Профсоюзная неприкосновенность - величина непостоянная

"Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2012, N 9

ПРОФСОЮЗНАЯ НЕПРИКОСНОВЕННОСТЬ - ВЕЛИЧИНА НЕПОСТОЯННАЯ...

Далеко не редкостью является на практике увольнение профсоюзного работника, связанное с осуществлением им профсоюзной деятельности, по инициативе работодателя. В статье рассмотрены вопросы реализации гарантий профсоюзным работникам по нормам международного права и законодательству РФ, правовые коллизии, возникшие в связи с ратификацией Россией Конвенции МОТ N 135, и неоднозначность подходов к правам профсоюзных работников, с одной стороны, и работодателей - с другой.

Регулирование гарантий профсоюзной деятельности

в нормах международного права

и российского законодательства

Профсоюзные работники, при условии эффективной реализации ими основной функции профсоюза по защите трудовых прав, зачастую сталкиваются с преследованиями со стороны работодателей по мотивам их деятельности. Об этом свидетельствуют многочисленные нарушения прав, допускаемые в отношении первичных профсоюзных организаций, подтвержденные решениями юрисдикционных органов Российской Федерации и отмечаемые в ежегодных докладах органов Международной организации труда (МОТ) [1].

Право и одновременно обязанность профсоюза представлять интересы работников могут быть реализованы только при наличии у него юридических гарантий, поскольку профсоюзные работники по роду своей деятельности должны противостоять работодателю, разъяснять другим работникам их права и обязанности, не допускать ущемления трудовых прав работников, а работодатели стремятся всячески избавиться от неудобных для них профсоюзных лидеров с тем, чтобы свернуть деятельность профсоюзной организации, свести ее активность к минимуму [2, с. 106].

Вопросам защиты прав выборных представителей работников и предоставлению им соответствующих гарантий посвящены ряд норм Европейской социальной хартии [3, с. 114 - 115], Конвенция МОТ N 135 "О защите прав представителей работников на предприятии и предоставляемых им возможностях" (1971 г., далее - Конвенция N 135) [4] и Рекомендация МОТ N 143 "О защите прав представителей работников на предприятии и предоставляемых им возможностях" (1971 г., далее - Рекомендация N 143) [5].

Так, ст. 28 Европейской социальной хартии предусматривает право представителей работников на защиту, которое должно реализовываться таким образом, чтобы на предприятиях представители работников: пользовались эффективной защитой от действий, направленных против них, включая увольнение на основании их статуса или деятельности в качестве представителей работников на данном предприятии; получали надлежащие средства и возможности, позволяющие им оперативно и действенно выполнять свои функции с учетом системы трудовых отношений, действующей в стране, а также потребностей, значимости и возможностей предприятия [3].

Для понимания значимости установления гарантий профсоюзной деятельности необходимо уточнение данного правового понятия. Определение гарантий содержится в ст. 164 ТК РФ, гарантии призваны обеспечить реализацию прав профсоюзов и выполнение встречных обязанностей и занимают в связи с этим особое место в регулировании общественных отношений. Юридические гарантии (имущественные, личные и иные) как возможность применения предусмотренных законодательством средств обеспечения прав профсоюзов относятся к статутным и обеспечивают переход от общего правового положения профсоюзов к положению определенного профсоюзного органа в возможных правоотношениях и к его субъективным правам в конкретном правоотношении, что и означает гарантированность реального использования прав профсоюзов [6, с. 114 - 115].

Известно, что в настоящее время по сравнению с ранее действовавшим законодательством объем гарантий, предоставлявшихся профсоюзным работникам, не освобожденным от основной работы, существенно снижен. Статьи 373 - 376 ТК РФ, конкретизируя положения международных договоров, предусматривают личные гарантии работникам, являющимся членами профессионального союза, а также руководителям (их заместителям) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним) и не освобожденным от основной работы, а также освобожденным профсоюзным работникам и работникам, являвшимся членами выборного профсоюзного органа, то есть тем, кто непосредственно сталкивается с работодателями, их объединениями, органами государственной власти, органами местного самоуправления.

