АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ В РОССИИ И США: ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ЛОКУС КОНТРОЛЯ

АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ В РОССИИ И США: ЦЕННОСТНЫЕ ОРИЕНТАЦИИ И ЛОКУС КОНТРОЛЯ

Н.А. ДЬЯКОНОВА, В.В. ЮРТАЙКИН

Проблематика авторитарной личности является междисциплинарной и привлекает внимание специалистов из различных областей знания: социальных и политических психологов, философов, социологов, культурологов. Однако понастоящему она до сих пор не вошла в обиход отечественной социальнопсихологической науки, хотя публикации на эту тему в русскоязычной литературе уже появились [1; 110118], [5; 6774].

Проявления синдрома авторитарной личности можно проследить в самом широком спектре социальнопсихологических явлений. Они обнаруживаются прежде всего в межгрупповых конфликтах, в восприятии и агрессии против представителей аутгрупп, в социальных стереотипах и национальных предрассудках, в поддержке антидемократической власти [1; 110118], [2; 134170], [8], [9]. Проблема межгруппового взаимодействия и межгрупповых конфликтов (как национальных, так и политических) в наше время стоит чрезвычайно остро [4], [6], что придает исследованиям авторитарной личности особую актуальность.

Понятие авторитарной личности было введено в социальную психологию представителями немецкой школы в связи с резко проявившейся в ХХ в. проблемой взаимоотношения человека и власти. Исследование авторитарной личности было начато в довоенной Германии В. Райхом, Э. Фроммом и представителями Франкфуртского Института Социальных Исследований. В 40-х гг. работа в этом направлении была продолжена Т. Адорно и его коллегами в университете Беркли. Эти ученые поставили своей целью изучить психологию "потенциального фашиста " [7], [19] и, опираясь на психоаналитическую теорию, разработали первую целостную концепцию "синдрома авторитарной личности ". Т. Адорно и его коллеги полагали, что "потенциального фашиста " характеризует девять специфических личностных особенностей: устойчивая приверженность ценностям среднего класса; авторитарное подчинение; авторитарная агрессия; косность, ригидность, стереотипность мышления; предрасположенность к мистике; стремление к силе и твердости; деструктивность и цинизм; антиинтрацепция; морализаторство по поводу сексуальной жизни.

Идеи Т. Адорно получили дальнейшее развитие в работах канадского психолога Б. Альтемейера, основательно переработавшего представления об "авторитарной личности ". Он предложил новую интерпретацию этого феномена, в основе которой лежит теория социального научения А. Бандуры и анализ когнитивных факторов [8][10]. Б. Альтемейер пришел к выводу, что понятие авторитарной личности связано с тремя

52

социальнопсихологическими качествами: полное и безоговорочное подчинение властям и авторитетам, конвенционализм (приверженность традиционным социальным нормам) и агрессивность по отношению к группам, неодобрение и неприятие которых воспринимается как поощряемое властями [8; 1239], [9; 2356]. Основываясь на многолетних исследованиях, он создал шкалу "Авторитаризм правого толка ", которая в настоящее время является одной из наиболее часто используемых шкал авторитаризма [9; 231250].

Концепция Б. Альтемейера стала основой для новых теоретических положений об авторитарной личности, сформулированных в конце 80-х гг. южноафриканским психологом Дж. Дакитом [13; 6384]. Согласно концепции этого ученого, разработанной в контексте когнитивного направления психологии межгруппового восприятия и взаимодействия, авторитарность представляет собой аспект групповой сплоченности, у авторитарной личности с особой силой выражена потребность в идентификации с социальной группой. Дж. Дакит считает, что авторитарная личность в значительной степени привержена ценностям собственной социальной группы и отрицает ценности других групп. На основании этой теории было проведено несколько интересных межкультурных исследований, которые мы рассмотрим ниже.

