Аморальная моральность, или кто и чему учит в школе

"Кадровик. ру", 2013, N 12

АМОРАЛЬНАЯ МОРАЛЬНОСТЬ, ИЛИ КТО И ЧЕМУ УЧИТ В ШКОЛЕ

Как известно, в школе учат "вычитать и умножать, малышей не обижать". Для защиты от педагогов, которые не только не могут научить азам, но и, увы, служат плохим примером для подражания (например, не в силах справиться со своими эмоциями и доходят до рукоприкладства, кричат на учеников, а иногда даже опускаются до скандалов с другими преподавателями в присутствии маленьких зрителей), предусмотрены следующие основания увольнения: совершение по месту работы или в быту аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы (п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ), а также применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника (п. 2 ст. 336 ТК РФ). Но не все так просто. Зачастую наших детей воспитывают и обучают профессионалы, даже имевшие или имеющие судимость, и, как указал Конституционный Суд РФ, они имеют на это право.

Законодательная история

Ответственность за сохранение жизни и здоровья детей, а также за их воспитание, психическое, духовное и нравственное развитие лежит в первую очередь на родителях. Кроме того, развитие наших детей зависит и от воспитателей, педагогов, с которыми ребенок встречается, общается в детском саду, школе, других образовательных учреждениях.

Действующее законодательство об образовании предъявляет к педагогическим работникам требования, касающиеся не только их профессиональной подготовки, но и деловых и морально-нравственных качеств. С 1 сентября 2013 г. вступил в силу Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", обязывающий педагогических работников следовать требованиям профессиональной этики, уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений, развивать у обучающихся познавательную активность, самостоятельность, инициативу, творческие способности, формировать гражданскую позицию, способность к труду и жизни в условиях современного мира, формировать у воспитанников культуру здорового и безопасного образа жизни, что указано в ч. 1 ст. 48 данного Закона. Кроме того, Распоряжением Правительства РФ от 22 ноября 2012 г. N 2148-р утверждена Государственная программа Российской Федерации "Развитие образования" на 2013 - 2020 гг., где определено, что в государственной политике в сфере общего и дополнительного образования детей должен сохраняться приоритет нравственного и гражданского воспитания подрастающего поколения.

Трудовым законодательством предусмотрено специальное основание для увольнения работников, выполняющих воспитательные функции, - за совершение по месту работы или в быту аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы (п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ). Помимо этого, одним из дополнительных оснований прекращения трудового договора, перечисленных в ст. 336 ТК РФ, является применение, в том числе однократное, методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника. Воспитатель, педагог, тренер постоянно общаются с ребенком и несут повышенную ответственность за его безопасность, поэтому не должны создавать угрозы его жизни, здоровья и нравственности. В связи с этим Федеральным законом от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ (далее - Закон N 387-ФЗ) в Трудовой кодекс РФ были введены абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1, накладывающие ограничения на занятие трудовой деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних.

Кроме того, вышеназванным Федеральным законом ч. 1 ст. 83 ТК РФ дополнена п. 13: к обстоятельствам расторжения трудового договора, не зависящим от воли сторон, причислены законодательно установленные ограничения на занятие определенными видами трудовой деятельности, исключающие возможность исполнения работником своих обязанностей. Данные изменения должны защитить от негативного воздействия физическое и психическое здоровье несовершеннолетних, а также способствовать полноценному психическому, духовному и нравственному развитию детей, обучающихся в различных учебных заведениях. Действительно, далеко не каждый родитель обрадовался бы, узнав, что первая учительница малыша когда-то провела несколько лет за решеткой за вымогательство, или что учитель физкультуры десять лет назад был осужден за нанесение побоев.

Наша справка. Согласно ст. 351.1 ТК РФ лица, имеющие или имевшие судимость, подвергающиеся или подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением граждан, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности, не допускаются к трудовой деятельности в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних.

Обзор судебной практики после вступления изменений в силу

Изменения, внесенные Законом N 387-ФЗ в ТК РФ, вступили в силу 7 января 2011 г., в результате чего последовала волна увольнений педагогов, воспитателей, тренеров, которые в прошлом имели проблемы с законом и подвергались уголовному преследованию.

Так, увольнялись педагоги с давно погашенной и снятой судимостью.

Пример 1. 13 марта 2012 г. заместитель прокурора Оймяконского района Республики Саха (Якутия) в адрес директора муниципального образовательного учреждения "Усть-Нерская гимназия" направил представление об устранении нарушений норм трудового законодательства и законодательства об образовании и прекращении трудовых отношений с гражданкой В. К. Барабаш - учителем географии и экологии на том основании, что приговором мирового судьи Оймяконского судебного участка N 24 от 22 августа 2002 г. она была признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116 "Побои" и ч. 3 ст. 118 "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности" УК РФ, и ей было назначено наказание в виде исправительных работ сроком на три месяца с удержанием в доход государства 10% заработка.

