Многолетняя добросовестная работа не в почете? Дело о дискриминации в оплате труда

"Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2010, N 3

Многолетняя добросовестная работа не в почете? Дело о дискриминации в оплате труда

Автор приводит пример судебного дела с подробным разбором. Основанием для статьи послужило апелляционное решение Железнодорожного районного суда Воронежа от 06.10.2008 (дело А N 11-26/2008).

Преподаватель М. с 1970 по 2007 г. работала в Воронежском энергетическом техникуме (ВЭТ) (приказом от 01.07.1970 N 144 была зачислена в число штатных преподавателей с 01.07.1970 с выплатой заработной платы согласно объявленной нагрузке). За период работы в техникуме (почти 40 лет) она не имела ни одного взыскания, была награждена медалью "Ветеран труда", а также знаком "Почетный работник жилищно-коммунального хозяйства России".

1 января 2007 М. уволилась по собственному желанию (приказ от 10.01.2007 N 1-к). После увольнения М. обратилась в суд с иском о взыскании с образовательного учреждения недоплат по листкам нетрудоспособности, отпускных, заработной платы, а также компенсации за несвоевременную выплату расчета при увольнении и компенсации морального вреда, причиненного дискриминацией и понуждением к увольнению. На протяжении многих лет руководство ущемляло интересы истицы, нарушая ее право на оплату труда и подвергая тем самым дискриминации по сравнению с остальными работниками.

Система материального стимулирования работников,

Установленная у ответчика

Согласно представленным в порядке ст. 56 ГПК РФ ответчиком доказательствам, с 06.05.2002 в ВЭТ действовало положение о материальном стимулировании работников, согласно которому материальное стимулирование осуществлялось в виде выплаты премий, материальной помощи и т. п., а также материальной помощи социального характера, предоставляемой отдельным работникам по семейным обстоятельствам и т. д. Денежные суммы, выплаченные по положению, входили в среднюю заработную плату при начислении пособий по временной нетрудоспособности, отпуска, пенсии и т. д. Размер денежных сумм материального стимулирования определялся в процентном соотношении к среднему заработку за соответствующий период. При определении среднего заработка работника учитывались все виды выплат, производимые в данном периоде. Кроме того, в приказах о материальном поощрении имелась ссылка на временный порядок материального стимулирования преподавателей от 16.12.2002, согласно которому размер денежных сумм материального стимулирования определялся исходя из ставки заработной платы от присвоенного разряда оплаты труда преподавателя по Единой тарифной сетке.

Во всех приказах "О выплатах и доплатах" за 2003 - 2007 гг. фигурировала ссылка на положение о надбавках от 07.02.2005, однако такового документа в судебное заседание ответчик не представил, наоборот, в своей справке указал, что в Воронежском энергетическом техникуме не имеются: положение о материальной помощи, положение о выплатах стимулирующего характера, положение о надбавках. В своей работе техникум руководствовался положением о надбавках, доплатах и других мерах материального стимулирования работников ВЭТ от 29.05.2000.

При любом режиме работы расчет средней заработной платы работника производился исходя из фактически начисленной ему заработной платы и фактически отработанного им времени за 12 месяцев, предшествующих моменту выплаты.

Средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчислялся за последние 3 календарных месяца путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,6 (среднемесячное число календарных дней).

Средний дневной заработок для оплаты отпусков, предоставляемых в рабочих днях, в случаях, предусмотренных ТК РФ, а также для выплаты компенсации за неиспользованные отпуска определялся путем деления суммы начисленной заработной платы на количество рабочих дней по календарю 6-дневной рабочей недели.

С июля 2006 г. порядок расчета изменился: средний дневной заработок для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчислялся за последние 12 календарных месяцев путем деления суммы начисленной заработной платы на 12 и на 29,4 (среднемесячное число календарных дней).

В судебное заседание ответчик представил подлинники приказов "О материальном поощрении", "О выплате доплаты" за 2003 - 2006 гг.

