Дальнейшее развитие точки зрения Узнадзе

Дальнейшее развитие точки зрения Узнадзе

Теория установки Узнадзе зародилась и развивалась как теория, пытающаяся объяснить явления восприятия (отражения действительности) и поведения живого существа, но далее все очевиднее становилось, что рассматриваемые ею факты и закономерности по своей природе общепсихологические. Поэтому теория установки стала претендовать на роль общепсихологической концепции. Ученики Д.Н. Узнадзе Т.Т.Иосебадзе, Т.Ш.Иосебадзе характеризуют установку как "конкретное состояние целостного субъекта, его модус, определенную психофизиологическую организацию, его модификацию в той или иной конкретной ситуации, готовность к совершению определенной деятельности, направленность на удовлетворение актуальной потребности. Являясь отражением субъективного (внутреннего) и объективного (внешнего), а также будучи целостным состоянием субъекта, установка предстает в качестве опосредствованного звена, "принципа связи " как между отдельными его состояниями, функциями, элементами (в интрасубъектной сфере), так и между этими последними (или же целостным субъектом) и транссубъектной реальностью. Установка содержит не только "каузальный " (побуждение к деятельности, потребность), но и "целеподобный " момент в виде общей проспективной неразвернутой модели будущей деятельности, своеобразно отражающей ее конечный результат. Следовательно, установка как модификация целостного индивида, определяемая субъективным (внутренним актуальная потребность, прошлый опыт, в его широком понимании, особенности данного индивида) и объективным (внешним конкретная ситуация) факторами, отражает не только натоящее и прошлое, но и будущее. "[1]

Т. Т. Иосебадзе, Т. Ш. Иосебадзе рассматривают установка как системообразующий фактор. "Особенность человека, как сложной живой системы, вынуждает его быть в постоянной специфической двусторонней связи с внешней средой. При этом функционирование этой системы зависит как от внешней среды, так и от внутренних детерминант, отличных особенностей и изменений в них. Благодаря таким признакам как "двухсторонняя детерминация ", "принцип связи ", "динамичность " и в то же время, "определенная устойчивость ", "целостность " и т.д., установка в данном понимании больше соответствует роли системообразующего фактора, чем такие понятия, как "цель ", "задача ", "мотив " и т.д. (претендующие на эту роль). Понятие "установка " следует рассматривать не как вообще отношение, позицию к какомулибо предмету, явлению, человеку, а как диспозицию готовность к определенному поведению в конкретной ситуации. Это понятие выражает конкретную связь между внутренним и внешним. Поэтому мы можем иметь один, например, отрицательный аттитюд к какомунибудь человеку, но множество (возможно даже исключающих друг друга) установок по отношению к этому индивиду для различных конкретных ситуаций (вспомним известный парадокс Ла Пьера, когда хозяин одной гостиницы, имея отрицательный аттитюд к китайцам, все же принимал их в своей гостинице). Таким образом, наличия какоголибо аттитюда недостаточно для того, чтобы имело место соответствующее ему поведение в данной конкретной ситуации, тогда как в подобном случае соответствующая установка непременно гарантирует свою реализацию (если только ситуация в ее психологическом смысле не изменена). "[2]

Со временем в работах учеников Д.Н. Узнадзе отчасти трансформировалось и понятие бессознательного. В статье Ф.В.Бассина, А.С.Прангишвили, А.Е. Шерозия читаем: "бессознательное это понятие во всяком случае гораздо более широкое, чем "психологическая установка ". Неоспоримо, однако, что в ряду форм конкретного выражения неосознаваемой психической деятельности психологическим установкам отводится очень важное место ".[3] Эта мысль более конкретно выражена в работе А.Е.Шерозия, который следующим образом резюмирует свою позицию: "Интерпретируя теорию неосознаваемой психической установки, мы опираемся на трехчленную схему анализа человеческой психики "установка сознание бессознательное психическое ", вместо двучленной "установка сознание ".[4] Таким образом, А.Е.Шерозия не отождествляет установку и бессознательное психическое, считая их отдельными, но взаимосвязанными реалиями. При этом установка, по А.Е.Шерозия, выполняет функцию связи между (а) психическим и транспсихическим, (б) отдельными сознательными психическими актами и (в) сознательными и бессознательными психическими процессами. Однако, при таком толковании, да и при других интерпретациях, объявление установки в качестве психической реальности, как нам кажется, является по меньшей мере непоследовательным шагом. А.Е.Шерозия утверждает, что связь между сознательнопсихическим и бессознательным психическим опосредуется установкой, которая им объявляется психической реальностью.

