Международно-отечественный опыт медиации и третейского разбирательства в трудовых отношениях

"Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2012, N 8

МЕЖДУНАРОДНО-ОТЕЧЕСТВЕННЫЙ ОПЫТ МЕДИАЦИИ И ТРЕТЕЙСКОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА В ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЯХ

Несколько десятилетий назад с проблемами загруженности судебной власти столкнулись многие цивилизованные страны. В связи с чем за рубежом была разработана и применена концепция "частного правосудия" и введен термин alternative dispute resolution. В нашей стране данному понятию соответствует термин "альтернативное разрешение споров". Автор рассматривает формы разрешения трудовых споров в разные исторические периоды, особенности законодательного регулирования.

Несмотря на то обстоятельство, что официально концепция альтернативного разрешения споров (далее - АРС) была разработана в США, альтернативные формы разрешения споров изначально возникли и развивались во многих странах, и прежде всего в России. С 1976 г. в США велась активная теоретическая и практическая работа по развитию идеи "неформального правосудия" [1, с. 19 - 20].

Экскурс в историю

Третейское урегулирование в России имеет древнюю историю, что обусловлено его применением на территории России в течение длительного времени, начиная с принятия Соборного уложения 1649 г.

Соборное уложение 1649 г. служит сегодня доказательством не только существования третейской формы разрешения споров на Руси, но и поддержки государством данной формы разрешения споров. Соборным уложением предоставлялось право по обоюдному решению сторон спора сформировать свой третейский суд. Данным актом решение третейского суда приравнивалось к решению суда государственного. Соборное уложение закрепляло положение об обязанности сторон добровольно подчиниться решению третейского суда. Данные нормы позволяют установить их преемственность с современным российским третейским законодательством.

Особое значение для разрешения трудовых споров в России имели следующие акты, регламентирующие и третейское разрешение трудовых споров: КЗоТ РСФСР 1922 г., Положение "О примирительных камерах и третейских судах" 1923 г., Правила "О примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов" 1928 г.

КЗоТ РСФСР 1922 г. содержал важные положения о примирительном и принудительном порядке разрешения трудовых споров, с акцентом на договорный (добровольно-примирительный) порядок. КЗоТ РСФСР предоставлял возможность сторонам в примирительном порядке разрешать трудовые конфликты в следующих органах: расценочно-конфликтных комиссиях, примирительных камерах, третейских судах. Причем стороны наделялись правом в примирительно-третейском порядке разрешать не только конфликты права, но и конфликты интересов (ст. 170 КЗоТ РСФСР). В частности, в примирительном порядке в примирительных камерах и третейских судах могли разбираться все споры по заключению, выполнению, толкованию и изменению коллективных договоров или тарифных соглашений, а также все споры, возникающие между сторонами по трудовому договору, в том случае, если стороны давали на это разбирательство свое согласие.

Достижением КЗоТ РСФСР 1922 г. являлось включение положений о принудительном порядке создания третейских судов при возникновении конфликтов в государственных учреждениях и предприятиях, что предоставляло дополнительные гарантии защиты прав рабочих и служащих в примирительно-третейском порядке.

Особого внимания в урегулировании трудовых разногласий заслуживает Положение о примирительных камерах и третейских судах от 23.03.1923 <1> (далее - Положение 1923 г.). Данным Положением были изменены некоторые правила разрешения конфликтов в примирительно-третейском порядке.

--------------------------------

<1> СУ РСФСР. 1923. N 24. Ст. 288.

Отныне дело могло быть передано в третейский суд, если стороны не достигли соглашения в примирительной камере. Условие об обязательном получении согласия на разрешение спора в третейском суде оставалось неизменным. Третейский суд создавался на основании третейской записи, составленной соответствующими органами Народного комиссариата труда (НКТ) и подписанной сторонами, с обязательством подчиниться решению третейского суда.