Материальная помощь

Приказом от 04.09.2003 N 119-к "О материальном поощрении" на основании положения о материальном стимулировании работников, временного порядка материального стимулирования преподавателей ВЭТ приказано выплатить материальную помощь за счет экономии фонда заработной платы преподавателей за январь - август 2003 г. штатным преподавателям техникума в размере 100% от ставки заработной платы присвоенного разряда оплаты труда по ЕТС.

Приказ от 26.11.2003 N 170-к аналогичен. Приказ от 27.11.2003 N 172-к устанавливал "материальную помощь" уже в размере 144% от ставки заработной платы присвоенного разряда оплаты труда по ЕТС. В большинстве последующих приказов материальная помощь устанавливалась в размере 100% от ставки.

Доплаты преподавателям

Кроме материального поощрения преподавателям выплачивались доплаты со средств, получаемых от реализации платных образовательных услуг.

То есть, как отмечалось в суде, ответчик дважды, а иногда и трижды в год издавал приказы о материальных выплатах, называя их "материальной помощью" за счет экономии фонда заработной платы, за счет фонда заработной платы, образующейся от реализации платных услуг. Издание этих приказов носило систематический характер. Это были не разовые приказы, касающиеся одного человека, эти приказы касались всех трудящихся техникума: педагогических работников, административно-хозяйственного аппарата. Анализ приказов показал, что эти так называемые виды материальные помощи были предусмотрены системой оплаты труда, эти доплаты были связаны с условиями труда и являлись вознаграждением за труд, они не носили компенсационный характер социальной направленности.

Таким образом, исходя из норм ТК РФ, а также локальных нормативных актов ответчика, приведенных приказов следует, что для расчета средней заработной платы истицы следовало учитывать все выплаты, которые ей производились в расчетном периоде.

"И что же это за выплаты?"

В своем иске истица ссылалась на неправильный расчет заработной платы в 3-летний период, предшествовавший ее обращению к мировому судье, неправильный расчет листков нетрудоспособности за август - сентябрь, октябрь, декабрь 2004 г., май, август 2005 г., февраль, июль - декабрь 2006 г., неправильный расчет доплат и выплат стимулирующего характера, неправильное начисление отпускных, в связи с чем в судебном заседании был произведен анализ всех бухгалтерских документов ответчика за период 2003 - 2007 гг.

В результате проведенного анализа судом было установлено следующее: с 29.05.2000 у ответчика действовало положение о надбавках, доплатах и других мерах материального стимулирования работников ВЭТ, согласно ему работникам, оплата труда которых производится из бюджетных средств, ежемесячно выплачивается доплата в размере 50% от начисленной заработной платы за счет средств экономии фонда заработной платы.

Это положение, со слов представителей ответчика, действовало и действует до настоящего времени, однако показать, где же эти выплаты на бумаге, они не смогли. Доказательств того, что экономии фонда заработной платы не было, в судебное заседание представлено не было, а как пояснила главный бухгалтер, экономия фонда заработной платы была ежемесячно, и эта экономия делилась между работниками - каким образом, решал директор.

Эти решения директора суд увидел среди приказов о выплатах, среди платежных документов, анализ которых приведен далее, кроме того, расчеты и выплаты разным работникам производились необъяснимо неодинаково, в связи с чем проверить доводы ответчиков было невозможно, а именно: так, мастер К. получил материальную помощь в августе 2006 г. в размере заработной платы 3456 руб., а у истицы материальная помощь составила 2076 руб., тогда как ее зарплата в этот период составила 2589 руб. Преподаватель Г. получил материальную помощь в размере почти двух зарплат, преподаватель-лаборант К. в размере полутора зарплат, тогда как истица М. получила чуть больше половины зарплаты за этот период.

В 2005 г. директору с бюджетного счета было выплачено материальной помощи в сентябре в размере заработной платы 6720 руб., главному бухгалтеру - в размере зарплаты 4633 руб. с бюджетного счета, а истице М. - 1872 руб., т. е. половина заработной платы.