Крупная дискуссия развернулась вокруг вопроса, мыслить ли установку как психическое явление (состояние). В работах А.Е.Шерозия, А.С.Прангишвили, В.Г.Норакидзе, Ш.А.Надирашвили, В.П.Зинченко, А.Г.Асмолова, несмотря на разное понимание природы установки и ее отношения к сознанию, личности или деятельности, по интересующему нас вопросу выдвигается в сущности одна и та же мысль: установка явление психологического порядка. Вот какое итоговое определение дается в статье А.С.Прангишвили: "Установка (направленность субъекта, не принимающая форм, характерных для содержания сознания) относится к сфере психического, ибо она как "промежуточная переменная ", с одной стороны, является отражением объективной ситуации поведения, а с другой стороны, определяет направленность процессов сознания и деятельности ".[5] Верно ли в методологическом плане положение: "Установка относится к сфере психического "? Подобные вопросы тем более правомерны, что сам Д.Н.Узнадзе в разное время своей научной деятельности поразному истолковывал вопрос об онтологическом статусе установки в связи с вопросом ее "вещественной " природы. Такие же вопросы возникнут и при чтении статьи Ш.А.Надирашвили, который пишет: "В общепсихологической теории Д.Н.Узнадзе установка считается бессознательным психическим явлением и делается попытка ее обоснования.[6] Совершенно другое понимание выдвигает Ш.Н.Чхартишвили в статье, посвященной вопросу об онтологической природе бессознательного.[7] Автор защищает позицию, согласно которой сущность установки не сводится ни к психическому и ни к физиологической реальности; при характеристике понятия установки Д.Н.Узнадзе он "имеет ввиду первичную, реально не расчлененную целостность, из которой наука путем абстракции выделяет физиологическое и психическое ". В подтверждение указанного положения Ш.Н.Чхартишвили приводит несколько цитат из разных работ Д.Н.Узнадзе. "Человек, как целое, является не суммой психики и тела, психического и физиологического или их соединением, так сказать, психофизическим существом, а независимой своеобразной реальностью, которая имеет свою специфическую особенность и свою специфическую закономерность. И вот, когда действительность воздействует на субъект, он, будучи некой целостностью, отвечает ей как эта специфическая, эта своеобразная реальность, которая предшествует частному психическому и физическому и к ним не сводится ". "В процессе взаимоотношения с действительностью, определенные изменения возникают, в первую очередь, в субъекте. как в целом, а не в его психике или в акте поведения вообще ". "Это целостное изменение, его природа и течение настолько специфичны, что для его изучения непригодны обычные понятия и закономерности ни психического, ни физиологического ". Эти выдержки совершенно ясно иллюстрируют основную мысль Д.Н.Узнадзе о принципиальной несводимости сущности установки ни к физиологической, ни к психической сфере.[8] Как утверждает Н.И.Сарджвеладзе, "парадигму мышления Д.Н.Узнадзе следует определить как парадигму диалектического единства внутреннего и внешнего, субъективного и объективного, психического и физиологического. По нашему мнению, отнесение установки к сфере психического влечет за собой методологические трудности и получается, что постулат непосредственности традиционной психологии далеко не преодолевается: ведь не может же опосредовать связь физического с психологическим то, что само по себе "относится к сфере психического ", или как мыслить опосредующую функцию установки между отдельными психическими процессами и состояниями, если она сама является психическим состоянием? "[9]