При этом положение ч. 1 ст. 374 ТК РФ, допускающее их увольнение по инициативе работодателя на основании п. 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, признано Конституционным Судом РФ недействующим и не подлежащим применению, поскольку представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника. Подобного рода ограничение не обусловлено необходимостью защиты прав и свобод, закрепленных ст. ст. 30 (ч. 1), 37 (ч. 1) и 38 (ч. 1 и 2) Конституции РФ, нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности, право собственности, искажает существо принципа свободы труда и в силу этого противоречит предписаниям ст. ст. 8, 34 (ч. 1), 35 (ч. 2), 37 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ; эта норма предоставляет работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создает возможность злоупотребления правом, что несовместимо и с положениями ст. 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина [7].

Однако, несмотря на наличие судебных актов, содержащих упомянутую позицию Конституционного Суда РФ, изменения в ч. 1 ст. 374 ТК РФ не вносятся. Одной из причин этого, возможно, служит то, что Федеральным законом от 01.07.2010 N 137-ФЗ нашим государством была ратифицирована Конвенция N 135.

Реализация норм данной Конвенции требует сохранения всего объема закрепленных в ТК РФ гарантий, поскольку согласно ст. 1 Конвенции представители работников на предприятии пользуются эффективной защитой от любого действия, которое может нанести им ущерб, включая увольнение, основанное на их статусе, или на их деятельности в качестве представителей работников, или на их членстве в профсоюзе, или на их участии в профсоюзной деятельности в той мере, в какой они действуют в соответствии с существующим законодательством или коллективными договорами или другими совместно согласованными условиями.

Профсоюзная деятельность - гарантия от увольнения?

В науке трудового права также высказываются весьма разнообразные предложения относительно необходимости предоставления гарантий членам профсоюзных органов. Например, отдельными авторами такие гарантии рассматриваются как преимущества членов профсоюза по сравнению с работниками, не являющимися членами профсоюза. По их мнению, следовало бы полностью исключить из законодательства, судебной и административной практики всякого рода предпочтения и преимущества, предоставляемые работникам в связи с их членством в профсоюзе [6, с. 113 - 114; 7; 8, с. 521].

По мнению других исследователей, в отечественном законодательстве целесообразным было бы установление при увольнении работников, осуществляющих профсоюзную деятельность, по основаниям, не связанным с виновными действиями работника, механизма предварительного контроля со стороны суда или органа, осуществляющего государственный надзор и контроль за соблюдением законодательства о труде. Профсоюз же в данном случае может представлять работника при осуществлении предварительного контроля [9, с. 47 - 56].

А. Ф. Нуртдинова видит гарантии от дискриминации в связи с профсоюзной деятельностью в целом, вне связи с конкретными основаниями увольнения по инициативе работодателя, поскольку "защита выборных профсоюзных работников вряд ли может основываться на дискредитировавшем себя предварительном согласии профсоюзных органов" [10, с. 41 - 53].

Своя позиция по данному вопросу сложилась у Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций МОТ, который отмечает следующее: несмотря на имеющиеся в ТК РФ общие нормы о запрете дискриминации в России, на практике повсеместно распространены ситуации дискриминации работников и профсоюзных лидеров в связи с их членством в профсоюзе. В докладе 2011 г. на 100-й сессии Международной конференции по труду по вопросу реализации Российской Федерацией Конвенции N 98 "О применении принципов права на организацию и на ведение коллективных переговоров" (1949 г.) отмечено существование в нашем государстве неэффективных механизмов защиты от актов дискриминации профсоюзов и актов вмешательства работодателей во внутренние дела профсоюзов, а также многочисленные нарушения подобного рода на практике. При этом официальная точка зрения органов государственной власти РФ по указанным замечаниям основывается на том, что национальные меры по защите от дискриминации являются достаточными [11, с. 149 - 150].