Словарь трудового права. Материальная помощь - помощь, оказываемая нуждающимся работникам предприятия, учреждения или другим лицам в вещественной или денежной форме.

И далее документы показывали такую же ситуацию. Объяснений по этому поводу представители ответчика дать не смогли.

При исследовании лицевых счетов истицы, расчетных листков истицы, платежных ведомостей было установлено, что ежемесячной доплаты в размере 50% заработной платы истице не начислялось, в связи с чем ее требования в этой части правомерны.

Кроме того, нашел свое подтверждение в судебном заседании довод истицы о том, что ей неправильно исчислялся размер материальной помощи, а также размер доплаты по приказам директора.

Представитель ответчика - главный бухгалтер Ч. - по поводу такой разницы в судебном заседании поясняла, что она именно так поняла приказ директора, произвела расчет согласно отработанному истицей времени и пропорционально фонду оплаты труда.

Данный довод бухгалтера ответчика суд не принял во внимание, поскольку из приказов четко следовало, что расчет следует производить из заработной платы, заработная плата истице выплачивалась в расчетных периодах согласно отработанному ею времени, ни о каких иных пропорциях в приказе не говорилось.

В 2006 г. ситуация повторилась. Доводы ответчиков, не принятые судом, по этим недоплатам были те же.

Таким образом, как решил суд, недоплаты следует взыскать.

Оплата за выполнение обязанностей лаборанта

Истица также утверждала, что в течение нескольких лет, предшествовавших увольнению, она исполняла обязанности не только преподавателя, заведующего лабораторией, но и обязанности лаборанта. Она просила работодателя производить ей за это доплату, однако ее просьбы не были удовлетворены, ее заявления, переданные директору и завучу, были выброшены, а когда она решила обратиться в суд, то ее вынудили уволиться.

Представители ответчика в ходе рассмотрения апелляционной жалобы в судебном заседании ссылались на то, что лаборант в лаборатории, которую возглавляла истица, не был предусмотрен штатным расписанием, по специфике лаборатории он был там не нужен, а истица в силу своего возраста "не могла ничего исполнять".

При рассмотрении данных доводов судом были исследованы штатные расписания ответчика, должностные инструкции, лицевые счета всех преподавателей, лаборантов, кроме того, был осуществлен выход на место в выездном судебном заседании в лаборатории техникума.

В результате было установлено следующее: согласно штатным расписаниям за годы, на которые указывала истица, у ответчика имелись должности лаборантов в количестве 9 единиц, в т. ч. 1 старший. Все эти штатные должности занимали лица без образования, т. е. студенты, им был присвоен 4-й разряд. Всего у ответчика 16 лабораторий. Таким образом, в половине лабораторий штатных лаборантов не было. Однако в результате проверки всей документации оказалось, что некоторые преподаватели без законных на то оснований исполняли обязанности лаборантов, а именно мастер К., кроме того, что работал мастером по ставке 13-го разряда, работал педагогом по ставке 12-го разряда, а также исполнял обязанности лаборанта на 0,5 ставки по 4-му разряду. Также преподаватель Г., кроме педагогической нагрузки, в 2004 г. исполнял обязанности по целой ставке лаборанта, преподаватель К. исполнял обязанности в 2003 - 2004 гг. на 0,5 ставки лаборанта, преподаватель П. в 2004 г. работала на 0,5 ставки лаборанта, преподаватель В. в 2003 г. работала на 0,5 ставки лаборанта, мастер С. в 2004 г. исполнял обязанности лаборанта и получал за это доплату, преподаватель Б. в 2006 г. получал доплату за работу лаборантом, т. е. указанным лицам, помимо их заработной платы преподавателей, производились доплаты за работу лаборантами, некоторым лаборантам даже был присвоен 8-й разряд вместо 4-го, что недопустимо, согласно Единой тарифной сетке. Ни одного документа о наделении лиц полномочиями лаборантов в судебное заседание представлено не было.