Если КЗоТ РСФСР не регламентировал порядок формирования состава третейского суда, то в соответствии со ст. 9 Положения 1923 г. состав третейского суда формировался из "суперарбитра" (председателя, избираемого по соглашению сторон, а в случае отсутствия такового - назначаемого органом Народного комиссариата труда) и по равному количеству представителей от каждой стороны. Все вопросы решались либо соглашением представителей сторон, а если достичь согласия им не удавалось, то единолично председателем. Положение гарантировало сторонам право приглашать в примирительные камеры и третейские суды экспертов и сведущих лиц, "хотя бы таковые и не работали в соответствующих предприятиях или союзе". В нормах Положения 1923 г. дублировались нормы КЗоТ РСФСР о приравнивании соглашения, достигнутого в примирительной камере, к статусу договора, за нарушение которого предусматривалась уголовная ответственность (ст. 133 УК РСФСР).

В 1928 г. были приняты Правила о примирительно-третейском и судебном рассмотрении трудовых конфликтов <2> (далее - Правила 1928 г.). Рассмотрение трудовых конфликтов по-прежнему осуществлялось органами примирительно-третейского разбирательства и трудовыми сессиями народного суда. К первым относились расценочно-конфликтные комиссии, примирительные камеры и третейские суды.

--------------------------------

<2> СЗ СССР. 1928. N 56. Ст. 495.

Расценочно-конфликтные комиссии образовывались из равного числа представителей нанимателя и комитета рабочих и служащих предприятия или учреждения. К числу конфликтов, подлежащих рассмотрению в расценочно-конфликтных комиссиях, относились дела о переводе на другую работу, оплате при недовыработке норм, оплате сверхурочных работ, выдаче денежной компенсации за непредоставленный отпуск и другие дела, разрешение которых требовало учета ближайшей обстановки и условий конфликта, а также особенностей работы предприятия, учреждения или организации. Анализ компетенции расценочно-конфликтных комиссий позволяет сделать вывод о разрешении в них преимущественно споров о праве.

Примирительные камеры в отличие от расценочно-конфликтных комиссий создавались на временной основе и образовывались каждый раз по особому соглашению соответствующих профессиональных союзов и нанимателей для разрешения возникающих между ними трудовых конфликтов. В соответствии со ст. 25 Правил 1928 г. к компетенции примирительных камер относились конфликты по вопросам заключения, изменения, дополнения и толкования коллективных договоров, а также конфликты, не получившие разрешения в расценочно-конфликтной комиссии по вопросам установления новых условий труда.

Примирительные камеры включали по одному представителю от каждой стороны конфликта (от профессионального союза и нанимателя) и председателя, назначаемого соответствующим органом труда. Решения примирительных камер принимались только по соглашению сторон. Председатель примирительной камеры не имел решающего голоса и лишь содействовал выработке удовлетворяющего сторон законного решения. Анализ компетенции примирительных камер позволяет сделать вывод о разрешении ими как споров о праве, так и споров об интересе.

Третейские суды создавались на единовременной основе по соглашению соответствующих профессиональных союзов и нанимателей для разрешения между ними трудовых конфликтов. Постоянно действующие третейские суды не создавались. Образование третейского суда по инициативе лишь одной стороны было возможно в случае возникновения конфликта между профессиональными союзами и государственными предприятиями и учреждениями. В таком случае для организации третейского суда соответствующими органами труда требовалось лишь заявление одной из сторон конфликта. Принятие третейского суда для другой стороны являлось обязательным.

Решения примирительно-третейского разбирательства (расценочно-конфликтных комиссий, примирительных камер, третейских судов) являлись окончательными и не нуждались в чьем-либо утверждении, они могли быть отменены в порядке надзора в строго перечисленных в Правилах 1928 г. случаях: ухудшения условий труда по сравнению с законом или коллективным договором; превышения максимальных норм, установленных перечисленными актами; нарушения правил об организации и пределах ведения органов примирительно-третейского разбирательства; подложности документов или сведений, положенных в основу решения (данные обстоятельства должны были быть установлены или судебным приговором, судебным решением либо иными бесспорными доказательствами); обнаружения обстоятельств, которые имеют существенное значение для дела, но не были рассмотрены; разрешения дела, находящегося на рассмотрении суда или уже разрешенного судом.