В удовлетворении искового заявления о признании данного представления незаконным и нарушающим ее права и свободы В. К. Барабаш отказано Решением Оймяконского районного суда Республики Саха (Якутия) от 30 марта 2012 г., оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 30 мая 2012 г., а Приказом от 10 июля 2012 г. она была уволена по основанию, предусмотренному п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации (расторжение трудового договора по инициативе работника) <1>.

--------------------------------

<1> Здесь и далее приводится судебная практика, послужившая поводом для обращения граждан в КС РФ и рассматриваемая в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В. К. Барабаш, А. Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы".

Другие преподаватели были уволены из-за имеющегося в далеком прошлом привлечения к уголовной ответственности за преступления небольшой тяжести, за которые они также уже понесли наказание.

Пример 2. По представлению прокурора Краснотуранского района Красноярского края от 1 декабря 2011 г. Приказом от 27 марта 2012 г. с должности директора муниципального образовательного учреждения "Кортузская средняя общеобразовательная школа" был уволен А. Н. Бекасов, который приговором Минусинского городского суда Красноярского края от 21 мая 1998 г. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 "Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" УК РФ, с назначением наказания в виде двух лет лишения свободы условно с двухлетним испытательным сроком. В удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе А. Н. Бекасову было отказано решением Краснотуранского районного суда Красноярского края от 25 мая 2012 г., оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Красноярского краевого суда от 25 июля 2012 г. Определением судьи Красноярского краевого суда от 3 сентября 2012 г. в передаче кассационной жалобы заявителя для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции также было отказано.

Пример 3. По представлению прокурора Олекминского района Республики Саха (Якутия) 15 сентября 2012 г. с должности учителя физкультуры был уволен Е. В. Горохов, работавший с 1 декабря 2000 г. в муниципальном бюджетном образовательном учреждении "Юнкюрская средняя общеобразовательная школа", который приговором Олекминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 27 мая 1999 г. был осужден за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 114 "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление" и ч. 1 ст. 118 "Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью по неосторожности" УК РФ, и Постановлением того же суда от 17 сентября 1999 г. освобожден от наказания по амнистии. В удовлетворении исковых требований о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и расходов на юридические услуги Е. В. Горохову было отказано Решением Олекминского районного суда Республики Саха (Якутия) от 15 октября 2012 г., оставленным без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 10 декабря 2012 г.

В отношении других граждан, уволенных по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, при расторжении трудового договора по указанной статье, устанавливающей пожизненный запрет на занятие профессиональной деятельностью, не учитывались тяжесть совершенного преступления, давность его совершения, характер выполняемой работы, обстоятельства прекращения уголовного преследования.

Пример 4. И. И. Гардер, работавший водителем в муниципальном автономном образовательном учреждении дополнительного образования детей "Специализированная детско-юношеская спортивная школа олимпийского резерва", был уволен Приказом от 2 ноября 2012 г. из-за полученной работодателем справки Управления МВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу - Югре от 17 октября 2012 г. с информацией о том, что в 1999 г. в отношении И. И. Гардера было возбуждено, а 15 октября 1999 г. прекращено в связи с деятельным раскаянием (ст. 7 УПК РСФСР) уголовное дело по обвинению его в преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 222 "Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" УК РФ. Нижневартовский городской суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры, куда И. И. Гардер обратился с исковым заявлением о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, в удовлетворении его требований отказал (Решение от 6 декабря 2012 г., оставленное без изменения Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 4 февраля 2013 г.).

Пример 5. Гражданин Д. А. Карабут был уволен приказом от 3 мая 2012 г. с должности тренера-преподавателя, которую он замещал в муниципальном бюджетном учреждении дополнительного образования для детей "Детско-юношеская спортивная школа "Восток" Арсеньевского городского округа (Приморский край), в связи с тем, что в отношении него осуществлялось уголовное преследование по обвинению в преступлении, предусмотренном ст. 119 "Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью" УК РФ, которое было прекращено Постановлением мирового судьи судебного участка N 30 г. Арсеньева Приморского края от 23 июля 2007 г. по нереабилитирующему основанию - в связи с примирением сторон. Решением Арсеньевского городского суда Приморского края от 4 июня 2012 г., оставленным без изменения Апелляционным определением Приморского краевого суда от 15 августа 2012 г., в удовлетворении искового заявления о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, выплате денежной компенсации за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда Д. А. Карабуту было отказано.