Интерес к проблеме авторитарной личности в современной западной психологии необычайно высок [8][10], [25]. Но несмотря на интенсивные исследования последних лет, множество вопросов, касающихся этой личностной характеристики, попрежнему остается без ответа. Так, например, психологи не пришли к единому мнению по целому ряду проблем, связанных с этиологией и некоторыми особенностями проявления этого синдрома. К числу таких вопросов относятся следующие: влияние особенностей семьи и различных социокультурных факторов на развитие авторитарной личности [10], [25]; приписывание авторитарной личностью причинности событий в своей жизни внутренним или внешним факторам [17; 418]; ценностные ориентации авторитарной личности [26; 121141]. Некоторые из перечисленных выше факторов не поддаются количественному анализу, другие же, такие, как локус контроля и приверженность определенной системе ценностей, могут быть подвергнуты экспериментальной проверке.

Ценностные ориентации являются одним из наименее изученных аспектов авторитарной личности. Имеющиеся немногочисленные работы по этой проблеме позволили получить представление исключительно о политических и религиозных ценностях такого типа личности [18; 10041010], [22; 216230]. Без сомнения, особый интерес в этой связи представляет изучение мировоззрения авторитарной личности, ее взгляды на глобальные вопросы и общечеловеческие ценности, которые в известной мере определяют линию поведения человека. Поэтому одной из задач нашего исследования является анализ степени приверженности традиционным ценностям Запада и Востока и ее связи с авторитарностью у представителей, казалось бы, довольно разных культур - российской и американской.

Противопоставление Востока и Запада само по себе достаточно условно, но тем не менее оно часто используется в отечественной и зарубежной культурологии, психологии, философии и других общественных науках для объяснения некоторых значимых социокультурных и поведенческих феноменов. Культурные полюса "Восток " и "Запад " представляют собой две во многом противоположные культурные традиции, два способа миропонимания, две "мировоззренческие матрицы ", два "языка ", на которых мыслят и изъясняются люди, постигая мир [3]. Принципиальные различия двух этих культурных традиций

53

можно проследить по нескольким основным позициям: отношение человека к истине; оценка познавательных возможностей человека; сущность и механизм процесса познания; отношение человека к природе и мирозданию; ценностные ориентации личности и общества; отношение к Богу [3], [14].

Традиционное мировоззрение западной культуры, по мнению большинства исследователей, базируется на следующих основных идеях: антропоцентризм; безграничная познаваемость мира; истинно лишь то, что подвластно уму и воле человека, контролируемо им; человек может и должен контролировать окружающую среду; аналитический подход и рациональное мышление - наиболее эффективные способы решения проблем; наука и технический прогресс значительно улучшают жизнь человечества; тело, дух, и разум человека существуют отдельно друг от друга; существует Бог в человеческом обличии, перед которым человек предстанет после смерти; медитация - это в лучшем случае хороший способ расслабления; основная ценность для человека - материальное улучшение его жизни и жизни общества [3], [14].

Boсточное же мировоззрение основано на следующих идеях: теоцентризм; истина есть само бытие, само сущее, она не зависит от ума и воли постигающего ее; существует нечто принципиально непознаваемое; человек и природа составляют единое целое; цель человека - достижение гармонии с природой, а не активное воздействие на нее; попытки анализировать, категоризировать окружающее и манипулировать миром бессмысленны и непродуктивны; наука и технология дают человечеству лишь иллюзию прогресса; тело и разум едины; медитация необходима для достижения истинного просветления; основная ценность - это духовно ориентированное бытие [3], [14].

Некоторые исследователи [18], [22] доказали, что авторитарная личность склонна придерживаться традиционных ценностей своей культуры. Учитывая это, мы выдвинули первую гипотезу, состоящую из двух частей: 1) и в России, и в Америке авторитарная личность придерживается западных ценностей, так как эти ценности являются традиционными для обеих культур, 2) в России, вероятно, эта тенденция выражена в меньшей степени, чем в Америке. Такое предположение основано на отечественной культурологической традиции, в соответствии с которой принято считать, что Россия занимает промежуточное положение в континууме Восток - Запад [3].