В дальнейшем история трудового законодательства такова, что Положением о порядке рассмотрения трудовых споров от 31.01.1957 <3> (далее - Положение 1957 г.) уже не были предусмотрены примирительно-третейские способы разрешения споров. Данным актом предусматривалось создание комиссий по трудовым спорам (КТС); фабричных, заводских, местных комитетов профсоюзов; народных судов. Однако паритетное формирование КТС из представителей работников и работодателя позволяет увидеть в данном органе прообраз третейских судов, которые на протяжении длительного времени прямо уже не фигурируют в нормах отечественного трудового законодательства.

--------------------------------

<3> Ведомости Верховного Совета СССР. 1957. N 4. Ст. 58.

Следовательно, до 1957 г. в России примирительно-третейское разрешение конфликтов применялось одновременно для разрешения как индивидуальных, так и коллективных споров.

Впоследствии на протяжении длительного периода времени третейский порядок разрешения трудовых споров не применялся. Лишь с 1989 г. в российском трудовом законодательстве вновь появляются нормы о примирительно-третейском способе разрешения трудовых споров. Однако Закон СССР от 09.10.1989 "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов)" уже содержал зарубежную терминологию "трудовой арбитраж", а не третейский суд; сам Закон применялся исключительно для разрешения коллективных споров.

Таким образом, в нашей стране в первые годы советской власти помимо общих и специальных судов был известен целый ряд учреждений, которые в порядке миролюбивого, третейского соглашения разбирали различного рода конфликты между спорящими сторонами: расценочно-конфликтные комиссии, третейские суды по трудовым делам, арбитражные комиссии при биржах и некоторых других органах, третейский суд между частными лицами по отдельному определенному делу и другие органы [2, с. 286].

Зарубежный опыт

Для Европы было также характерно применение примирительных процедур в качестве эффективной модели разрешения споров. Еще в Средние века европейские государства всячески поощряли примирение сторон и регулярно проводили так называемые дни примирения, в которые не проводилось ни одного состязательного процесса, а все рабочее время судьи посвящали содействию сторонам в урегулировании споров [2, с. 416; 3].

Подобные примеры свидетельствуют о том, что во многих государствах на различных исторических этапах развития наблюдалась тенденция применения досудебных и внесудебных форм разрешения споров. В России данные формы также принято называть досудебными и внесудебными способами разрешения споров, что объясняется устоявшимся выражением.

Таким образом, предпосылкой применения медиации и третейского разрешения споров как за рубежом, так и в России послужило множество обстоятельств, но прежде всего тенденция увеличения количества судебных дел и невозможность их разрешения в установленные сроки.

Так, например, еще в 70-х гг. XX в. в США была озвучена проблема кризиса судебной системы. Кризис был обусловлен невозможностью разрешения судебных дел в определенные законодательством сроки. Другие причины заключались в том, что судопроизводство за рубежом является более затратным и сложным по своей сути, нежели применение примирительно-третейских процедур, позволяющих сторонам договариваться легко и быстро без серьезного изучения юридических механизмов права.

Альтернативные формы

Альтернативные формы разрешения споров в сегодняшнем виде сформировались во второй половине прошлого столетия. С начала 1960-х гг. они прочно обосновались в странах англосаксонского права, таких как США, Австралия, Англия и др., и с опозданием на 15 - 20 лет (в конце 1980-х - начале 1990-х гг.) - в странах с континентально-европейской правовой системой, таких как Франция, Бельгия, Нидерланды, Германия, Австрия, Италия, Швейцария [4, с. 14].

Широкое применение альтернативных форм разрешения споров в Европе и США обусловлено не только большим разнообразием эффективных процедур урегулирования разногласий, к основному числу которых относятся медиация и третейский суд, но и их очевидным преимуществом перед деятельностью государственных судов. Поскольку именно альтернативные формы позволяют разрешать спор по существу, устраняя причину конфликта.