Однако, как свидетельствуют конкретные факты, изложенные в докладе Комитета экспертов по применению конвенций и рекомендаций МОТ, практика, к сожалению, знает незначительное количество примеров, когда дискриминация признавалась в качестве истинной причины увольнения в отношении указанного круга лиц [11]. Это послужило причиной для обращения с жалобой в Комитет МОТ по свободе объединения Конфедерации труда России, а затем в Европейский суд по правам человека (далее - ЕСПЧ) гр-на Даниленкова и 32 граждан Российской Федерации. Жалоба была подана против Российской Федерации в соответствии со ст. 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950 г., далее - Европейская конвенция). Все заявители являлись членами первичной профсоюзной организации Российского профсоюза докеров Калининградского морского торгового порта. Заявители утверждали, в частности, что их права на свободу объединения и запрет дискриминации были нарушены и что они не располагали эффективными средствами правовой защиты в отношении своей жалобы на дискриминацию по мотивам профсоюзной принадлежности.

Рассматривая дело, ЕСПЧ отметил, что дискриминация, направленная против профсоюзов, является одним из наиболее серьезных нарушений свободы объединения, поскольку может подорвать само существование профсоюза.

Основные положения, которые существуют в национальном законодательстве, запрещающем акты дискриминации в отношении профсоюзов, являются неадекватными, если они не сопровождаются процедурами, обеспечивающими эффективную защиту против таких актов.

Уважение принципов свободы объединения прямо требует, чтобы работники, полагающие, что им наносится ущерб в связи с их профсоюзной деятельностью, должны иметь доступ к средствам возмещения, которые характеризуются безотлагательностью, малозатратностью и полной беспристрастностью.

ЕСПЧ указал, что вопрос об антипрофсоюзной дискриминации обоснованно ставился заявителями и что российское законодательство, которое действовало в период, относящийся к обстоятельствам дела, содержало полный запрет любой дискриминации по признаку принадлежности или непринадлежности к профсоюзу. В соответствии с национальным законодательством заявители имели право на рассмотрение их жалобы на дискриминацию судом в силу общих правил российского Гражданского кодекса РФ (ст. ст. 11 - 12) и специальных норм, содержащихся в ст. 29 Федерального закона от 12.01.1996 N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности". В итоге ЕСПЧ сделал вывод, что государство не исполнило свои позитивные обязательства по обеспечению эффективной и ясной судебной защиты от дискриминации по признаку принадлежности к профсоюзу. Следовательно, имело место нарушение ст. 14, взятой совместно со ст. 11 Европейской конвенции [12, с. 31 - 32].

Помимо прочего, Комитет МОТ по свободе объединения в докладе N 331 по аналогичному вопросу установил, что законодательство РФ, обеспечивающее защиту от актов антипрофсоюзной дискриминации, не является достаточно четким.

В связи с этим он предложил властям Российской Федерации предпринять необходимые меры, в том числе законодательного характера, чтобы обеспечить рассмотрение жалоб на антипрофсоюзную дискриминацию в рамках национальных процедур, характеризующихся четкостью и безотлагательностью [13].

Профсоюзная неприкосновенность под вопросом

В связи с изложенными позициями ЕСПЧ и МОТ, неясным кажется вывод, сделанный в Определении Конституционного Суда РФ по вопросу распределения бремени доказывания при обжаловании в судебном порядке отказа вышестоящего профсоюзного органа в даче согласия на увольнение работника.

Так, работодатель, считающий необходимым в целях осуществления эффективной экономической деятельности организации усовершенствовать ее организационно-штатную структуру путем сокращения численности или штата работников, для получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение работника, являющегося руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, обязан представить мотивированное доказательство того, что предстоящее увольнение такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с осуществлением им профсоюзной деятельности.

При этом соответствующий профсоюзный орган обязан представить суду доказательства того, что его отказ основан на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, то есть увольнение носит дискриминационный характер [14].

Данная позиция Конституционного Суда РФ была высказана до ратификации Россией Конвенции N 135, и этим объясняется ее несогласование с положениями международного договора, а также с § 6 Рекомендации N 143. Акты МОТ возлагают бремя доказательства обоснованности действий в случае жалобы на дискриминационное увольнение или неблагоприятное изменение в условиях работы на работодателя.

В связи с этим полагаем, что общие нормы, устанавливающие в ТК РФ гарантии от дискриминации в связи с профсоюзной деятельностью, вне связи с конкретными основаниями увольнения, в условиях отсутствия в РФ четко сформулированного антидискриминационного законодательства и сложившейся судебной практики вряд ли будут служить защитой от незаконных увольнений членов профсоюзных органов.

