Новые гарантии, предоставляемые статьей 261 трудового кодекса

"Кадровик. ру", 2013, N 4

НОВЫЕ ГАРАНТИИ, ПРЕДОСТАВЛЯЕМЫЕ СТАТЬЕЙ 261 ТРУДОВОГО КОДЕКСА

Среди важнейших изменений в законодательстве о труде 2012 г. - установление гарантий для малозащищенных категорий работников при увольнении по инициативе администрации. До принятия Закона, изменяющего прежнюю норму, в круг лиц, которым предоставляется гарантия сохранения рабочего места, входили лишь женщины, имеющие ребенка до 3 лет, и одинокие матери, воспитывающие ребенка-инвалида до 18 лет или здоровых детей до 14 лет. Теперь защищены и отцы (или иные законные представители ребенка): с принятием поправок родителям малолетних детей, а также детей-инвалидов предоставляются равные возможности в процессе трудовой деятельности. Рассмотрим эти нововведения и некоторые вопросы, возникающие при применении новой нормы.

В 2012 г. явно отстававшая от реалий трудовых отношений ст. 261 Трудового кодекса РФ, содержащая запрет на увольнение по инициативе работодателя женщин, имеющих ребенка до 3 лет, и одиноких матерей, воспитывающих ребенка-инвалида до 18 лет или здоровых детей до 14 лет, претерпела большие изменения. У этих изменений своя предыстория.

15 декабря 2011 г. Конституционный Суд РФ своим Постановлением N 28-П по делу о проверке конституционности ч. 4 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А. Е. Остаева (оспаривавшего отсутствие в трудовом законодательстве запрета увольнения мужчин, на иждивении которых находятся неработающие жена и малолетние дети) защитил права увольняемых многодетных отцов и создал очень важный прецедент.

У Остаева, работавшего в ООО "Логос-Медиа", на иждивении находились неработающая жена и трое малолетних детей, одному из которых было всего 5 месяцев; другой ребенок был инвалидом. Работодатель же уволил Остаева в связи с сокращением штата, зная о его непростых семейных обстоятельствах.

Пытаясь восстановиться на работе, Остаев обращался в суды первой и второй инстанций, однако судебные решения выносились не в его пользу. Причину отказов суды объясняли тем, что работодатель полностью соблюдал установленную законом процедуру увольнения: закрепленная в ч. 4 ст. 261 ТК РФ гарантия в виде запрета увольнения предоставляется только работающим женщинам, имеющим детей в возрасте до 3 лет. На других же лиц эта гарантия распространяется лишь в том случае, если они воспитывают не достигших 3-летнего возраста детей без матери. Тот факт, что заявитель - многодетный отец, воспитывающий в том числе ребенка до 3 лет, а мать семейства не работает и занята уходом за детьми, не мог быть учтен в судах.

Конституционный Суд изучил вопрос, может ли ч. 4 ст. 261 ТК РФ применяться в отношении отцов, и пришел к отрицательному выводу. Поэтому посчитал положения этой нормы не соответствующими Основному Закону: они исключают возможность пользоваться гарантией на запрет увольнения именно отцу, являющемуся единственным кормильцем в многодетной семье, имеющей малолетних детей (в том числе до 3 лет), где мать в трудовых отношениях не состоит и занимается воспитанием детей.

После вынесения Конституционным Судом Постановления N 28-П законодатель был обязан описать в законе конкретную ситуацию, по поводу которой вынесено данное решение. Эта обязанность и была выполнена в 2012 г.

Теперь ч. 4 ст. 261 ТК запрещает расторжение трудового договора по инициативе работодателя (кроме так называемых виновных оснований увольнения, предусмотренных п. п. 1, 5 - 8, 10 или п. 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ) со следующими лицами:

- с женщиной, имеющей ребенка в возрасте до 3 лет;

- с одинокой матерью, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет или ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет;

- с другим лицом, воспитывающим указанных выше детей без матери;

- с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет;

- с родителем (иным законным представителем ребенка), являющимся единственным кормильцем ребенка в возрасте до 3 лет в семье, воспитывающей трех и более малолетних детей, если другой родитель (иной законный представитель ребенка) не состоит в трудовых отношениях.

Можно порадоваться: справедливость восторжествовала. Но новая редакция нормы обозначила круг вопросов, ответы на которые законодательство о труде пока не содержит.

