Незаменимых нет: Что такое диффузия технологий и как она влияет на рабочие места

Ваше кресло под угрозой

В 2017 году в Финляндии начался самый масштабный на сегодняшний день эксперимент по внедрению базового дохода — 2000 граждан будут до 2019 года каждые два месяца получать по 560 евро. Концепция безусловного базового дохода неоднозначна, но в условиях, когда многим профессиям угрожает исчезновение, стоит проверить, как она работает. Ведь в скором времени многие люди могут остаться без работы из-за постоянно растущей скорости диффузии новых технологий. Что это и чем грозит — объясняет «Секрет».

Скорость диффузии растёт

В 1876 году американский учёный Александр Белл сконструировал первый телефонный аппарат и запатентовал устройство, но активно пользоваться этим изобретением начали далеко не сразу. Первая в мире телефонная станция появилась только через два года, и у неё был 21 абонент. Телефонные аппараты с крутящимся диском начали продаваться в 1880 году, а первый телефон-автомат с оплатой монетками — в 1900-м. К 1901 году около четверти американского населения пользовались изобретением Белла — 35 лет ушло на то, чтобы внедрить новое устройство в повседневную жизнь. С телевидением вышло немного быстрее — в 1926 году шотландский изобретатель Джон Бэрд продемонстрировал первый механический телевизор, устройство вошло в обиход через 26 лет. В 1975 году в США началось серийное производство первых персональных компьютеров, и через 16 лет четверть населения Штатов умела ими пользоваться. А когда в 1983 году Motorola начала продавать мобильные телефоны, к ним привыкли за 13 лет.

С каждым годом человечество всё быстрее осваивает новые технологии. До 1990-х годов на то, чтобы научиться пользоваться очередным новым устройством, уходило не меньше десяти лет, но интернет, вышедший за пределы европейских лабораторий в 1991 году, покорился широкому кругу пользователей всего за семь лет. Теперь многие и не вспомнят, как работать без электронной почты и договариваться о встречах без мессенджеров и соцсетей.

Проникновение новых технологий в повседневную жизнь называют диффузией. Наблюдая за этим процессом, становится понятно: скорость диффузии постоянно растёт. Американский изобретатель и футуролог Рэй Курцвейл считает, что такими темпами к 2045 году человеческий разум и технологии сольются в одно целое — достигнув сингулярности, мы будем моментально обмениваться информацией, получать и запоминать её в огромных количествах. Но эксперты-экономисты считают, что на пути к фантастическому будущему человечеству придётся что-то сделать с безработицей и социальным расслоением — с приходом четвёртой промышленной революции эти проблемы встанут перед нами так остро, как не вставали ещё никогда.

Люди больше не нужны

В огромном распределительном центре обувной компании Skechers в калифорнийском округе Риверсайд тысячи коробок с кроссовками громоздятся друг на друге в грузовых контейнерах.

Сквозь горы обувных коробок едут конвейерные ленты, их общая длина — 18 км, а распределительный центр по площади как 40 футбольных полей. В каждом грузовом контейнере сидят два человека — они хватают коробки и бросают их на ленты. Попав на конвейер, обувь автоматически взвешивается и несколько раз сканируется специальными камерами, размер и вес обуви при помощи компьютеров заносятся в базу, а потом коробки с обувью сортируются — опять же автоматически.

Шесть лет назад, когда в Риверсайде только собирались строить огромный распределительный центр Skechers, местным жителям обещали несколько тысяч рабочих мест — безработица в округе составляет около 14%, и многие надеялись на новое предприятие. Но с появлением новых производственных технологий всего два сотрудника запросто справляются с тем объёмом работы, который раньше выполняли 10 человек. Вместо того чтобы предоставить жителям Риверсайда рабочие места, Skechers закрыли пять своих предприятий в Онтарио, где в общей сложности работали 1200 человек, половину уволили, а половину перевели работать в новый распределительный центр. Большинство сотрудников теперь сидит за компьютерами и контролирует работу автоматизированных систем. Тех, кто так и не смог освоить технику, сократили — крупным компаниям больше не нужны сотни грузчиков и сортировщиков.

«Автоматизация набирает обороты, — пишут экономисты Банка Англии Маурисио Армеллини и Тим Пайк. — Складирование, перевозки, сельское хозяйство, гостиницы и рестораны — везде, где раньше требовалась низкоквалифицированная рабочая сила, теперь используют технологии. В Великобритании уже испытывают беспилотные автомобили, и к 2018 году они будут ездить по дорогам».

Пока в Британии только готовятся выпустить на дороги беспилотники, в американском штате Колорадо самоуправляемый грузовик от компании Otto, принадлежащей Uber, доставил партию пива из Форт-Коллинса в Колорадо-Спрингс. В кузове машины было почти 52 000 банок пива Budweiser, грузовик проехал 193 км. В кабине сидел водитель, но он всего лишь наблюдал за происходящим, чтобы перехватить управление у автопилота, если что-то пойдёт не так. Вмешиваться не пришлось. Если так пойдёт дальше, говорят в Otto, работа водителей-дальнобойщиков станет гораздо проще, они смогут отдыхать или даже спать в машине, а значит, понадобится меньше сменщиков — количество рабочих мест в этой отрасли тоже снизится.

Адаптация к новым технологиям всегда занимала какое-то время, и, пока механизмы внедрялись на производства, рынок труда успевал измениться. Появлялись рабочие места в других сферах, и жертвам прогресса было куда устроиться на работу. Тем более что с индустриальным развитием растёт и ВВП — средний класс и общество в целом становится богаче, а значит, растёт и сфера услуг. Появляется больше рабочих мест в индустрии красоты, в профессиях, где важно творчество или человеческий подход.