По мнению ответчика, эти лица могли совмещать работу преподавателей с работой лаборантов, а истица не могла. Но данный довод ответчика не нашел своего подтверждения в судебном заседании, а именно: согласно должностным инструкциям лаборанта и заведующего лабораторией, которые имелись у ответчика, должностные обязанности заведующего лабораторией и должностные обязанности лаборанта разные, то, что по своим должностным обязанностям должен был делать лаборант, не обязан был делать заведующий. Истица заведовала лабораторией технической эксплуатации горэлектротранспорта (аудитория 122).

Ответчики в судебном заседании не отрицали того факта, что истица выполняла со студентами все лабораторные и практические работы, предусмотренные учебным планом, сама готовила оборудование к осуществлению лабораторных работ и осуществляла его наладку. Однако наладку оборудования и подготовку его к проведению лабораторных работ должен был делать лаборант.

Во время выхода в лабораторию, которой заведовала истица, было установлено, что лаборант в ней был необходим, поскольку в лаборатории имелись: стенды заднего моста троллейбуса 682Б, переднего моста ЗИУ-9 с подвеской, рулевого управления ЗИУ-9, механический тормоз вагона КТМ-5МЗ, механический тормоз вагона Т-3, центральный редуктор троллейбуса ЗКУ-9Б, бортовой редуктор троллейбуса, стенд испытания пневмооборудования, тормоз переднего моста троллейбуса ЗИУ-9, кроме того, наглядные пособия: разрезы клапанов предохранительного, тормозного крана, гидроусилителя, пневмоусилителя, редукционного клапана, кроме того, имелись настенные стенды. Большинство из этих стендов являются механизмами, источниками повышенной опасности, наладка которых необходима, т. е. они должны быть в исправном состоянии, с тем чтобы не причинить вреда обучающимся. Для этого и нужен был лаборант.

При непосредственном исследовании доказательств в ходе выездного судебного заседания суд пришел к выводу о том, что в лаборатории, которую возглавляла истица, требовалось 0,5 ставки лаборанта. Поддерживала лабораторию в рабочем состоянии истица, следила за исправностью оборудования истица, налаживала оборудование перед лабораторными и практическими работами истица, осуществляя при этом должностные обязанности не только заведующего лабораторией, но и лаборанта.

В соответствии со ст. 54 Закона РФ от 10.07.1992 N 3266-1 "Об образовании" (в ред. согласно времени рассмотрения) заработная плата и должностной оклад работнику образовательного учреждения выплачиваются за выполнение им функциональных обязанностей и работ, предусмотренных трудовым договором (контрактом). Выполнение работником образовательного учреждения других работ и обязанностей оплачивается по дополнительному договору, за исключением случаев, предусмотренных законодательством РФ.

Ссылка ответчика на то, что приказа о приеме истицы на работу лаборанта не было, поэтому нельзя взыскивать оплату труда лаборанта, суд не принял во внимание, поскольку, согласно Постановлению Минтруда России от 30.06.2003 N 41 "Об особенностях работы по совместительству педагогических, медицинских... работников", не требуется заключение отдельного трудового договора при исполнении обязанностей преподавателя совместно с обязанностями лаборанта (пп. "ж" п. 2). Поскольку факт исполнения обязанностей лаборанта истицей нашел свое подтверждение в судебном заседании, взыскание оплаты следует произвести за период, указываемый истицей.

0,5 ставки 4 разряда составляли: в 2003 - 2004 уч. году - 410 руб., с 1 января 2005 г. - 489,50 руб., с 1 сентября 2005 г. - 544 руб., с 1 сентября 2006 г. - 628,10 руб., с октября 2006 г. - 697,19 руб.

Указанные суммы, как посчитал суд, следует взыскать с ответчика в пользу истицы.

Перерасчет отпускных и пособий

По временной нетрудоспособности

Кроме того, отметил суд, доплаты подлежат учету при исчислении пособий по временной нетрудоспособности, отпускных, выплат материального стимулирования.

