Льюис Козер о функциональном конфликте

Льюис Козер о функциональном конфликте

Социологи XIX - начала ХХ века в большинстве своем придерживались мнения, выраженного, в частности, Чарльзом Кули, что "в некотором роде, конфликт является выражением жизни общества и прогресс достигается в борьбе, в которой индивиды, классы и институции пытаются реализовать их собственное представление о добре. "[1]

Однако социологи середины ХХ века заменили изучение конфликта анализом таких понятий как "напряженность ", дисфункция. Так, что касается Талкотта Парсонса, одной из центральных в его работах была проблема, каким образом возможен социальный порядок. Вопросы о закономерностях социальных изменений, о "функциональных альтернативах ", актуальные для социологов предыдущего поколения, Парсонсом воспринимаются как периферийный, мало относящийся к существу дела. Сфокусировав свое внимание на описании нормативных структур, Парсонс смотрит на конфликт как на нечто разрушающее общественные связи, разрушающее единство, и ведущее к дисфункциональным последствиям.

Итак, вплоть до 60-х годов, в науке господствовал тот взгляд, что нормальным состоянием общества является состояние равновесия. Конфликт без всяких оговорок рассматривался как некая дисфункция. К шестидесятым годам наметился отход от такой точки зрения. "Большинство современных ученыхсоциологов придерживается конфликтной интерпретации гетерогенных обществ и рассматривают конфликт как явление изначально заданное и потому нормальное для всех социальных взаимодействий ".[2] Конфликтная модель вошла в науку о культуре и стала распространяться после выхода в свет трудов Льюиса Козера, чья главная заслуга состояла в том, что конфликт, наконец, был признан как нормальное, широко распространенное и во многих случаях позитивное явление.

Козер подчеркивал, что "конфликт не всегда дисфункционален для отношений, внутри которых он происходит; часто конфликт необходим для достижения связей внутри системы ".[3] Конфликт по мнению Козера служит становлению и сохранению идентичности того или иного общества и определению его границ. Причем Козер отмечал именно функциональное значение внутрисоциальных конфликтов, то есть "конфликтов между различными группами одного и того же общества, для установления и поддержания общественного единства ".[4] Козер изучал основные функции внутрисоциальных конфликтов и дал толчок развитию современной антропологии.

В последующие годы появился еще ряд работ о функциональном значение тех или иных конфликтов. В одной из них, принадлежащей Р. Шермерхорну, была сформулирована мысль, что "конфликт и интеграция являются неразрывными процессами ".[5] Более того, по мнению этого же автора, "конфликт необходим для достижения нового порядка интеграции ".[6] Сказанное позволяет нам утверждать, что процесс самоструктурирования этноса происходит через внутриэтнический конфликт, и, следовательно, модификация культурной традиции также связана с внутриэтническим конфликтом. И адаптивно деятельностная модель будет рассматриваться нами как модель конфликта определенного рода.

Теория функционального конфликта Козера была воспринята этнопсихологией и легла в основу концепции функционального внутриэтнического (внутрикультурного) конфликта, разумеется, подвергшись дальнейшей разработке, и значительно усложненная, ввиду того, что используется для объяснения не социальных как таковых, а этнопсихологических закономерностей и соотнесена с прочими составными частями этнопсихологии.

- Некоторые проблемы социологии -

[1] Charles H. Cooley. Social Organization. New York: ScribnerТs Sons, 1909, p. 199.

[2] Royce A. P. Ethnic Identity: Strategies of Diversity. Bloomington: Indiana University Press, 1982, р. 33.

[3] Lewis Coser. The Function of Social Conflict. New York: The Free Press; London: Collier Macmillan Limited, 1964, р. 48.

[4] Coser L., р. 151.

[5] Schermerhorn R. A. Comparative Ethnic Relations: A Framework for Theory. New York: Random House, 1970, р. 85.

[6] Schermerhorn R. A., р. 57.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1