Другой нашей задачей явилось изучение того, склонна ли авторитарная личность приписывать причинность событий в своей жизни внешним или внутренним факторам (исследование локуса контроля). Проблема локуса контроля авторитарной личности остается неразрешенным вопросом со времен первых экспериментальных исследований авторитарной личности [7], [17]. Последние исследования синдрома авторитарной личности и в частности теория Дж. Дакита [13] позволили выдвинуть предположение (вторую гипотезу) о существовании взаимосвязи между авторитаризмом правого толка и локусом контроля. Если рассматривать внутренний локус контроля как интериоризированную социальную ценность, то можно думать, что в тех культурах (как, например, в США), где внутренний локус контроля приобрел статус такой ценности, авторитарная личность обладает внутренним локусом контроля. В других же культурах, где подобная социальная ценность отсутствует, как, например, в России, взаимосвязь между уровнем авторитарности и локусом контроля минимальна.

Исходя из предполагаемой взаимосвязи между уровнем авторитаризма правого толка, приверженностью западным ценностям и локусом контроля в американской выборке, мы сформулировали третью гипотезу, согласно которой среди американцев, получивших высокий

54

балл по шкале западных ценностей и по шкале авторитаризма правого толка, скорее всего, больше тех, у кого локус контроля внутренний.

Интересным представляется сопоставление уровня авторитарности в России и США. Подобное кросскультурное исследование проводилось около десяти лет назад [1; 110118]. Результаты этой работы показали, что американцы в среднем более авторитарны, чем россияне. Мы склонны думать (четвертая гипотеза), что за последние годы эта тенденция не изменилась и американцы попрежнему более авторитарны, чем россияне.

Мы также выдвинули предположение, что на уровень авторитаризма правого толка и степень приверженности западным или восточным ценностям влияет не только социокультурная среда, к которой принадлежит человек, но и специфика получаемого образования. В соответствии с этим была выдвинута пятая гипотеза, согласно которой и в России, и в США студенты гуманитарных специальностей в силу их большей толерантности в вопросах социокультурных отношений менее авторитарны и в большей степени привержены восточным ценностям, чем студенты, изучающие бизнес.

МЕТОД

Особый интерес, на наш взгляд, представляет межкультурное сопоставление различных характеристик авторитарной личности и сравнение уровня авторитарности в различных культурах. Поэтому для достижения целей нашего исследования был выбран метод кросскультурного исследования. Этот метод позволяет получить представление о формировании синдрома авторитарной личности под воздействием различных социокультурных факторов, проследить зависимость ценностных ориентаций авторитарной личности от принятой в той или иной культуре системы ценностей. Основным методом сбора информации для проверки гипотез и решения задач эмпирического исследования явилось анкетирование с последующей математической обработкой собранных данных.

Испытуемыми в нашем исследовании стали российские и американские студенты. Выборка исследования составила в общей сложности 515 человек (в нем приняли участие 313 человек с российской стороны и 202 человека с американской стороны - студенты технических и гуманитарных специальностей и студенты, изучающие бизнес). На наш взгляд представление о том, в какой степени студенческая молодежь склонна поддерживать недемократическую власть, является особенно важным для того, чтобы прогнозировать уровень авторитаризма в обществе.

В ходе сбора данных студенты заполняли анкеты в присутствии экспериментатора. Каждый студент получал пакет, в который входило три опросника и демографическая анкета. Эксперимент был построен таким образом, чтобы исключить возможность воздействия порядка предъявления опросников на результаты исследования.

Для измерения изучаемых социальнопсихологических характеристик личности было использовано три опросника: шкала авторитаризма правого толка (шкала RWA) ([8], [9]), шкала Восток - Запад (шкала EW) [14; 835841] и шкала локуса контроля (шкала LC) [21; 234240]. Более высокий балл, полученный по шкале RWA, означает более высокий уровень авторитаризма правого толка, более высокий балл по шкале EW - большую степень приверженности восточным ценностям. Чем выше показатель испытуемого по шкале LC, тем более внешним является его локус контроля.

