях о процедурах вывода и обобщения, но на авторской модели процессов

121

интеграции всех аспектов построения поведения человеком, которая и будет задавать структуру и содержание базы знаний системы. В этой модели мы рассчитываем отразить природу индивидуальнопсихологических особенностей поведения и формализовать по единой концепции не только пространство этих особенностей, но и пространство активности субъекта.

Опыт разработки ЭС показывает, что процесс создания системы можно разделить на пять стадий:

1. Идентификация проблемы; на этой стадии уточняется задача, определяются источники знаний (книги, информация, полученная от экспертов, методики). Данная статья является одним из итогов этого этапа.

2. Концептуализация; на этой стадии формируется структура полученных знаний, т. е. определяются: список основных понятий и их атрибутов, отношения между понятиями, структура информации на входе и выходе, стратегии логических рассуждений, ограничения на стратегии принятия решений и т. д. Задача стадии концептуализации разработка неформального описания знаний о предметной области в виде "карт знаний, графов, таблиц, диаграмм, которые отражают основные концепции и взаимосвязи между понятиями предметной области.

3. Формализация; строится формализованное представление концепций предметной области на основе выбранного языка представления и обработки знаний; обычно на этом этапе используются формализмы, реализованные в выбранном инструментальном средстве логические методы (исчисление предикатов 1-го порядка), продукционные модели (с прямым, обратным и смешанным методами вывода), семантические сети, фреймы, объектноориентированные языки, основанные на иерархии классов объектов и др.

4. Реализация; для построения экспертной системы недостаточно подготовленной и формализованной базы знаний: необходимо наличие также специального программного продукта, инструментального средства оболочки экспертной системы. Задача этой стадии разработка программного комплекса в среде выбранного инструментального средства.

5. Тестирование; оценивается и проверяется работа созданной ЭС с целью приведения в соответствие с реальными запросами пользователей; система анализируется на удобство и адекватность интерфейсов вводавывода, эффективность реализованной стратегии управления решением задачи, корректность базы знаний ее полноту и непротиворечивость; главная задача стадии выявление ошибок, сделанных на предыдущих стадиях.

Психология заслуживает того, чтобы ее теоретические и практические достижения были интегрированы в необходимые исследователям и психодиагностам экспертные системы, в том числе в системы прогноза поведения человека. Пока же огромный спрос на такие услуги заполняется лишь астрологическими прогнозами.

Электронный адрес автора (email): ira@feok. msk. su.

1. Анастази А. Психологическое тестирование. М., 1982.

2. Гильбух Ю. З. Проблема теоретического обоснования предмета испытаний при разработке психологических тестов // Вопр. психол. 1982. N 1. С. 29 39.

3. Гуревич К. М. Современная психологическая диагностика: пути развития // Вопр. психол. 1982. N 1. С. 9 18.

4. Искусственный интеллект: В 3 т. Т. 1. Системы общения и экспертные системы: Справочник / Под ред. Э.В. Попова. М., 1990.

5. Построение экспертных систем: Пер. с англ. / Под ред. Ф. ХейесРота, Д. Уотермана, Д. Лената. М., 1987.

6. Приобретение знаний: Пер. с япон. / Под ред. С. Осуги, Ю. Саэки: М., 1990.

7. Психологическая диагностика: Проблемы и исследования / Под ред. К.М. Гуревича. М., 1981.

8. Слободчиков В. И. Вопросы теории и диагностики психического развития // Вопр. психол. 1982. № 1. С. 19 28.

9. Уотермен Д. Руководство по экспертным системам: Пер. с англ. М., 1989.

10. Экспертные системы. Принципы работы и примеры: Пер. с англ. / Под ред. Р. Форсайта, М., 1987.

11. Элти Дж., Кумбс М. Экспертные системы: концепции и примеры / Пер. с англ. и предисл. Б.И. Шитикова. М., 1987.

Поступила в редакцию 15. Х. 1993 г.

1 При желании читатель может вспомнить более свежую публикацию на эту тему, и не одну. Проблема, однако, остается (И. Т.)

2 Решить эту проблему предлагалось, используя "конструктивнопреобразующий " метод исследования, "когда в определенных условиях субъект с необходимостью должен преобразовывать уже сложившийся опыт, устойчивые моменты деятельности, с тем чтобы обнаружить новую реальность, в конструировании которой он должен соучаствовать ". Представляется, однако, что использование подобного метода рационально тогда, когда имеется определенность относительно типов ситуаций и задач, которые решает субъект в активности.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
Аватар пользователя Psyker