В своих исковых требованиях истица ссылалась на то, что ответчик неправильно исчислял среднюю заработную плату, не включал в нее материальные помощи, предусмотренные системой оплаты труда. Истица представила свой расчет.

Суд в результате проверки расчетов больничных и отпускных пришел к выводу, что при расчете листков этих выплат действительно неправомерно не были учтены выплаты материальной помощи, предусмотренные системой оплаты труда, не были учтены ежемесячные доплаты, доплаты стимулирующего характера, предусмотренные системой оплаты труда.

В судебном заседании установлено, что расчеты больничных листов истицы были произведены с учетом ее заниженной заработной платы, неправильно исчисленных сумм материальной помощи, в связи с чем оплата больничных листов подлежит перерасчету.

Руководство студенческой практикой

Далее истица утверждала, что в течение нескольких лет, предшествовавших увольнению, она осуществляла руководство практикой, часы за которую предварительно определялись в приказах директора, однако она выполняла больший объем, нежели запланированный нагрузкой, но оплату за переработку она не получала.

В качестве доказательств выполнения руководства практикой истица ссылалась на зачетные книжки студентов, на отчеты руководства практикой.

Проанализировав заявленные доводы истицы, представленные ответчиком документы по этому поводу, суд пришел к следующему: для преподавателей образовательных учреждений среднего профессионального образования учебная нагрузка не должна превышать 1440 часов в год (п. 54 Типового положения об образовательном учреждении среднего профессионального образований ("среднем специальном учебном заведении"), утв. Постановлением Правительства РФ от 03.03.2001 N 160). Таким образом, нижний предел нагрузки законодателем не установлен.

Согласно п. 27 Рекомендаций по применению Положения о производственной практике студентов, курсантов образовательных учреждении среднего профессионального образования (Письмо Минобразования России от 16.09.1999 N 16-51-198/16-15), оплата труда преподавателей осуществляется за фактическое количество выполненных учебных часов, но не свыше объема, предусмотренного на практику.

Согласно тарификационным спискам за оспариваемый истицей период, истице предварительно на руководство практикой было определено в 2002 - 2003 уч. году 150 часов, в 2003 - 2004 уч. году 125 часов, в 2004 - 2005 уч. году 134 часа, в 2005 - 2006 уч. году 141 час.

Истица самостоятельно оформляла журналы-отчеты руководства практикой, в которых сама расписывала все часы руководства. Согласно этим журналам, истица выполнила на два часа больше в 2005 - 2006 уч. году руководства практикой, чем это было предусмотрено предварительным распределением нагрузки, за что ей была произведена оплата.

То, что в зачетных книжках студентов, которые были исследованы в судебном заседании, указано большее количество часов практики, суд не принял во внимание, поскольку это часы прохождения практики студентами (преподаватель с каждым студентом рядом не находится, он лишь руководит практикой в пределах запланированных ему часов). Из исследованных в судебном заседании документов невозможно установить того факта, что истица затратила больше часов на руководство практикой, чем ею же было расписано, в связи с чем нет оснований для взыскания якобы имевшей место недоплаты.

Однако в результате анализа документов о практике было установлено, что практику вела истица, а часы для оплаты были запланированы другим преподавателям. Этим лицам произведена оплата за руководство практикой, но на каком основании, неизвестно. Как пояснили представители ответчика, эти лица помогали М. осуществлять руководство практикой (она в силу своего возраста не могла руководить практикой), кроме того, если М. запланировать на руководство практикой много часов, то ей некогда было бы осуществлять преподавательскую деятельность по своей дисциплине.

Эти доводы ответчиков суд не принял во внимание, поскольку из Приказа Минобрнауки России от 27.03.2006 N 69 "Об особенностях режима рабочего времени и времени отдыха педагогических и других работников образовательных учреждений" выполнение педагогической работы учителями характеризуется наличием установленных норм времени только для выполнения педагогической работы, связанной с преподавательской работой. Выполнение другой педагогической работы педагогическим работниками, ведущими преподавательскую работу, осуществляется в течение рабочего времени, которое не конкретизировано по количеству часов.