Большинство исследователей положительно оценивают психометрические характеристики этих шкал [8], [12], [16]. Перед началом исследования в России опросник "Восток - Запад " и шкала авторитаризма правого толка были

55

переведены нами на русский язык и валидизированы.

Таблица 1

Средние значения и стандартные отклонения (указаны в скобках) для опросников авторитаризма правого толка (RWA), локуса контроля (LC) и Восток - Запад (EW) для российской и американской выборок

Таблица 2

Коэффициенты корреляции Спирмена между шкалами авторитаризма правого толка (RWA), локуса контроля (LC) и шкалой Восток - Запад (EW) для российской и американской выборок

РЕЗУЛЬТАТЫ

В табл. 1 представлены средние значения и стандартные отклонения по всем трем опросникам для российской и американской выборок, а в табл. 4 - средние значения по всем опросникам для студентов различных академических специализаций. Для проверки гипотез были подсчитаны коэффициенты корреляции между уровнем авторитаризма правого толка, показателями по шкалам локуса контроля и "Восток - Запад " (табл. 2) и проведен регрессионный анализ (табл. 3).

Первая гипотеза исследования подтвердилась частично, для ее проверки были подсчитаны коэффициенты корреляции Спирмена, которые представлены в табл. 2. Как показали собранные данные, авторитаризм правого толка и степень приверженности традиционным западным или восточным ценностям действительно коррелируют, но статистическая значимость данной корреляции зависит от пола испытуемых. Так, для американской выборки корреляция между уровнем авторитаризма правого толка и степенью приверженности традиционному западному мировоззрению оказалась статистически значимой только для женщин (r = 0,14, p

56

Таблица 3

Итоговая модель регрессионного анализа

Вторая часть первой гипотезы, которая заключалась в том, что зависимость между авторитарностью и приверженностью западным ценностям сильнее выражена в США, не подтвердилась. Напротив, значимый коэффициент корреляции для российской выборки оказался несколько выше, чем для американской. Однако различие между этими коэффициентами статистически незначимо, что было продемонстрировано с помощью трансформации Фишера (z =0,02, p>0,05).

Вторая гипотеза подтвердилась полностью. Показатель по шкале авторитаризма правого толка значимо коррелировал с внутренним локусом контроля только в американской выборке (r =0,20, p

Третья гипотеза подтвердилась частично: только на основании показателей, полученных по шкале авторитаризма правого толка, но не по шкале "Восток - Запад ", можно с большой вероятностью предсказать, что тот или иной испытуемый обладает внутренним локусом контроля. Сводная таблица регрессионного анализа, проведенного для проверки данной гипотезы, приведена в табл. 3. Пол испытуемых и академическая специализация были включены в качестве предсказательных переменных на первом этапе регрессионного анализа (модель 1, табл. 3), так как предварительный анализ результатов показал, что средние значения испытуемых значительно варьировали в зависимости от пола и специализации. Показатели по шкалам RWA и EW были включены на втором этапе регрессионного анализа (модель 2, табл. 3). Чтобы проконтролировать возможное взаимодействие между переменными, был произведен ковариационный анализ ANOVA. Метод разделения по медиане был проведен для того, чтобы определить "высокие " и "низкие " показатели по обеим шкалам. Результат свидетельствует о том, что только показатели по шкале RWA непосредственно связаны с показателями по шкале локуса контроля (F(198)=5,8, p

Четвертая гипотеза полностью подтвердилась. Средние значения, полученные российскими студентами (значения представлены в табл. 1) по шкале авторитаризма правого толка, оказались значительно ниже средних значений для американских студентов (t=21,2, p

Пятая гипотеза подтвердилась полностью. Средние значения для всех академических специализаций представлены в табл. 4. Для проверки этой гипотезы был проведен tтест. И американские, и российские студенты гуманитарных

57

Таблица 4

Средние значения для опросников авторитаризма правого толка (RWA), Восток - Запад (EW) и локуса контроля (LC) для различных академических специализаций для российской и американской выборок