Варианты решения проблемы

Несколько вариантов решения возникшей проблемы предложено в работах некоторых авторов и в законопроектах, внесенных в Государственную Думу РФ.

Так, согласно проекту федерального закона N 437843-5 "О внесении изменений в статью 374 Трудового кодекса Российской Федерации", который в настоящее время находится в Думе на рассмотрении, "увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктами 2, 3 или 5 части первой статьи 81 настоящего Кодекса руководителей (их заместителей) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций, структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, допускается, помимо общего порядка увольнения, только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа. В случае, если вышестоящий выборный профсоюзный орган выразил несогласие с предполагаемым решением работодателя об увольнении, он в течение семи календарных дней проводит с работодателем или его представителем дополнительные консультации, результаты которых оформляются протоколом. При недостижении общего согласия по результатам консультаций работодатель вправе обратиться с заявлением в суд о признании несогласия вышестоящего выборного профсоюзного органа необоснованным.

Решение о признании несогласия вышестоящего выборного профсоюзного органа необоснованным принимается верховными судами республик, краевыми, областными судами, судами городов федерального значения, судами автономной области и автономных округов" [15].

Еще один вариант предусматривает усложнение процедур при увольнении в виде дополнения ст. 374 ТК РФ необходимостью испрашивания предварительного согласия не только соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа, но и соответствующей государственной инспекции труда с возможностью обжалования указанных решений в суд [16].

Если же обратиться к международной практике решения указанного вопроса, выработанной Комитетом по свободе объединения Административного совета МОТ и содержащейся в докладе N 259 Комитета по свободе объединения Административного совета МОТ (дело N 1403, п. 74), то можно увидеть, что Комитет в зависимости от обстоятельств дела представляет рекомендации Административному совету, в частности о том что правительству соответствующего государства следует обратить внимание на выявленные проблемы предоставления гарантий и предложить ему принять меры для их разрешения.

Так, по одному из дел Комитет указал: "Уровень защиты в вопросах осуществления профсоюзных прав, вытекающий из положений и принципов Конвенций N N 87 и 98, является минимальной нормой, которая может дополняться, причем представляется желательным добавление других гарантий, вытекающих из конституционной и правовой системы той или иной страны и ее традиций в области трудовых отношений, профсоюзной деятельности и коллективных переговоров".

Еще по одному обращению Комитет по свободе объединения МОТ отметил, что "одним из путей обеспечения защиты должностных лиц профсоюза является положение, не позволяющее увольнять их либо в период действия их мандата, либо в течение определенного срока после истечения мандата, за исключением, разумеется, случаев наличия серьезных проступков" [17].

И хотя понятие "серьезные проступки" в актах МОТ применительно к гарантиям профсоюзной неприкосновенности не раскрыто, российскому законодательству известен схожий термин - увольнение за "однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей", которое следует при совершении одного из деяний, предусмотренных п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Этот термин, очевидно, должен использоваться в тех случаях, когда профсоюзный иммунитет действовать не будет.

Полагаем, что обеспечение гарантий профсоюзного иммунитета должно осуществляться с учетом норм ратифицированной РФ Конвенции N 135.

Предлагаю...

...внести изменения в ТК РФ

Предлагаю дополнить ч. 2 ст. 3 ТК РФ, изложив ее в следующей редакции:

"Никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества независимо от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, семейного, социального и должностного положения, возраста, места жительства, отношения к религии, политических убеждений, принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, профессиональным союзам, иным представительным органам работников), в связи с профсоюзной деятельностью, а также от других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работника".

Предлагаю дополнить ст. 374 ТК РФ нормой следующего содержания:

"В случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение, работодатель вправе обратиться в суд с заявлением о признании его необоснованным. Обязанность по доказательству обоснованности принятия решения о прекращении трудового договора и об отсутствии дискриминационных мотивов увольнения возлагается на работодателя".