Недовольство уволенных педагогов, имеющих или имевших судимость, обернулось их многочисленными жалобами и заявлениями в Конституционный Суд РФ. Граждане решили отстаивать свои права, гарантированные Конституцией РФ, и нарушенные положениями ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 ТК РФ, а также п. п. 4 и 5 ст. 2 Закона N 387-ФЗ, несоразмерно ограничивающими работника с погашенной или снятой до вступления в силу указанного Федерального закона судимостью в реализации его права на свободное распоряжение своими способностями к труду.

Конституционный Суд РФ рассмотрел жалобы, в результате чего было принято Постановление от 18 июля 2013 г. N 19-П "По делу о проверке конституционности пункта 13 части первой статьи 83, абзаца третьего части второй статьи 331 и статьи 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В. К. Барабаш, А. Н. Бекасова и других и запросом Мурманской областной Думы".

Позиция Конституционного Суда РФ

КС РФ признал некоторые нормы п. 13 ч. 1 ст. 83, абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 Трудового кодекса Российской Федерации неконституционными по нескольким причинам:

1. Поскольку рассматриваемые положения закрепляют безусловный и бессрочный запрет на занятие педагогической деятельностью, а также иной профессиональной деятельностью в перечисленных сферах, то предполагается безусловное увольнение работников, имевших судимость (а равно тех, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям) за совершение преступлений, не относящихся к тяжким и особо тяжким, а также преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

При этом не указано, что нужно учитывать вид и степень тяжести преступления, срок, прошедший с момента совершения, а также иные факторы, позволяющие определить, опасен или нет сотрудник учебного заведения для несовершеннолетних.

2. Предусматривается обязательное и безусловное увольнение из этих сфер работника, который преследуется за указанные преступления, еще до того, как уголовное дело разрешено по существу или производство по нему завершено. При этом дело может завершиться как вынесением обвинительного приговора или прекращением уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, так и постановлением оправдательного приговора или прекращением уголовного дела по реабилитирующим основаниям (в том числе в связи с недоказанной причастностью гражданина к совершению преступления или толкованием сомнений в виновности гражданина в его пользу).

3. Иногда неблагоприятные последствия из-за совершенного проступка наступают и тогда, когда само деяние уже не признается преступлением на момент решения вопроса о приеме на работу или об увольнении.

Последствия этого несоразмерно ограничивают право таких лиц на свободное распоряжение своими способностями к труду, и нарушается баланс конституционно значимых ценностей.

Нормы, запрещающие заниматься педагогической деятельностью, а также иной профессиональной деятельностью в сфере образования, воспитания, применимы к работникам:

- имеющим судимость за совершение указанных в абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 Трудового кодекса РФ преступлений;

- имевшим судимость за совершение тяжких и особо тяжких из числа указанных в данных законоположениях преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности;

- имевшим судимость за совершение иных указанных в данных законоположениях преступлений, а также гражданам, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении указанных в данных законоположениях преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям. Поскольку на основе оценки опасности таких граждан для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних обеспечивается соразмерность введенного ограничения целям государственной защиты прав несовершеннолетних, то данные положения отвечают требованиям Конституции РФ.

Кроме того, Конституционный Суд РФ постановил, что в законодательство должны быть внесены поправки, в том числе необходимо установить перечень видов преступлений, сам факт совершения которых (независимо от каких-либо обстоятельств) дает основание утверждать, что такой человек безусловно опасен для несовершеннолетних.

Также законодателю рекомендовано установить порядок временного отстранения от исполнения трудовых обязанностей сотрудника, в отношении которого уголовное дело еще не разрешено по существу (производство не завершено). До внесения соответствующих изменений временное отстранение таких сотрудников от работы осуществляется в порядке, установленном ст. 114 УПК РФ и ст. 76 Трудового кодекса РФ, при наличии оснований полагать, что они представляют потенциальную опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних.

Обзор судебной практики

после вступления Постановления КС РФ в силу

Рассматриваемое Постановление уже помогло разрешить судебные споры, связанные с увольнением педагогов, имеющих или имевших судимость.

Безусловно, наличие у педагога в прошлом судимости за преступление против половой неприкосновенности и половой свободы личности исключает возможность осуществления трудовой функции в сфере образования, воспитания и развития несовершеннолетних детей, что подтверждается следующим решением.