Характерной особенностью альтернативных форм являются конфиденциальный порядок их разрешения, возможность сторон спора самостоятельно избирать лиц, которым они доверяют рассмотрение своего спора. К числу существенных преимуществ альтернативных форм разрешения споров относятся и другие особенности, в том числе достижение согласия путем личной вовлеченности, сокращенные сроки разрешения споров, согласование даты, времени, места разрешения спора.

В Германии особое место среди всех форм альтернативного разрешения трудовых и иных споров занимает медиация, в рамках которой нейтральное третье лицо управляет переговорами между сторонами конфликта, руководствуясь не столько правовыми нормами, а интересами этих сторон.

В немецкой правовой культуре можно констатировать переход от разбирательств в форме состязательного процесса к организации сотрудничества, целью которого является установление баланса интересов сторон. В Германии медиация применяется как в рамках судопроизводства, так и за ее пределами. В некоторых федеральных землях медиацию сторонам спора предлагает провести судья, имеющий подготовку медиатора и не отвечающий за вынесение решения. В большинстве федеральных земель судебная медиация введена официально. В судах некоторые судьи по совместительству исполняют обязанности медиаторов.

Например, суды по трудовым отношениям Гамбурга активно используют медиацию для полюбовного урегулирования споров. Участники конфликта могут воспользоваться медиацией как до обращения в суд, так и параллельно судопроизводству. Однако если за судебную медиацию плата не взимается, то в рамках внесудебной медиации необходимо сторонам самостоятельно выплачивать гонорар медиатору [5, с. 32 - 34].

В отличие от Германии в Австрии существует сформировавшаяся законодательная база, предметом регулирования которой являются альтернативные формы разрешения споров, в частности медиация. Начиная с 01.05.2004 в Австрии был принят Закон о гражданско-правовой медиации, согласно которому судья, ведущий гражданско-правовые дела, включая трудовые споры, наделен правом указывать сторонам на конкретные учреждения, которые могут способствовать взаимоприемлемому урегулированию конфликтов [6, с. 36].

Таким образом, за рубежом можно увидеть активное применение альтернативных форм разрешения споров вне зависимости от того, являются ли они предметом урегулирования нормативных актов или применяются на основании общих принципов права.

Сегодня медиация широко распространена в Канаде, Великобритании, Германии, США, Австралии, Китае и других странах. Она активно развивается и в Польше, Югославии, Украине, Белоруссии и во многих других странах.

За рубежом медиация рассматривается как важная часть гражданского общества, способствующая облегчению доступа граждан к правосудию. В связи с этим медиация стала частью правовой системы и культуры многих государств.

Например, в Австралии медиация начала активно развиваться с 1991 г., когда там был принят Акт о медиации и арбитраже. Сегодня практически все австралийские компании используют преимущества разрешения споров в досудебном и внесудебном порядке и включают медиативные оговорки в содержание договоров. Такие оговорки обязывают стороны в случае возникновения спора разрешить его посредством медиации.

Согласно экспертным оценкам более 30% споров в Китае решается во внесудебном порядке с использованием посредничества. В Китае и Южной Корее, если стороны достигли соглашения в рамках медиации и утвердили его в порядке, предусмотренном для рассмотрения третейскими судами (арбитражем), такое соглашение приобретает силу третейского (арбитражного) решения и подлежит исполнению в соответствующем порядке. Данная процедура позволяет предоставить медиативным соглашениям как возможность государственного принуждения к исполнению, так и государственный надзор за их законностью вне зависимости от наличия судебного производства.

В Индии соглашения, достигнутые в ходе медиации, имеют одинаковую силу с третейскими (арбитражными) решениями независимо от того, была ли данная процедура возбуждена в рамках уже имеющегося судебного производства. В Гонконге соглашение по результатам медиации имеет такое же действие, как и в Индии, но только в отношении сторон, между которыми существовало соглашение о передаче спора в третейский суд (арбитраж) (имеется в виду, что, несмотря на такую оговорку, стороны по каким-то причинам избрали процедуру медиации).