Гарантии от дискриминации в связи с профсоюзной деятельностью по-прежнему необходимо связывать с конкретными основаниями увольнения, то есть п. п. 2, 3 или 5 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, при условии предоставления работодателю права судебного обжалования несогласия вышестоящего выборного профсоюзного органа путем подачи заявления о признании несогласия необоснованным.

В целях приведения норм ТК РФ в соответствие с положениями Конвенции МОТ N 135 необходимо внести дополнение в ст. 3 "Запрещение дискриминации в сфере труда", касающееся принадлежности к профессиональным союзам, иным представительным органам работников и запрета дискриминации в связи с профсоюзной деятельностью. А ст. 374 "Гарантии работникам, входящим в состав выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций и не освобожденным от основной работы" следует дополнить нормой, регламентирующей порядок обращения в суд работодателя в случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение.

Библиографический список

1. Свобода объединения в России: практика, проблемы реализации и защиты прав. Доклад о нарушениях профсоюзных прав членских организаций Всероссийской конфедерации труда (ВКТ) и Конфедерации труда России (КТР) / Сбор материалов: Герасимова Е. С., Шарифулина Р. С., Большаков В. П. М.: ВКТ, 2009. 90 с.

2. Коршунова Т. Ю. Комментарий к Федеральному закону "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности". М., 2002.

3. Конвенции и рекомендации МОТ (1919 - 1990): В 2-х томах. Т. II. Женева, 1991.

4. Бриллиантова Н. А. Трудовое право: Учеб. / Под ред. О. В. Смирнова, И. О. Снигиревой. 3-е изд., перераб. и доп. М., 2009.

5. Определение Конституционного Суда РФ от 3 ноября 2009 г. N 1369-О-П "По жалобе ОАО "Судостроительный завод "Лотос" на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2009. N 50. Ст. 6146.

6. Дзуцев З. Г. Защитная функция профсоюзов. Проблемы правового регулирования: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009.

7. Куренной А. М., Маврин С. П., Хохлов Е. Б. Проблемы трудового права // Правоведение. 1997. N 2. С. 34 - 35.

8. Курс российского трудового права / Под ред. С. П. Маврина, А. С. Пашкова, Е. Б. Хохлова. Т. 1: Общая часть. СПб.: СПбГУ., 1996.

9. Сафонов В. А. Гарантии трудовых прав лиц, осуществляющих профсоюзную деятельность // Трудовое право. 2009. N 10. С. 47 - 56.

10. Нуртдинова А. Ф. К вопросу о профсоюзном иммунитете // Журнал российского права. 2010. N 2. С. 41 - 53.

11. Report of the Committee of Experts on the Application of Conventions and Recommendations. International Labour Conference, 100th Session 2011 / International Labour Office, Geneva. P. 149 - 150.

12. Постановление ЕСПЧ от 30 июля 2009 г. "Даниленков и другие против Российской Федерации" // Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2005. N 2. С. 31 - 32.

13. Доклад N 331 Комитета МОТ по свободе объединения [Электронный ресурс]. URL: webfusion. ilo. org/public/db/standards/normes/libsynd/index. cfm? Lang=EN&hdroff= 1.

14. Определение Конституционного Суда РФ от 4 декабря 2003 г. N 421-О "По запросу Первомайского районного суда города Пензы о проверке конституционности части первой статьи 374 Трудового кодекса Российской Федерации" // СЗ РФ. 2004. N 5. Ст. 404.

15. Законопроект N 437843-5 "О внесении изменений в статью 374 Трудового кодекса Российской Федерации" (о гарантиях работникам, входящим в состав выборных профсоюзных органов) [Электронный ресурс]. URL: asozd2.duma. gov. ru.

16. Законопроект N 427359-5 "О внесении изменений в статью 374 Трудового кодекса Российской Федерации" (о гарантиях работникам, входящим в состав выборных профсоюзных органов) [Электронный ресурс]. URL: asozd2.duma. gov. ru.

17. Документ Комитета по свободе объединения МОТ [Электронный ресурс]. URL: webfusion. ilo. org.

Т. Избиенова

Доцент

кафедры частного права

России и зарубежных стран

Марийского государственного университета

Подписано в печать

13.08.2012

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1