Таким образом, истица могла руководить практикой в свободное от преподавания своей дисциплины время.

Поскольку взыскать заработную плату за руководство практикой, которая должна была быть запланирована истице, но не была ею проведена по не зависящим от нее причинам, невозможно, суд посчитал необходимым учесть этот факт дискриминации при определении размера морального вреда.

Индексация несвоевременно выплаченной зарплаты

Истица утверждала, что окончательный расчет с нею был произведен не в день увольнения 12.01.2007, а одна выплата была произведена 01.03.2007 в размере 799,75 руб., а другая выплата (доплата по листкам нетрудоспособности) в сумме 666,07 руб. была произведена 25.12.2007, т. е. спустя год после увольнения, кроме того, эти выплаты были произведены не кассиром, а представителем ответчика в судебном заседании у мирового судьи. По мнению истицы, эти действия ответчика еще раз подчеркнули отношение к ней ответчика.

Изложенный довод нашел свое подтверждение в судебном заседании, в связи с чем суд пришел к выводу, что в соответствии со ст. 236 ТК РФ указанные выплаты следует проиндексировать на день их получения. Кроме того, ст. 13 Конвенции МОТ N 95 запрещает производить выплату заработной платы вне места работы. Указанные действия ответчика суд расценил как дискриминацию и учел этот факт при определении размера возмещения морального вреда.

В соответствии со ст. 236 ТК РФ при нарушении работодателем установленного срока выплаты заработной платы, оплаты отпуска, выплат при увольнении и других выплат, причитающихся работнику, работодатель обязан выплатить их с уплатой процентов (денежной компенсации) в размере не ниже одной трехсотой действующей в это время ставки рефинансирования Центрального банка РФ от не выплаченных в срок сумм за каждый день задержки, начиная со следующего дня после установленного срока выплаты по день фактического расчета включительно. Размер выплачиваемой работнику денежной компенсации может быть повышен коллективным договором или трудовым договором. Обязанность выплаты указанной денежной компенсации возникает независимо от наличия вины работодателя.

Таким образом, недоплата выплат (за период с 2004 по 2006 г.) составила 76 163 руб., индексация составила 35 065,88 руб.

Где взять деньги на выплаты по суду? А суд подскажет

Ссылки представителей ответчика на то, что у техникума нет денег для возмещения недоплат, суд не принял во внимание, поскольку при рассмотрении дела в бухгалтерских документах стало ясно, что деньги у техникума есть, поскольку в техникуме оказываются платные услуги, т. е. имеются внебюджетные средства, кроме того, имеется большая экономия, которая расходуется "целенаправленно", а именно: директору А. в декабре 2004 г. была выплачена заработная плата (при зарплате 9000 руб.) за декабрь 2004 г. в размере 53 913 руб., а также заработная плата за декабрь 2004 г. еще в размере 37 389 руб., выплаты произведены по расходным кассовым ордерам, в ведомости эти суммы внесены не были ("чтобы другие работники техникума не удивились"). В лицевом счете директора за 2004 г. имелся расчет компенсации за неиспользованный отпуск в количестве 199 дней, начислена компенсация в размере 61 958 руб., а затем еще в размере 33 883 руб. Та же ситуация повторялась и в 2006 г., причем в лицевом счете директора эти выплаты не отражены. Кроме того, несколько раз в год директор, главный бухгалтер, заместитель директора бывали в командировках в столице по 3 - 5 дней, при этом они выписывали себе командировочные вместо 650 руб. в сутки, предусмотренных нормами, по 5000 - 20 000 руб., причем не прикладывали при этом ни одного оправдательного документа. Заведующей хозяйственной частью каждый месяц выписывается директором материальная помощь 10 000 - 15 000 руб., причем оправдательные документы также отсутствовали.

Избранным работникам техникума ежемесячно выплачивались денежные средства за книгоиздательскую деятельность (создается впечатление, что это не работники энергетического техникума, а полиграфисты какие-то, сколько они методической литературы издают).