Медиация как инструмент разрешения внутренних споров традиционно была распространена в Японии. Приверженность деловых кругов Японии альтернативным методам разрешения споров традиционно была связана с этической стороной - негативным отношением к выбору государственного суда как способа урегулирования конфликтов.

Опыт России

На сегодняшний день именно медиация является самой распространенной формой разрешения разногласий. Успешность процедуры медиации такова, что за рубежом в среднем от 75 до 80% всех споров, вынесенных на медиацию, завершаются заключением соглашения. В международной практике существует много моделей медиации. Хотя формы и порядок проведения медиации в зависимости от конкретной страны могут различаться, основные принципы медиации остаются неизменными. Такими принципами являются: добровольность применения медиации, равноправие положения сторон, нейтральность медиатора, конфиденциальность.

В Российской Федерации медиация также проходит свое становление и развитие. В России процедуре медиации посвящен Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)".

Закон вступил в действие с 1 января 2011 г. Как указано в Законе, медиация применяется к спорам, возникающим из гражданских отношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых отношений. Однако в Законе оговаривается, что процедура медиации неприменима к разрешению коллективных трудовых споров (ч. 5 ст. 1). Что касается разрешения индивидуальных трудовых споров, то, несмотря на обстоятельство, что в России была создана нормативная база для разрешения данной категории споров, практика разрешения таковых развивается крайне медленно.

С одной стороны, российское законодательство содержит принципы, позволяющие каждому защищать свои трудовые права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ, ч. 1 ст. 352 ТК РФ), с другой стороны, отсутствие прямого указания в ст. 352 ТК РФ (гл. 56 "Общие положения" ТК РФ) и в ст. ст. 381 - 383 ТК РФ (гл. 60 "Рассмотрение и разрешение индивидуальных трудовых споров" ТК РФ) на конкретные способы разрешения индивидуальных трудовых споров - медиацию, третейский суд, если не дискредитирует данные формы разрешения трудовых споров, препятствует их развитию в трудовых отношениях.

Нормативная база

В настоящее время деятельность третейских судов в России регламентируется Федеральным законом от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации" (ред. от 21.11.2011, далее - Закон N 102-ФЗ) и Законом Российской Федерации от 07.07.1993 N 5338-1 "О международном коммерческом арбитраже" (ред. от 03.12.2008, далее - Закон N 5338-1). Нормы второго Закона не подпадают под сферу действия трудового права. Что касается предмета регулирования Закона N 102-ФЗ, то можно отметить следующее.

С одной стороны, нормы данного Закона направлены на регулирование споров, вытекающих из гражданских отношений, а третейский суд представляет собой альтернативный способ разрешения гражданских споров, применяемый исключительно в случае заключения сторонами третейского соглашения (третейской оговорки).

С другой стороны, анализ положений законодательства позволяет сделать вывод о том, что не только споры, вытекающие из гражданских отношений в узком смысле, могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

Понятие "из гражданских отношений" может толковаться расширительным образом, поскольку именно стороны спора наделяют третейский суд полномочиями по разрешению их спора, если иной порядок не установлен нормами федерального закона.

Ранее отмечалось, что современное трудовое законодательство Российской Федерации допускает различные формы и способы разрешения индивидуальных споров (в отношении коллективных споров существует установленный законодателем обязательный примирительно-третейский порядок, регламентированный ст. ст. 398 - 419 ТК РФ).

Правом спорящих сторон является выбор тех или иных форм и способов разрешения разногласий. В случае выбора альтернативных государственному порядку форм и способов защиты должны соблюдаться следующие три обстоятельства:

1. Взаимное согласие сторон на применение конкретного альтернативного способа защиты.

2. Отсутствие ухудшения положения работника при его применении.

3. Соблюдение норм законодательства, регламентирующего особенности применения той или иной формы и способа защиты.

Два вида третейских судов

Закон N 102-ФЗ различает два вида третейских судов: постоянно действующие третейские суды и третейские суды, образованные сторонами для разрешения конкретного спора (ст. ст. 2, 3 данного Закона).

