Культура и процессы адаптации

Культура и процессы адаптации

Параллельно с символической и когнитивной трактовкой культуры, наиболее популярной сегодня в западной науке, определенное развитие, прежде всего в рамках психологической антропологии, получила и адаптивная трактовка. Так например, М. Спиро писал: "Культура, как наиболее важное адаптивное средство человека, является посредующим звеном между свойствами психобиологического организма человека и его социальным и физическим окружением. "[1] Однако было бы преувеличением говорить о существовании в западной науке особой адаптивной культурологии. Такая культурология, которую более точно следовало бы назвать деятельностноадаптивной сложилась в нашей стране. Она, как мы увидим ниже, имеет свои точки пересечения с символической антропологией, но подходит к ней совсем иным образом нежели западная. В своем основании она исходит из категорий относительно слабо разработанных в зарубежной культурологии и этнологии, а именно понятия "деятельность ".

"Ключевой категорией, позволяющей выразить специфику осуществления адаптивной деятельности людей, является понятие "культура "... Адаптивная функция культуры непосредственно, логически выводится из самого определения культуры как способа человеческой деятельности, ибо сам феномен деятельности (в том числе и человеческой) имеет исходную адаптивную ориентацию, "[2] писал Эдуард Маркарян.

Эти идеи разрабатывает ряд современных российских культурологов. В частности А.Я. Флиер пишет: "Основной механизм культурогенеза на его микродинамическом уровне видится в процессах адаптации человеческих коллективов к совокупности природных и исторических условий своего существования, к результатам собственной социальной самоорганизации и развитию технологий деятельности, а также в превращении наиболее успешных и эффективных технологий этой адаптации в нормативноценностные установки коллективного бытия людей... Макродинамика исторической изменчивости культуры, как показывает опыт ее моделирования, детерминируется главным образом двумя причинами. Вопервых, так же, как и социальная микродинамика культуры, изменением природноисторических условий существования сообществ, их взаимоотношений с окружением. Вовторых, синергетическими процессами саморазвития систем (в данном случае, социокультурных) через усложнение их структурноиерархического построения, повышение уровня функциональной и технологической специализированности их структурных составляющих и многообразия взаимосвязей между ними, что, в конечном счете, ведет к большей функциональной универсальности этих систем и их исторической устойчивости. Главным стимулирующим фактором этой динамики, как представляется, является необходимость адаптации людей в меняющихся внешних условиях их существования (первоначально преимущественно экологических, затем во все возрастающем масштабе - исторических), а также в условиях, создаваемых изменением некоторых, наиболее динамично развивающихся элементов общественного производства и социального взаимодействия, обусловливающих необходимость изменения структурной организации всей системы в целом. Таким образом, историческая макродинамика культурной изменчивости по существу сводится ко всё тем же процессам адаптации, самоорганизации, самоидентификации и коммуникации человеческих сообществ во времени и пространстве, что и социальная микродинамика, однако осуществляемым главным образом посредством переструктурирования всей культурной системы в целом в направлении повышения ее сложности и универсальности... Таким образом, культурогенез - это не единократное происхождение культуры где-то в глубокой древности, а совокупность постоянно протекающих процессов в культурах всех времен и всех народов. Это один из типов социальной и исторической динамики существования и изменчивости культуры, заключающийся в непрерывном порождении новых культурных феноменов наряду с наследованием и трансформацией прежних. "[3]

По сути само понятие "культурогенеза " для нас, с точки зрения этнопсихологии не является принципиальным, поскольку идеи культурных модификаций для наших целей было бы вполне достаточно. Другое дело, что важно было показать: данный вопрос может ставиться и так, культура может пониматься как столь пластичное образование, что рассуждение о модификациях культуры вполне плавно и логично перетекают в рассуждения о культурогенезе. Причем сам культурогенез может рассматриваться как адаптивный механизм, как механизм приспособления, адаптации к окружающей среде. "Работа " этого механизм осуществляется посредством человеческой деятельности. Однако если подходить к данной проблеме с точки зрения этнопсихологии, то необходимо дать как можно более конкретное толкование понятию "деятельность ", свести его к понятию "адаптационнодеятельностной модели ", которое и заменит расплывчатое понятие "модели культуры ". Поэтому наш вопрос будет поставлен в какойто мере парадоксально с точки зрения чистой культурологии: мы будем говорить одновременно о гибкости и пластичности культуры и об устойчивости действующих в них "адаптационнодеятельностных моделях ". В противном случае, когда мы перейдем к описанию собственно этнических процессов, понятие культуры как бы раствориться, превратиться в фантом, чего допустить нельзя. Именно поэтому мы выделим адаптационнодеятельностные модели в качестве особого класса феноменов. А считать ли их составной частью культуры или понимать как-то иначе на данном этапе изложения нашего курса не является принципиально важным.

- Культурология -

[1] Spiro M.E. Culture and Human Nature. Theoretical Papers. Chicago and L.: The Univ. of Chicago Pr., 1987, р. 26.

[2] Э.С. Маркарян. Теория культуры и современная наука. М.: 1983, с. 135, 98.

[3] А.Я. Флиер. Культурогенез. Москва: Российский институт культурологии, 1995, с. 72 73, 115, 17 18.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1