Быть или не быть лидером... женщине?

Автор: Пам Лозефски  |   Источник: MBAConsult

Связь между успехом компании и гендерной диверсификацией показывает, что компании с высоким процентом женщин среди топ-менеджеров имеют рентабельность капитала на 35% и совокупный доход акционеров на 34% выше по сравнению с теми компании, где трудятся меньше женщин.

Бизнес-школы – это колода карт, полная женщин – студентов. Хотя не все могут похвастаться показателем школы McCombs (сегодня женщины составляют здесь 51% всего студенческого состава undergraduate), во многих из них (Arizona, Wharton, Michigan, Indiana) он доходит до 40%.

Женщины поступают на эти программы с большим конкурсом не только потому, что они хорошо учились в школе, но и потому, что они являются членами общества National Honor Society, занимая ведущие позиции в органах студенческого управления и других организациях. Понятно, что в школе девочки лидируют, но и их деятельность в колледже не менее активна.

Однако сторонники «женщин в большом бизнесе» опасаются, что на этом плюсы и заканчиваются. Они противопоставляют радужную картину, на которой изображены целеустремленные молодые профессионалы женского пола, статистическим данным.

Процент женщин, участвующих в 20 топовых программах МВА, низкий и продолжает падать (25-30%). Топ-менеджеров – женщин и женщин, которые входят в советы директоров, меньше, чем мужчин.

Действительность такова, что женщины составляют более половины всей рабочей силы, однако процент женщин среди управляющих, входящих в рейтинг Fortune 500, составляет не более 1, отмечается в статье Harvard Business Review под названием «Что сдерживает женщин?» (What’s Holding Women Back?), опубликованной в июне 2003 года.

Таким образом, если существует так много квалифицированных женщин, задают вопрос исследователи, что происходит после того, как они заканчивают учебу по топовым программам undergraduate, которые могли бы обеспечить им продвижение в компании до уровня управляющих?

Конечно, большинство людей скажут, что они согласны с тем, что, чем больше женщин у власти, тем лучше. Выигрывают те компании, которые могут получить максимум из имеющегося в распоряжении интеллектуального фонда (т. е. женщин и мужчин, а не только мужчин), а также трудоустроить тех, кто представляет основную массу потребителей.

В поддержку этой точки зрения ранее в этом году организация Catalyst провела исследование, которое говорит о том, что компании, входящие в рейтинг Fortune 500 и имеющие среди топ-менеджеров больше женщин, успешнее с финансовой точки зрения по сравнению с теми, где женщин меньше.

Основной момент - связь между успехом компании и гендерной диверсификацией показывает, что «компании с высоким процентом женщин среди топ-менеджеров имеют рентабельность капитала на 35% выше и совокупный доход акционеров на 34% выше по сравнению с теми компании, где трудится меньше женщин». Catalyst предусмотрительно не берет во внимание причинно-следственную связь, отмечая, что эти два понятия лишь связаны.

Однако, несмотря на очевидность наличия положительных моментов от участия женщин в большом бизнесе, «слабый пол» продолжает ссылаться на несовместимость карьеры с балансом «работа – жизнь» в качестве основной причины отказа от продвижения по службе и даже не пытаются получить степень МВА.

Словом, сегодня бизнес-школы все чаще объединяются в группы, такие как, например, Forte - консорциум школ и фирм с целью повышения количества женщин среди управляющего персонала (McCombs является финансирующим членом) и стимулирования женщин на обучение по их программам. Однако такие объединения появились не так давно, поэтому их эффективность еще необходимо определить.

Линда Абрахам, основатель Accepted. com, одной из первых компаний, специализирующихся на консультировании при поступлении в бизнес-школы, имеет опыт, который может объяснить, почему женщины холодно относятся к подобной карьере. Не так давно она принимала участие в рекрутинговом мероприятии для потенциальных студентов МВА среди женщин, которое спонсировалось рядом топовых бизнес-школ.

Реальные возможности для женщин в бизнесе

Хорошо это или плохо, женщины все еще несут основную нагрузку, связанную с воспитанием детей. «Обычно американские мамочки выполняют 2/3 все работы, связанной с уходом за детьми и домашними делами», – отмечает Джоан Вильямс, директор American University Gender, Work & Family Project. И после ухода поколения «хотим иметь все» большинство женщин, как мне кажется, пришли к выводу, что совмещение работы и семьи невозможно.