Пример 6. Н. работал в МОУ "Сланцевская школа N <...> учителем физкультуры, уволен с <...> на основании приказа от <...> в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ. Основанием к увольнению Н. послужило представление Сланцевского городского прокурора, в котором сообщалось о погашенной судимости истца за совершение им в 1984 - 1985 гг., в период работы в школе в качестве пионервожатого, развратных действий в отношении воспитанниц школы; указанные действия приговором Верховного суда Латвийской Социалистической Республики от <...> признаны преступлениями на основании ч. 4 ст. 121, ч. 3 ст. 121.1 и ст. 123 УК ЛССР с назначением наказания в виде трех лет и шести месяцев лишения свободы с запретом занятия педагогической деятельностью на срок пять лет. Истец полагает, что его увольнение является незаконным. <...> Он был уволен из школы приказом Сланцевского гороно от <...> по п. 7 ст. 29 КЗОТ РСФСР и освобожден от наказания Постановлением ВС РФ от <...>. Установление в Федеральном законе от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ такого же наказания в ТК РФ является нарушением ч. 1 ст. 50 Конституции РФ, поскольку повторно подвергает истца наказанию в виде запрета на педагогическую деятельность за одно и то же преступление. Решением городского суда Ленинградской области от 18 июня 2013 г. в удовлетворении требований Н. отказано (л. д. 86 - 90).

Н. не согласился с законностью и обоснованностью постановленного решения, представил апелляционную жалобу, в которой просил Решение Сланцевского городского суда Ленинградской области от 18 июня 2013 г. отменить и принять новое решение, удовлетворив его исковые требования.

Судебная коллегия по гражданским делам Ленинградского областного суда выяснила следующее: факт судимости Н. в 1986 г. подтверждается сведениями из Информационного центра ГУМВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области, копией приговора. Указанные преступления относятся в соответствии с гл. 18 Уголовного кодекса Российской Федерации к преступлениям против половой неприкосновенности и половой свободы личности. Поскольку трудовые отношения носят длящийся характер, указанные в ст. 331 ТК РФ ограничения действуют как для лиц, уже состоящих в трудовых отношениях, так и для тех, кто претендует на занятие педагогической деятельностью. На основании изложенного трудовые отношения, возникшие <...> с работником, осуществляющим педагогическую деятельность и имевшим судимость или подвергавшимся уголовному преследованию за преступления, указанные в ч. 2 ст. 331 Трудового кодекса Российской Федерации, после вступления в силу Федерального закона от 23 декабря 2010 г. N 387-ФЗ "О внесении изменений в статью 22.1 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" и Трудовой кодекс Российской Федерации" подлежат прекращению на основании п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса Российской Федерации, т. е. в связи с возникновением установленных данным Кодексом ограничений на занятие определенными видами трудовой деятельности, которые исключают возможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору.

Судебная коллегия с учетом правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П, определила Решение Сланцевского городского суда Ленинградской области от 18 июня 2013 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу истца Н. - без удовлетворения. <1>

--------------------------------

<1> Определение Ленинградского областного суда от 29.08.2013 N 33-4091/2013.

В то же время благодаря Постановлению КС РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П суды, принимая решения об ограничении на занятие трудовой деятельностью согласно ст. 351.1 ТК РФ или восстановлении на работе лиц, уволенных по п. 13 ч. 1 ст. 83 ТК РФ, теперь учитывают вид и степень тяжести преступления, срок, прошедший с момента совершения, а также иные факторы, позволяющие определить, опасно или нет лицо для несовершеннолетних.

Пример 7. И. Т. А. обратилась в суд с иском, указав, что с 1999 г. работала в Муниципальном бюджетном образовательном учреждении Наримановского района "Средняя общеобразовательная школа N **" (МБОУ Наримановского района "СОШ N **") в должности учителя английского языка. Приговором Трусовского районного суда г. Астрахани от 26 марта 2008 г. она осуждена по ч. 1 ст. 116 УК РФ и ей назначено наказание в виде штрафа в размере 2500 руб. Приказом от 2 апреля 2013 г. она уволена с занимаемой должности по п. 13 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса РФ. Основанием к увольнению послужило наличие приговора за преступление против жизни и здоровья, препятствующего осуществлению трудовой деятельности в сфере образования. Полагает увольнение незаконным, поскольку судимость погашена, что влечет все правовые последствия, связанные с судимостью. Кроме того, на момент осуждения действовали иные положения трудового законодательства, в которых отсутствовали ограничения занятия педагогической деятельностью при наличии погашенной судимости. Просила признать незаконным и отменить приказ об увольнении, восстановить на работе в ранее занимаемой должности, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула.