Возмещение морального вреда

В своем иске истица просила взыскать моральный вред, причиненный ей работодателем, мотивируя свои требования тем, что на протяжении нескольких последних лет она подвергалась дискриминации на работе, ей занижалась педагогическая нагрузка, ей неправильно начислялись выплаты, практически никаких социальных выплат ей не производилось, директор и завуч к ней пренебрежительно относились, что причиняло ей нравственные страдания. В связи с таким пренебрежительным и издевательским отношением со стороны руководства состояние ее здоровья резко ухудшилось, она страдала и переживала, что вынудило ее написать заявление об увольнении.

Суд, выслушав стороны, исследовав все имеющиеся в материалах дела доказательства, считает, что моральный вред подлежит возмещению по следующим основаниям и в следующем размере: в соответствии со ст. 237 ТК РФ работодатель обязан компенсировать работнику моральный вред, причиненный ему любыми неправомерными действиями (бездействием) во всех случаях его причинения, в том числе и при нарушении его имущественных прав, независимо от наличия материального ущерба.

Размер компенсации морального вреда, возмещаемого работодателем работнику, определяется исходя из конкретных обстоятельств дела, с учетом объема и характера причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

В судебном заседании установлено, что почти 40 лет истица трудилась на одном рабочем месте. Ни одного дисциплинарного взыскания не имела, доказательств того, что она не справлялась с работой и ей необходимы были помощники, представлено не было. О ее трудолюбии и ответственности свидетельствует тот факт, что даже больная она приходила на работу, чтобы принять у детей зачеты. Истица награждена медалями "Ветеран труда", знаком "Почетный работник жилищно-коммунального хозяйства России", с праздником 9 мая истицу телеграммой поздравляла Администрация Президента РФ В. В. Путина, а директор техникума А. не счел нужным поздравить ветерана техникума с Днем Победы. Директор А. считал необходимым поздравлять главного бухгалтера (а заодно премировать в размере зарплаты) с "успешной защитой годового отчета". За всю трудовую деятельность истицы в организации, когда директором был А., она была всего лишь один раз премирована на основании приказа от 25.10.2000 N 294-у в связи с юбилеем техникума, и то в размере 500 руб. Больше никаких приказов о поощрении, в связи с добросовестным трудом, в связи с юбилеями, никаких приказов о социальных выплатах истице со стороны ответчика представлено не было. Однако другие работники благодарности и денежные выплаты получали.

Все эти действия, по мнению суда, причиняли истице нравственные и физические страдания. При определении размера возмещения морального вреда суд учел возраст истицы, ее личные качества, обстоятельства дела и посчитал, что разумно и справедливо будет взыскать в пользу истицы в счет возмещения морального вреда 300 000 руб.

Чем дело кончилось

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что в соответствии с установленными в ходе рассмотрения апелляционной жалобы фактами налицо дискриминация М. по отношению к другим работникам.

Итогом разбирательства стало взыскание с Воронежского энергетического техникума недоплаты заработной платы в сумме 76 163 руб., индексации недоплаты в размере 35 065,88 руб., судебных расходов в размере 1722,7 руб. и компенсации морального вреда в размере 300 000 руб.

Несмотря на то что в российской судебной практике наблюдается тенденция увеличения сумм, взыскиваемых заявителям в качестве компенсации морального вреда, данную сумму можно считать прецедентной.

Представляется, что в данном случае размер морального вреда оправдан с учетом того, что зарплаты бюджетных работников в РФ сами по себе невелики и их необоснованное занижение причиняет людям, работающим по призванию, серьезные страдания.

Такие специалисты подчас вынуждены годами мириться с жесткой дискриминацией из-за преданности работе и любви к своему делу!

В российской судебной практике это уже не первое решение, вынесенное против дискриминации в трудовых отношениях, хотя в целом подобные дела для российских судов скорее редкость.

Л. Зорина

Инспектор по кадрам

ООО "Кедр"

Московская область

Подписано в печать

07.02.2010

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1