М.А. Сакварелидзе определяет установку как "досознательное ". "Установка это предварительное досознательное отражение объекта в состоянии субъекта как единого целого, осуществленное на основе взаимоотношения живого существа носителя всех своих психических и биологических возможностей, всего уже закрепленного у него опыта, и тех объективных условий, в которых он нуждается для реализации имеющихся у него в данный момент потребности. Установка является целостным субъектным состоянием, в котором весь субъект в целом, все его психические и физические силы и возможности настроены и мобилизованы соответственно тем конкретным объективным условиям, которые и определяют возникновение и становление этого состояния. Адекватность психической активности в отношении объекта, ее направленный и целесообразный характер обеспечиваются именно тем, что она строится на базе, отражающей этот объект установки. В каждом конкретном случае адекватного своего проявления активность человека является активностью субъекта, настроенного сообразно отраженным в его установке объективным закономерностям. Положение о принципиальной неосознаваемости установки с необходимостью следует из специфики самого этого понятия, никак не сводимого к одной лишь возможности существования ее у субъекта в неосознанной форме. Установка является не субъективным состоянием наподобие, скажем, эмоционального состояния, а состоянием субъекта или, как указывает Д.Н.Узнадзе, "не субъективным ", а "субъектным " состоянием, и именно как таковая не может осознаваться. И если считать правильными положения Узнадзе о том, что "в активные отношения с действительностью вступает сам субъект, но не отдельные акты его психической деятельности ", то должно быть принято положение о том, что результат этих взаимоотношений, эффект воздействия действительности на субъекта, имеющего такое содержание и объем всего своего опыта, характеризующегося такими своими особенностями и, что главное, соответствующими ему потребностями, может наличествовать лишь в виде целостного состояния субъекта, которое само по себе не может стать содержанием сознания. Оно определяет последнее, но само, как таковое, ни в какой стадии не может быть им. "[10] "У сознания должен быть закон, который заставляет его идти по определенному пути. И самый активный процесс сознания требует досознательного отражения. Именно направленный характер самого процесса сознания с необходимостью вынуждает допустить предварительную досознательную данность того, чем по существу и направляется сам этот процесс. Есть формы психической активности, которые могут протекать и носить направленный характер без участия сознания, и есть формы психической активности, которые требуют активного участия сознания. Однако нет таких форм психической активности, которые могут осуществляться помимо участия бессознательного, а именно: помимо предварительного, досознательного отражения объекта. "[11]

Но если в установке как в целостносубъектном состоянии отражен и определяющий это состояние объект, то это значит, что она, как это подчеркивал Узнадзе, является не только формальным, но и содержательным понятием. Это и дает ей возможность определять не только соответствующую объективным условиям направленность поведения, но и соответствующие им содержания сознания. "В каждый данный момент в психику действующего объекта проникает из окружающей среды и переживается им с достаточной яркостью лишь то, что имеет место в русле его актуальной установки ".[12] Иначе говоря, содержанием сознания может стать лишь отраженный уже в установке объект. Именно в этом смысле она и определяет конкретную активность сознания. И если мы и говорим относительно осознания в случаях установки, то имеем в виду не осознание самой установки как целостного субъектного состояния, созвучного данным конкретным условиям, как психологического механизма активности психики, а переживание в сознании отраженного в установке объекта. Стать непосредственной данностью сознания может не сама установка как таковая, а отраженные в ней объективные отношения.

"В каждодневной жизни, а также в относительно простых новых ситуациях актуальная установка субъекта оказывается в силах направить психическую активность субъекта в должную в этих объективных условиях сторону и обеспечить возникновение соответствующих этим условиям содержаний. Именно отраженный в установке объект и становится предметом мышления субъекта, содержанием его активного сознания. Однако под воздействием этого уже отраженного в сознании объекта, под воздействием определенного установкой содержания сознания, оттачивается, дифференцируется или же перестраивается и модифицируется и сама установка. И каждый новый шаг мышления, определенный отраженным в установке объектом, способствует поступательному процессу отражения объекта. Следовательно, факторами установки, обеспечивающей адекватное течение этого поступательного процесса отражения, в случаях мышления остаются опятьтаки определенные объективные условия и определенная потребность субъекта. Однако объективным фактором установки в этом случае служит уже отраженное в сознании содержание установки, субъективным же фактором становится вполне осознанная познавательная потребность субъекта. Но ни сама отраженная в сознании ситуация и ни сама познавательная потребность не могут и не переживаются субъектом в качестве факторов установки, факторов возникновения механизма, который должен привести его к успешному разрешению задачи. "[13]

Вся сознательная активность субъекта направлена не на выработку в себе соответствующей установки, а на разрешение возникшей перед ним задачи. Точно так же и в случаях волевого поведения волевое усилие субъекта сознательно направлено не на актуализацию в себе той или иной установки, а на выполнение поставленной перед собой цели. Конечно, согласно Узнадзе, в этих случаях установка актуализируется вследствие активности самого субъекта.[14] Путем активных познавательных процессов он анализирует ситуацию, в которой должны найти свою реализацию сложившиеся в течение всей его жизни высшие осознанные им познавательные или моральные потребности, которым он должен подчинить имеющиеся у него в данных конкретных условиях актуальные потребности. Следовательно, необходимые для возникновения установки условия в случаях волевого поведения создаются в результате активности самого субъекта. Однако Узнадзе тут же, на той же странице, подчеркивает, что указанная активность вовсе не заключается в том, что субъект сам непосредственно вызывает в себе установку "этого он и не может и не старается делать ".[15] Таким образом, и в случаях мышления, и в случаях волевого поведения, т.е. на высшем уровне психической активности субъекта, факторами установки, обеспечивающей адекватное течение указанных процессов, становятся вполне осознанные психические содержания. Однако из признака осознанности последних вовсе не следует осознанность возникшей на их основе установки.