В частности, понятия "единственный кормилец", "одинокая мать", "лицо, воспитывающее детей без матери" в трудовом праве не раскрываются; они разбросаны по нескольким отраслям права. Существует также и некоторая неопределенность в возможности доказательства неработающим родителем факта отсутствия трудовых отношений. Кроме того, есть опасения по поводу возможной дискриминации этой категории работников при приеме на работу.

Единственный кормилец

Это понятие в трудовом законодательстве не раскрыто; правда, следует заметить, что и другие отрасли права не содержат его в чистом виде. Определить его можно через имеющееся в законодательстве прямо противоположное по смыслу понятие "иждивенец".

Согласно ст. 179 ТК РФ иждивенцы - это нетрудоспособные члены семьи, находящиеся на полном содержании работника или получающие от него помощь, которая служит для них постоянным и основным источником средств к существованию. Отсюда следует, что кормилец является тем лицом, которое предоставляет содержание или помощь иждивенцу.

Стало быть, единственный кормилец - это лицо, которое в единственном числе предоставляет содержание или помощь своим иждивенцам.

Понятия "иждивенец" и "кормилец" употребляются, кроме трудового законодательства, и в праве социального обеспечения. В частности, п. 2 ст. 9 Закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" определяет перечень нетрудоспособных членов семьи (находящихся на иждивении кормильца), которые могут иметь право на пенсию по случаю потери кормильца. К таким лицам относятся дети, не достигшие возраста 18 лет, либо обучающиеся очно в образовательных учреждениях всех видов, но не дольше чем до достижения ими возраста 23 лет, а также женщины, находящиеся в отпуске по уходу за ребенком (до момента окончания отпуска по уходу за ребенком).

То есть существует явное сходство при определении этих взаимосвязанных понятий при применении новой нормы ч. 4 ст. 261 ТК РФ.

Одинокий родитель

(мать или иное лицо, воспитывающее детей без матери)

Законодательство о труде не определяет, какая мать может быть отнесена к одиноким; то же можно сказать и в отношении иных лиц, воспитывающих указанных в ч. 4 ст. 261 ТК детей без матери.

Между тем такое отсутствие нормативного определения круга субъектов приводит к возникновению некоторых проблем.

Верховный Суд РФ в Обзоре законодательства и судебной практики за I квартал 2010 г. указывал следующее по поводу одиноких матерей:

"Официального определения понятия одинокой матери, равно как и лица, воспитывающего ребенка без матери, не содержится ни в Трудовом кодексе Российской Федерации, ни в иных федеральных законах. Вместе с тем в предшествовавшем регулировании в области социальной защиты материнства и детства общепризнанным считалось понятие одинокой матери как не состоящей в браке, если в свидетельствах о рождении детей запись об отце отсутствует или эта запись произведена в установленном порядке по указанию матери, даже при сохранении права на получение установленных законодательством выплат в случае вступления одинокой матери в брак. При этом наравне с такими матерями соответствующие денежные выплаты в свое время назначались женщинам, не состоящим в браке, записанным в качестве матерей усыновленных ими детей, а в отдельные периоды - также вдовам и вдовцам, имеющим детей и не получающим на них пенсию по случаю потери кормильца или социальную пенсию (например, п. 3 Постановления Совета Министров СССР от 12 августа 1970 г. N 659 "Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям" и п. 8 названного Положения). Тем самым указанные граждане признавались нуждающимися в повышенной социальной защите, поскольку являлись единственными родителями (усыновителями) детей, то есть единственными лицами, наделенными родительскими правами и несущими родительские обязанности по воспитанию своих детей, как родных, так и усыновленных.