«Во время информационной сессии в формате «вопрос–ответ», – вспоминает Абрахам, – один потенциальный студент МВА осмелился поднять вопрос, который, похоже, не обсуждался в течение всего мероприятия: строительство карьеры одновременно с воспитанием детей. Я была очарована, когда большинство присутствующих молодых женщин начали кивать в согласие с выступающим. Все присутствующие с облегчением вздохнули, что хоть кто-то, наконец, коснулся этого вопроса, который, возможно, является самым главным для них». Абрахам продолжает: «К сожалению, ни одна женщина, ведущая сессию, не имела детей и не смогла ответить на вопрос, полагаясь на свой личный опыт».

«Неизвестно почему, но организаторы мероприятия не посчитали нужным коснуться вопроса баланса между семьей и работой, ставя перед собой цель повысить количество студентов – женщин в своих программах МВА».

То же самое можно сказать и о большинстве компаний. Существует противоречие. С одной стороны все говорят о нехватке лидеров среди женщин, о том, что женщины исключаются из профессиональных обществ из-за нехватки соответствующей подготовки, об ограниченных возможностях и недостатке опыта в области «доходы – издержки».

С другой стороны, в большинстве крупных компаний делается мало или совсем ничего для поиска корня всех этих проблем. Ведь это чрезвычайно сложно для человека – одновременно воспитывать детей и строить карьеру менеджера. Не только потому, что эти два занятия представляют собой работу full-time. Оба эти вида деятельности требуют полной отдачи, истощают нервную систему и отнимают много времени.

Хорошо это или плохо, женщины все еще несут основную нагрузку, связанную с воспитанием детей. «Обычно американские мамочки выполняют 2/3 все работы, связанной с уходом за детьми и домашними делами», – отмечает Джоан Вильямс, директор American University Gender, Work & Family Project. И после ухода поколения «хотим иметь все» большинство женщин, как мне кажется, пришли к выводу, что совмещение работы и семьи невозможно.

Конечно, есть некоторые женщины, которые совершили этот подвиг, однако лишь имея сильную поддержку службы по уходу за ребенком. И, несмотря на все наши социальные разработки, папы, которые остаются дома, воспитывая детей и выполняя домашние обязанности, составляют меньшинство населения.

Итак, как же бизнес-школы могут привлечь больше женщин? Как компании могут привлечь больше лидеров-женщин без серьезного признания и учета этой фундаментальной проблемы в своей работе?

Ряд крупных компаний, как указывается в статье журнала Wall Street Journal от 6 мая 2004 г., начинают разрабатывать программы сохранения сотрудников, которые вынуждены были оставить работу по семейным причинам. Так, например, General Electric Company и Booz Allen Hamilton предлагают работу по договору или part-time бывшим сотрудницам. А Deloitte запускает программу, которая позволит сотрудницам взять неоплачиваемый отпуск, продолжительностью до 5 лет и иметь доступ к корпоративным тренингам и консультантам.

«Очевидно, – отмечает Вильям, – система работы в этом обществе не согласуется с системой семьи, системой, которая предполагает, что женщины являются основными опекунами. И ситуация не изменится до тех пор, пока большая часть крупных компаний не начнет предоставлять реальные возможности своим подающим надежды звездам женского рода, реально гибкий график работы, который позволял бы им сочетать продвижение по службе с семейными делами и решение вопроса, касающееся баланса между работой и жизнью».

До тех пор, судя по всему, женщины будут отказываться от ключевых позиций в компаниях. Они пойдут по другому пути, более удобному для них и своих семей – откроют свой собственный бизнес, чтобы работать по своим правилам.

«Зачастую предпринимательство дает большую гибкость и обеспечивает лучший баланс работа – личная жизнь», – отмечает Абрахам из Accepted. com. «Для меня было важно иметь возможность выстраивать свой рабочий график таким образом, чтобы работать пока дети в школе, и постепенно увеличивать нагрузку в то время, как растут мои дети и мой бизнес».

Действительно, в период с 1997 по 2004 г. рост фирм, владельцами которых являются женщины, составил 200% по данным центра Center for Women’s Business Research – еще одно подтверждение того, что женщины способны преуспеть в этой сфере, о чем забывают американские компании.

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1