Постоянно действующие третейские суды создаются с целью ведения регулярной деятельности по разрешению споров. Судопроизводство в них осуществляется с учетом внутренних правил - уставов, положений, регламентов, в которых фиксируются особенности разрешения споров в конкретном суде.

Третейские суды, образованные сторонами для разрешения конкретного спора, создаются сторонами с целью разрешения возникшего между ними одного конкретного спора.

Анализ процедуры разрешения коллективных споров позволяет выделить трудовой арбитраж в качестве третейского органа по разрешению коллективных трудовых споров. Трудовой арбитраж носит временный, локальный характер и является подвидом третейских судов для разрешения конкретного спора. В международной практике такие суды называются ad hoc (латинская фраза, означающая "к этому, для данного случая, для этой цели").

Альтернативные формы

К началу XXI в. зарубежная практика разрешения трудовых споров создала более двадцати альтернатив традиционному порядку разрешения споров в государственном суде.

Известны такие формы урегулирования трудовых разногласий, как:

- посредничество-арбитраж (урегулирование спора с помощью посредника-арбитра, который в случае недостижения сторонами соглашения уполномочен вынести решение по спору сторон);

- "мини-суд" (урегулирование спора с участием руководителя корпорации, юриста и третьего независимого лица, возглавляющего слушание дела);

- независимая экспертиза по установлению фактических обстоятельств дела (достижение сторонами соглашения на основе заключения квалифицированного специалиста, изучившего дело с точки зрения обстоятельств и фактического состава);

- частная судебная система, или судья "напрокат" (урегулирование споров по упрощенной процедуре с помощью государственных судей, ушедших в отставку, имеющих полномочия не только примирить стороны, но и вынести обязательное для них решение).

Три базовые формы

Несмотря на то обстоятельство, что сегодня за рубежом применяются самые разнообразные формы разрешения споров, среди них выделяют три базовые (основные): переговоры сторон, посредничество (медиация), разрешение споров в третейском суде (арбитраже).

Что касается применения в России переговорного способа разрешения трудовых разногласий без участия третьего лица - непосредственных переговоров между работодателем и работником, то стоит отметить следующее.

В настоящее время в ч. 2 ст. 385 ТК РФ указывается на то, что индивидуальный трудовой спор рассматривается комиссией по трудовым спорам, если работник самостоятельно или с участием своего представителя не урегулировал разногласия при непосредственных переговорах с работодателем. Однако в ТК РФ нет ни одной другой нормы, каким-либо образом регулирующей процедуру переговоров между субъектами трудовых и иных непосредственно связанных с ними отношений. Вместе с тем квалифицированное использование данного способа позволяет разрешать трудовые разногласия с наименьшей потерей сил и времени для всех его участников. За рубежом данный способ разрешения разногласий активно применяется работодателями, используется он и в России.

Как правило, данный способ применяется в организациях, где руководство заинтересовано в эффективной стратегии развития компании и понимает нерентабельность судебных тяжб с персоналом. В связи с этим для формирования в России культуры разрешения трудовых споров путем непосредственных переговоров между работниками и работодателями необходимо включить в ТК РФ отдельные правовые нормы по данной процедуре.

На необходимость проведения переговоров (и других мирных способов урегулирования разногласий между работниками и работодателями) направлено внимание Международной организации труда. Существует ряд актов МОТ, направленных на регулирование данного вопроса. В частности, Конвенция МОТ от 11.07.1947 N 84 "О праве на объединение и регулировании трудовых конфликтов на территориях вне метрополий", Рекомендация МОТ от 29.06.1967 N 130 "О рассмотрении жалоб на предприятии с целью их разрешения", Рекомендация МОТ от 29.06.1951 N 92 "О добровольном примирении и арбитраже" и другие акты. Несмотря на то что большая часть данных актов не была ратифицирована Российской Федерацией, а Рекомендации не имеют статуса международного договора и не подлежат ратификации, данные акты представляют собой не просто источник информации. Положения актов совпадают с действием основополагающих принципов в сфере труда. Это обстоятельство позволяет применять данные акты в России.