Что же касается лиц, воспитывающих детей указанного в части четвертой статьи 261 ТК РФ соответствующего возраста без матери, то ограничение на расторжение трудового договора с ними работодателем не связывается данной нормой с соблюдением каких-либо условий, в частности с наличием родственных отношений с ребенком или какими-либо иными конкретными обстоятельствами отсутствия материнского воспитания. Поэтому рассматриваемая гарантия должна предоставляться работникам, осуществляющим лично и непосредственно фактическое воспитание детей, например в случае, если мать ребенка умерла, объявлена умершей, лишена родительских прав, ограничена в родительских правах, признана безвестно отсутствующей, недееспособной (ограниченно дееспособной), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, длительно отсутствует, отбывает уголовное наказание, обвиняется в совершении преступления и находится под стражей, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, и в иных ситуациях. Таким образом, исходя из рассматриваемых положений части четвертой статьи 261 ТК РФ в целях повышения уровня социальной и правовой защиты и поддержания стабильности трудовых отношений поименованных в ней лиц с семейными обязанностями не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за перечисленными в данной статье исключениями), наряду с работающими женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, а также с работниками, воспитывающими детей этого возраста без матери в указанных выше случаях, - вне зависимости от того, являются ли они единственными воспитателями таких детей, и, кроме того, с работниками, являющимися единственными воспитателями детей, в том числе родных или усыновленных, оставшихся без материнского и (или) отцовского попечения в соответствующих установленных федеральным законодателем случаях, в возрасте старше трех лет, но не достигших 14 лет (детей-инвалидов до 18 лет)".

Напомним, что на тот момент действовала прежняя редакция ч. 4 ст. 261 ТК, однако в части определения понятия одиноких родителей разъяснения высшего судебного органа не утратили свою актуальность.

Неработающий родитель

(иной законный представитель ребенка),

не состоящий в трудовых отношениях

Самый простой способ подтвердить факт, что другой родитель или иной законный представитель ребенка (соответствующего ч. 4 ст. 261 ТК) не состоит в трудовых отношениях, - это, безусловно, представить его трудовую книжку с отсутствующей записью о работе и/или справку из службы занятости о том, что гражданин состоит там на учете как лицо, ищущее работу.

Но возможны непростые ситуации, например, когда неработающая мать ранее нигде не работала, и поэтому трудовой книжки у нее нет; на учете в службе занятости она не состоит. В таком случае косвенным подтверждением может стать выписка из индивидуального лицевого счета в Пенсионном фонде РФ с указанием того, что поступлений пенсионных взносов на счет данного гражданина не было. Это предполагает и отсутствие у него доходов. Право на получение такой выписки гражданином обеспечивается ст. 14 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ "О персональных данных".

Можно также подтвердить это обстоятельство и решением суда об установлении факта, имеющего юридическое значение (в данном случае - факта отсутствия состояния в трудовых отношениях), в соответствии с п. 10 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ.

Представление работником документов о праве на льготу

и учет его преимущественного права на оставление на работе

Проводя мероприятия по сокращению численности/штата и определяя категорию работников, пользующихся иммунитетом от увольнения, работодатель должен руководствоваться теми же правилами, что и при выявлении преимущественного права работника на оставление на работе согласно ч. 2 ст. 179 ТК РФ.

Поэтому еще до того, как вынести конкретному сотруднику официальное уведомление, работодатель должен, изучив его личное дело, по имеющимся в нем материалам определить, распространяются ли на него льготы и гарантии, в том числе предоставляемые ч. 4 ст. 261 ТК РФ. Правомерно предложить работнику предъявить необходимые для этого документы.

Существует общее правило, установленное ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ, гласящее, что каждая сторона гражданского процесса должна доказывать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание для своих требований и возражений. Следовательно, у работника, желающего воспользоваться гарантией или льготой, возникает обязанность документально подтвердить право на нее.

В связи с изложенным такой сотрудник должен уведомить работодателя как о своей многодетности, в том числе наличии на иждивении ребенка в возрасте до трех лет, так и об отсутствии работы у матери этих детей, занятой их воспитанием.

В подтверждение своих льгот работник должен представить следующие документы:

- свидетельства о рождении детей;

- заключения медико-социальной экспертной комиссии - в случае необходимости;

- справку о составе семьи;

- трудовую книжку, оформленную на мать ребенка до 3 лет, с отсутствием сведений о работе (либо справку из службы занятости об ее состоянии на учете);

- выписку из индивидуального лицевого счета в Пенсионном фонде РФ, свидетельствующую об отсутствии поступления пенсионных взносов и т. п., либо сообщить необходимые для установления льготы сведения.

Таким образом, работник может доказать свои права на гарантию, установленную ч. 4 ст. 261 ТК РФ, описанными выше способами.

Работодатель, будучи осведомленным сотрудником о его правах на рассматриваемую льготу, должен способствовать сбору документов и устанавливать для этого разумные сроки: ведь он заинтересован в соблюдении законности процедуры увольнения.

С. Ардатова

Эксперт

Национального союза кадровиков

Москва

Подписано в печать 17.04.2013

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1