Но теперь на то, чтобы привыкнуть к новым технологиям и внедрить их в производство, уходит всего несколько лет, и экономисты предупреждают: массовое внедрение робототехники может очень скоро лишить нас рабочих мест. Так скоро, что экономика и общество не успеют адаптироваться. Тем более что «технологий общего назначения» становится всё больше: например, в XX веке появились автомобили, самолёты, компьютеры, интернет, био- и нанотехнологии. А если верить Герману Хаузеру, чем больше появляется «технологий общего назначения», тем больше бизнес-моделей устаревают. Если раньше быстрое внедрение технологий было невозможно, потому что требовало огромных инвестиций, то теперь за дело взялись богатейшие технологические корпорации: Apple, Google, Microsoft, Amazon, Facebook и т. д.

В ближайшее время профессии, связанные с ручным трудом, устареют — машины смогут делать всё то же самое (перетаскивать тяжести, преодолевать расстояния, оказывать информационные услуги), но только быстрее и не требовать за это зарплаты. В недавнем отчёте Deloitte говорится, что уже в ближайшие 20 лет примерно треть рабочих мест в Великобритании окажутся под угрозой: в розничной торговле станет на 2 млн рабочих мест меньше, в сфере транспортировки и хранения — на 1,5 млн, а в сфере здравоохранения и социального обслуживания — на 1,25 млн. «Развитые экономики плохо подготовлены к промышленной революции, — пишут британские экономисты. — Предприятия, которые медленно адаптируются, закроются, миллионы людей останутся без работы, и из-за этого усилится неравенство в доходах и в обществе».

Что делать?

Считается, что один из лучших выходов из этой ситуации — безусловный базовый доход. Когда-то его концепция считалась утопической. Предполагается, что при безусловном базовом доходе каждому человеку регулярно выплачивают определённую сумму денег независимо от того, работает он где-то или нет. Сторонники этой идеи считают, что она может спасти общество от проблемы безработицы и социального неравенства, а если человечество не будет задумываться о том, где взять средства на пропитание, больше людей смогут самореализоваться.

В 2017 году в Финляндии начался самый масштабный на сегодняшний день эксперимент по внедрению базового дохода — 2000 граждан будут до 2019 года каждые два месяца получать по 560 евро. С помощью этого опыта финское правительство хочет узнать, как меняется поведение людей на рынке труда, если им независимо ни от чего выплачивают дотации, — пытаются ли эти люди реализовать себя и найти более интересную работу или начинают деградировать. 560 евро — это столько же, сколько в Финляндии составляет пособие по безработице. Разница в том, что базовый доход у человека никто не отбирает, даже если он устроился на работу и получает хорошую зарплату. Через два года, понаблюдав за добровольцами, правительство решит, нужно ли распространять систему базового дохода на всю Финляндию.

Специалист по налогам Тимоти Картер составил список преимуществ концепции безусловного базового дохода. Он считает, что сейчас на смену индустриальному обществу приходит общество досуга — чем больше мест в сфере ручного труда будут занимать роботы, тем больше людей будут работать в сфере искусства и науки, а кто-то вообще не будет работать. «Пора готовиться к переменам, когда экономике не нужно будет, чтобы все работали», — считает Картер. При безусловном базовом доходе у безработных будет содержание, а у бизнеса — клиенты, которые смогут позволить себе его услуги.

И всё-таки концепция безусловного базового дохода вызывает много вопросов. Даже те, кто уверен, что пожизненные дотации — единственное спасение человечества от безработицы и социального расслоения, предупреждают, что тут есть свои опасности.

Илон Маск считает, что в следующие несколько десятилетий правительствам многих стран придётся ввести безусловный базовый доход. «У нас просто нет другого выхода, — сказал он на Всемирном саммите правительств в Дубае. — Но тогда перед нами встанет куда более сложный вопрос: в чём тогда люди будут находить смысл существования? Ведь для многих людей работа и есть смысл. Будут ли работники, которых заменят роботами, чувствовать себя ненужными? Как мы можем быть уверены, что такое будущее — это именно то будущее, которого мы хотим?»

Билл Гейтс тоже сомневается, что это хорошее решение. По его мнению, в мире нет ни одной достаточно богатой страны, чтобы можно было выплачивать дотации всем жителям. «Даже США не настолько богаты, чтобы позволить людям не работать», — говорит он.

Но хотя человечество так и не придумало ответ на угрозу автоматизации, процесс уже не остановить. Многие успокаивают себя тем, что роботы ещё долго не смогут заменить человека — да, через несколько десятков лет они займут рабочие места на фабриках и в распределительных центрах, но останется ещё много работы, которая не требует высокой квалификации. Ведь секретарям, медсёстрам, продавцам и сотрудникам ресепшен нужно общаться с людьми и действовать по-разному в зависимости от обстоятельств. Но компании, которые разрабатывают машины, имитирующие человеческий интеллект, делают большие успехи.

В 2016 году компьютерная программа AlphaGo обыграла одного из сильнейших в мире игроков в го Ли Седоля. Логическая игра го считается одной из самых сложных для компьютерного интеллекта — количество возможных ходов почти безгранично. Чтобы выиграть, компьютер должен имитировать когнитивные навыки — интуицию и стратегию. Раньше компьютерные программы доходили в этой игре только до любительского уровня, но AlphaGo обыграла сначала все другие программы, а потом и человека. Такими темпами искусственный интеллект уже довольно скоро сможет имитировать многие навыки, которые сейчас под силу только человеку, и если сегодня под угрозой в основном работники производств и водители, то с каждым десятилетием всё больше профессий будут исчезать и завтра под вами затрещит ваше офисное кресло.

secretmag.ru

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1