Таким образом, на сегодняшний день в России не имеется нормативного акта, регламентирующего порядок проведения непосредственных переговоров между работодателями и работниками. В связи с чем порядок регулирования данной процедуры является предметом регулирования отдельных локальных актов.

Каждая альтернативная форма разрешения трудовых споров наделена своими индивидуальными особенностями и подлежит применению в зависимости от характера отношений сторон и конкретных обстоятельств возникновения спора.

Непосредственные переговоры сторон применяются в том случае, когда стороны не утратили способности вести конструктивный диалог и могут самостоятельно регулировать возникшие между ними разногласия без постороннего вмешательства.

Медиация (посредничество) представляет собой урегулирование разногласий сторон при помощи третьего независимого лица, деятельность которого направлена на оказание помощи сторонам в согласовании их интересов. Деятельность посредника основывается на принципах равноправия сторон, нейтралитета посредника, добровольности обращения к посреднику и конфиденциальности. На посредника возлагаются задачи обеспечить сторонам приемлемое сотрудничество в достижении согласования интересов, при этом посредник не является стороной спора, а занимает особое нейтральное положение, лишь помогая сторонам достичь соглашения. Посредник не вправе в случае недостижения сторонами соглашения вынести решение по существу спора. Следует отметить, что в настоящее время в Российской Федерации начинают создаваться центры содействия примирению сторон. Однако их деятельность пока не носит такого масштабного характера, как за рубежом, и в ряде случаев носит обособленный характер от других подобных центров в России.

Среди всех альтернативных форм разрешения споров особое место занимают третейские суды, сочетающие в себе возможность урегулирования разногласий сторон и вынесения решений по существу спора. Решения третейских судов обладают принудительной силой исполнения со стороны государства. Урегулирование разногласий в порядке третейского производства отличается от урегулирования разногласий путем переговоров, медиации.

Изучение международной практики разрешения споров позволяет заимствовать положительный опыт, накопленный в других странах, с учетом национальных и правовых особенностей России. Если на этапе своего становления альтернативные формы разрешения споров вызывали некие сомнения в своей эффективности, то за продолжительный срок своего существования они полностью доказали состоятельность и эффективность. "Согласно статистике, в США только 5% дел, возбужденных в суде, проходит процедуру судебного разбирательства, а 95% дел завершается примирением - благодаря альтернативным формам разрешения споров" [6, с. 53].

Таким образом, и медиация, и третейские суды не являются для России новацией, а служат примером "хорошо забытого старого". Изобретать велосипед давно уже нет необходимости, он был создан в позапрошлом веке. Сегодня надо его только совершенствовать. Во всем цивилизованном мире не ставится больше вопрос о целесообразности применения или неприменения альтернативных форм разрешения споров. Актуальным является только вопрос, какие альтернативные формы из множества существующих являются в данном случае наиболее подходящими для применения.

Библиографический список

1. Носырева Е. И. Альтернативное разрешение споров в США. М.: Городец, 2005. 317 с.

2. Каллистратова Р. Ф. Избранные труды по арбитражному и гражданскому процессам // Внесудебное и судебное урегулирование споров с использованием примирительных процедур. Кубань, 2007.

3. Зайцев А. И., Захарьящева И. Ю., Балашова И. Н., Балашов А. Н. Альтернативное разрешение споров. М.: Экзамен, 2007. 574 с.

4. Шамликашвили Ц. А. Медиация как метод внесудебного разрешения споров. М.: Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования, 2006.

5. Ортлофф Карстен-Михаель. Европейская культура разрешения споров и медиация // Медиация и право. 2007. N 3. С. 32 - 34.

6. Решетникова И. Посредничество и российский арбитражный процесс // Медиация и право. 2007. N 2.

М. Матненко

К. ю. н.,

доцент

кафедры гражданского процесса

и социальных отраслей права

РГУ нефти и газа им. И. М.Губкина

Подписано в печать

16.07.2012

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1