ных специальностей оказались менее склонны разделять мировоззрение западного толка, чем студенты "бизнесмены " (t =18,7, p

ОБСУЖДЕНИЕ

С точки зрения теоретического осмысления феномена авторитарной личности наиболее интересными представляются полученные данные, касающиеся локуса контроля такого типа личности. Т. Адорно и его коллеги [7], создатели первой теории "авторитарной личности ", считали, что авторитарный человек склонен приписывать причинность событий в своей жизни исключительно внешним факторам (используя терминологию Ю. Роттера, можно сказать, что такой человек обладает внешним локусом контроля). В отличие от представителей группы Т. Адорно Б. Альтемейер [8], [9] пришел к выводу, что авторитаризм правого толка не связан с локусом контроля. Результаты настоящего исследования противоречат обеим теориям: как показывают наши данные, американская авторитарная личность (эта тенденция особенно сильно выражена у мужчин) склонна обладать внутренним локусом контроля; в российской же выборке связь между авторитаризмом правого толка и локусом контроля отсутствует.

На наш взгляд, полученные результаты позволяют говорить о том, что локус контроля авторитарной личности не является постоянной составляющей этой личностной характеристики, как и полагал Б. Альтемейер [8], [9]. Но в то же время неправомерно было бы утверждать, что локус контроля и степень авторитарности личности вовсе не связаны между собой. Теория Дж. Дакита, рассматривающего авторитаризм как выраженную приверженность ценностям определенной группы [13; 6384], и результаты исследований, продемонстрировавшие, что авторитарная личность придерживается традиционных ценностей своей культуры [18], [22], лучше других помогают объяснить полученные результаты. Данные нашего исследования дают основания полагать, что внутренний локус контроля связан с авторитаризмом правого толка в тех культурах, где наличие чувства контроля над своей жизнью рассматривается как определенная социальная ценность.

Кроме того, собранные данные свидетельствуют о том, что локус контроля авторитарной личности изменяется под воздействием целого ряда социокультурных факторов и поразному проявляется в различных культурах. Возможно, внутренний локус контроля, характерный для современной американской авторитарной личности, был сформирован

58

под воздействием изменяющихся социальных ценностей. Т. Адорно и его коллеги работали над "Авторитарной личностью " в конце 40-х гг. [7], испытуемыми в их исследовании были люди, чей образ жизни и мировоззрение складывались в 2030е гг., в атмосфере экономической депрессии, которая не способствовала формированию и укреплению чувства контроля над своей жизнью. В те годы наличие подобного чувства не рассматривалось в обществе как социальная ценность.

С той поры ситуация в американском обществе во многом изменилась, и представление о том, что каждый человек контролирует ход событий в своей жизни, сегодня является в США важной социальной ценностью. Проведенные в последние годы исследования ряда психологов подтверждают, что обретение чувства внутреннего контроля над своей жизнью становится особой целью, которой пытаются достичь многие американцы [23], [24]. Таким образом, мы можем предполагать, что когда идея необходимости контроля над своей жизнью приобретает статус приоритетного социального качества, она оказывается среди тех, которые авторитарная личность стремится разделить.

Другой результат нашего исследования, заслуживающий особого внимания, касается различий в уровне авторитарности в России и в США. Скорее всего это может быть вызвано тем, что одна из трех социальнопсихологических характеристик, составляющих понятие авторитаризма правого толка, а именно приверженность устоявшейся системе консервативных норм и ценностей [8; 102140], недостаточно актуальна для современной России. На наш взгляд, вполне правомерно было бы сказать, что на сегодняшний день в нашем обществе таких нормативных социальных ценностей попросту не существует. Еще десять лет назад, когда в России проводилось первое и единственное исследование авторитарной личности [1; 110118], подобная система ценностей в России была и она отражала многочисленные мифы советского периода. С тех пор ситуация в нашем обществе коренным образом изменилась: все старые "коммунистические " ценности оказались низвергнуты, но взамен предыдущей, хоть и искусственной и негуманной системы ценностей, ничего нового не появилось. В Америке же, напротив, устойчивая система социальных норм и ценностей существует и она очень стабильна.