Интересным новшеством в теории установки является концепция "социальной установки " Ш.А. Надирашвили, которую мы рассмотрим отдельно.

В дальнейшем развитии теории установки Узнадзе с точки зрения этнопсихологии важно подчеркнуть акцент на том моменте, что носитель установки является целостным субъектом деятельности, рассмотрение установки как системообразующего фактора, внимание к тому моменту, что мы можем иметь ряд взаимоисключающих аттитюдов, но при этом действовать под влиянием приобретенной нами установки. Плодотворным на наш взгляд является и мнение о том, что бессознательное не сводится только к установке (как полагал сам Узнадзе) и что связь между сознательным и бессознательным опосредуется установкой (хотя эти идеи нуждаются в дальнейшей разработке, устраняющей их определенную внутреннюю противоречивость). Интересна и трактовка установки как досознательного явления, которое предопределяет наше сознание, направляет его, что сам активный процесс сознания требует досознательного (бессознательного) отражения объекта, или точнее, адаптированной реальности, а также, что стать непосредственной данностью сознания может не сама установка как таковая, а отраженные в ней объективные отношения. Не менее важно акцентирование того факта, что установка является не только формальным, но и содержательным понятием, которое определяет не только направленность работы нашего сознания, но и его содержание. В этнопсихологии это можно соотнести с тем комплексом, который получается в результате трансфера этнических констант на реальный объект.

- Теории установки -

[1] Т.Т.Иосебадзе, Т.Ш.Иосебадзе. Проблема бессознательного и теория установки школы Узнадзе. В кн. Бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Под общей редакцией А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассина . Тбилиси: Издательство "Мецниереба ", 1985. Том 4, с. 37.

[2] Т.Т.Иосебадзе, Т.Ш.Иосебадзе, сс. 45 46.

[3] А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассин, Основные критерии рассмотрения бессознательного в качестве своеобразной формы психической деятельности. Вступительная статья редакции. Бессознательное: природа. функции, методы исследования, Т.1. Тбилиси, Мецниереба, 1978, сс. 7183.

[4] А.Е. Шерозия, К проблеме сознания и бессознательного психического. Опыт исследования на основе данных психологии установки, Т.1. Тбилиси, 1969; А.Е.Шерозия, Психоанализ и теория неосознаваемой психологической установки: итоги и перспективы. Бессознательное: природа. функции, методы исследования, Т.1., Тбилиси, Мецниереба, 1978, сс. 37 64.

[5] А.С.Прангишвили, К проблеме бессознательного в свете теории установки: школа Д.Н.Узнадзе. Бессознательное: природа. функции, методы исследования, Т.1, Тбилиси, Мецниереба, 1978, сс. 8491.

[6] Ш.А.Надирашвили, Закономерности формирования и дейcтвия установки различных уровней. Бессознательное: природа. функции, методы исследования, Т.1. Тбилиси, Мецниереба, 1978, сс. 111122.

[7] Ш.Н.Чхартишвили, К вопросу об онтологической природе бессознательного. В кн.: Бессознательное: природа. функции, методы исследования, Т.1., Тбилиси, Мецниереба, 1978, сс. 95 110.

[8] Д.Н.Узнадзе. Основные положения теории установки. Труды, Т.6, Тбилиси, Мецниереба, 1977, сс. 263326.

[9] Н.И.Сарджвеладзе. Бессознательное и установка: еще раз об онтологическом статусе неосознаваемой психической деятельности, сс. 6263.

[10] М.А. Сакварелидзе. Проблема бессознательного на международном симпозиуме "Бессознательное " в г. Тбилиси, с. 70 71.

[11] М.А. Сакварелидзе. Проблема бессознательного на международном симпозиуме "Бессознательное " в г. Тбилиси. В кн.: Бессознательное. Природа, функции, методы исследования. Под общей редакцией А.С.Прангишвили, А.Е.Шерозия, Ф.В.Бассина. Тбилиси: Издательство "Мецниереба ", 1985. Том 4, с. 70.

[12] Д.Н.Узнадзе. Экспериментальные основы психологии установки. Тбилиси, 1961.

[13] М.А. Сакварелидзе. Проблема бессознательного на международном симпозиуме "Бессознательное " в г. Тбилиси, с. 74 75.

[14] Д.Н.Узнадзе. Общая психология, Тбилиси, 1940, с. 218.

[15] Д.Н.Узнадзе. Общая психология, Тбилиси, 1940, с. 218.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1