Обратимся теперь к более подробному сопоставлению наших результатов с данными упомянутого выше исследования М.А. Абалакиной и ее коллег [1]. В нем было обнаружено, так же как и в нашей работе, что уровень авторитаризма правого толка в США значительно выше, чем в России. Интерпретируя собранные данные, авторы предположили, что сравнительно низкий уровень авторитаризма правого толка в России мог быть связан с авторитарным конформизмом. По их мнению, поскольку идеи демократизации и терпимости к инакомыслию стали в России конца 80-х своеобразным "общественным идеалом ", авторитарный конформист и поддерживал эти идеи, стремясь "не отстать от времени ". Не претендуя на безоговорочность собственных выводов, рискнем не согласиться с этой точкой зрения.

На наш взгляд, на сегодняшний день идеи демократизации давно утратили статус общественного идеала, пресса и представители власти перестали описывать их как таковые. Со временем эти идеи превратились в практически само собой разумеющееся проявление здравого смысла (такое небесспорное мнение, безусловно, оставляет "за кадром " разнообразные экстремистские группировки типа "Русского национального единства " или "Памяти ", но речь, напомним, идет лишь о ценностях общества в целом, одобряемых представителями власти). Поэтому, как нам представляется, авторитарный конформизм никак не может

59

объяснить существование достаточно низкого (по сравнению с США) уровня авторитаризма правого толка в России.

Оценивая результаты собственного исследования, отметим следующее. На основании полученных данных можно сделать очень важный вывод о том, что по сравнению с американской российская молодежь в меньшей степени склонна поддерживать недемократическую власть. Однако мы ничего не знаем о склонности к авторитаризму в других возрастных группах россиян. Поэтому на основании наших результатов рано делать выводы о том, что перед нашим обществом не стоит угроза возврата к авторитарным методам власти. Нам необходимо осознавать существующую угрозу отступления от демократических форм правления и, анализируя составляющие авторитаризма, всячески противодействовать ей.

Кроме того, следует иметь в виду, что хотя при организации исследования мы учли множество факторов, один из них (географический) не был проконтролирован. С американской стороны в исследовании принимали участие студенты небольшого университета на Среднем Западе - в той части Америки, которая славится своим консерватизмом. Москва же, где собирался материал российского исследования, напротив, является одним из самых либеральных городов России. Исследования Б. Альтемейера и других авторов [9], [20] показали, что уровень авторитаризма правого толка существенно варьирует в различных областях США: на Среднем Западе и на Юге Америки средние значения по шкале авторитаризма правого толка несколько выше, чем на Западном или Восточном побережье США, которые принято считать гораздо более либеральными регионами. Так что вполне возможно, что реальное различие в уровне авторитарности в наших странах не настолько велико: у нас есть некоторые основания предполагать, что, сопоставляя уровень авторитаризма правого толка в наших странах, мы использовали одни из самых "высоких " возможных показатели в США и самые "низкие " из тех, что можно было бы получить в России. Тем не менее данные М.А. Абалакиной и ее коллег [1] позволяют быть уверенными в том, что подобные географические различия принципиально не меняют сути дела, а влияют лишь на величину разрыва между средними показателями по шкале RWA в России и США.

Кратко обозначим другие результаты нашего исследования. Небезынтересными представляются выявленные в его ходе половые различия в том, что касается приверженности традиционным западным или восточным ценностям в России и США. Полученные данные позволяют сделать вывод о том, что авторитаризм правого толка в большей степени связан с приверженностью западным ценностям в США - у женщин, а в России - у мужчин.

Кроме того, можно сделать вывод о сходных закономерностях в том, что касается приверженности западным или восточным ценностям и уровнем авторитаризма правого толка для российских и для американских студентов различных академических специализаций. Результаты нашего исследования свидетельствуют, что российские и американские студенты, изучающие гуманитарные специальности, менее авторитарны и в меньшей степени привержены западным ценностям, чем представители специальностей, связанных с бизнесом.

Таким образом, можно говорить о том, что такие социальнопсихологические характеристики авторитарной личности, как локус контроля и приверженность традиционным западным или восточным ценностям, поразному проявляются в российской и американской культуре, а синдром авторитаризма в этих культурах имеет свои специфические особенности.

60

1. Абалакина М.А., Агеев В.С., МакФарланд С. Авторитарная личность в США и СССР // Человек. 1990. № 6. C. 110118.

2. Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие. Социальнопсихологические проблемы. М., 1990.

3. Галаганов С.Г. Запад и Восток, традиции и современность: Курс лекций для студентов негуманитарных специальностей. М., 1993.

4. Дилигентский Г. А. Социальнополитическая психология. М., 1994.

5. Дмитриев А.С. "Число зверя ": к происхождению социологического проекта "Авторитарная личность " // Социол. исследования. 1993. № 3. С. 6774.

6. Психология национальной нетерпимости // Под ред. Ю.В. Чернявской. Минск, 1998.

7. Adorno T.W. et al. The authoritarian personality. N.Y., 1950.

8. Altemeyer B. Enemies of freedom: Understanding right wing authoritarianism. San Francisco, 1988.

9. Altemeyer B. The authoritarian specter. Boston, 1996.

10. Baars J., Scheepers P. Theoretical and methodological foundations of the authoritarian personality // J. History Behav. Sci. 1993. V. 29. P. 345353.

11. Bandura A. The social foundations of thought and action: A social cognitive theory. N.Y., 1986.

12. Compton W. On the validity of the East - West questionnaire // Psychol. Reports. 1983. V. 52. P. 117118.

13. Duckitt J. Authoritarianism and group identification: A new view of an old construct // Political Psychol. 1989. V. 10. P. 6384.

14. Gilgen A., Cho J. Questionnaire to measure Eastern and Western thought // Psychol. Reports. 1979. V. 44. P. 835841.

15. Heaven P.C. Authoritarianism, dominance and need for achievement // Austral. J. Psychol. 1987. V. 3. P. 331337.

16. Lefort H.M. Locus of control // Robinson J.R., Shaver P.R., Wrightsman L. (eds.). Measures of personality and social psychology. San Diego, 1991. P. 413447.

17. McCollaum B., Lester D. Authoritarianism, antiauthoritarianism and locus of control // Psychol. Reports. 1995. V. 76. P. 418.

18. McFarland S.G., Ageev V.S., AbalakinaPaap M.A. Authoritarianism in the former Soviet Union // J. Person. and Soc. Psychol. 1992. V. 63(6). P. 10041010.

19. Ray J.J. Do authoritarians hold authoritarian attitudes? // Hum. Relations. 1976. V. 29. P. 307325.

20. Pedersen R., Ray J.J. Authoritarianism in middle America // J. Hum. Behav. 1990. V. 27(2). P. 1315.

21. Rotter J.B. Generalized expectancies for internal versus external control of reinforcement // Psychol. Monogr. 1966. V. 80. P. 234240.

22. Rubinstein G. Two peoples in one land: A validation study of Altemeyer's RightWing authoritarianism in the Palestinian and Jewish societies in Israel // J. CrossCultural Psychol. 1996. V. 27. P. 216230.

23. Shapiro D.H., Schwartz G. Controlling ourselves, controlling our world // Am. Psychologist. 1996. V. 51(12). P. 12131230.

24. Seligman M.E. Learned optimism. N.Y., 1991.

25. Stone W.F., Lederer G., Christie R. Strength and weakness: The authoritarian personality today. N.Y., 1993.

26. Suerfeld P. et al. Sociopolitical values and integrative complexity of members of student political groups // Canad. J. Behav. Sci. 1994. V.26(1). P. 121141.

Поступила в редакцию 25.XI 1999 г.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 

Поделиться