Принимая решение об отказе в удовлетворении требований И. Т. А. о восстановлении на работе, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что у работодателя имелись законные основания для прекращения трудового договора с истицей, поскольку И. Т. А., имеющая судимость за совершение преступления против жизни и здоровья, предусмотренного ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса РФ, не праве осуществлять трудовую функцию, непосредственно связанную с воспитанием и развитием несовершеннолетних детей.

С данными выводами судебная коллегия согласиться не может по следующим основаниям. Судебная коллегия, исходя из правовых позиций, изложенных в Постановлении Конституционного Суда РФ от 18 июля 2013 г. N 19-П, считает необходимым в суде апелляционной инстанции проверить доводы истицы о возможности осуществления ею трудовой деятельности, связанной с воспитанием и развитием несовершеннолетних детей. Как следует из содержания приговора Трусовского районного суда г. Астрахани от 26 марта 2008 г., И. Т. А. осуждена по ч. 1 ст. 116 Уголовного кодекса РФ за причинение побоев N, являющейся женой брата истицы, на почве личных неприязненных отношений, возникших из-за жилплощади. И. Т. А. в судебном заседании пояснила, что штраф, присужденный ей по приговору суда, уплачен, судимость на основании п. "б" ч. 3 ст. 86 Уголовного кодекса РФ является погашенной.

Для оценки поведения И. Т. А. после совершения преступления, а также ее последующего отношения к исполнению профессиональных обязанностей судебной коллегией опрошены сотрудники, представители родительского комитета образовательного учреждения, а также лица, в обязанности которых входит контроль над деятельностью учреждения. Представитель ответчика - директор в судебном заседании пояснила, что знакома с И. Т. А. с 1986 г., полагает, что по своим моральным и профессиональным качествам истица достойна того, чтобы работать с детьми, каких-либо жалоб и нареканий со стороны родителей и воспитанников учебного заведения в адрес ее как руководителя администрации учебного заведения не поступало. Опрошенные на заседании судебной коллегии председатель профсоюзного комитета, председатель управляющего совета, председатель родительского комитета, член родительского комитета охарактеризовали И. Т. А. как ответственную, исполнительную работницу, отличающуюся уважительным отношением к детям и членам коллектива, скромную в быту. Полагают, что истица не представляет опасности для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних и может заниматься педагогической деятельностью.

Совокупность представленных суду доказательств позволяет сделать вывод, что И. Т. А. положительно зарекомендовала себя как добросовестный работник, добилась значительных трудовых успехов, не была замечена в попытках причинить вред несовершеннолетним, жестоком обращении с ними или в аморальном поведении. Оценивая данные доказательства, наличие у истицы благодарственного письма и почетной грамоты за добросовестный труд по воспитанию подрастающего поколения, а также принимая во внимание вид и степень тяжести совершенного И. Т. А. преступления, относящегося к категории небольшой тяжести, обстоятельства его совершения, форму вины, исходя из представленного приговора суда, давность его совершения, судебная коллегия считает, что поведение И. Т. А. не дает оснований полагать, что она представляет какую-либо опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, в связи с чем она имеет право осуществлять профессиональную деятельность в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних. С учетом изложенного судебная коллегия пришла к выводу об отмене решения суда и удовлетворении исковых требований о восстановлении ее на работе в должности учителя английского языка <1>.

--------------------------------

<1> Апелляционное определение Астраханского областного суда от 21.08.2013 по делу N 33-2282/2013.

Как видно из приведенных примеров, после опубликования Постановления КС РФ суды придерживаются не столь категоричного мнения по поводу увольнения педагогов, имевших в прошлом судимость: учитываются обстоятельства и тяжесть совершенного преступления. Кроме того, теперь при основаниях, позволяющих полагать, что педагог представляет потенциальную опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, он временно отстраняется от работы в порядке, установленном ст. 114 УПК РФ и ст. 76 ТК РФ, до выяснения всех обстоятельств. Наряду с этим законодателю рекомендовано установить порядок временного отстранения от исполнения трудовых обязанностей лица, занимающегося педагогической деятельностью, а также иной профессиональной деятельностью в сфере образования, воспитания, развития несовершеннолетних, организации их отдыха и оздоровления, медицинского обеспечения, социальной защиты и социального обслуживания, в сфере детско-юношеского спорта, культуры и искусства с участием несовершеннолетних, если этот сотрудник подозревается или обвиняется в совершении преступления из числа указанных в абз. 3 ч. 2 ст. 331 и ст. 351.1 ТК РФ, до разрешения уголовного дела по существу или до завершения производства по уголовному делу. Поэтому до официального внесения изменений в Трудовой кодекс, а также до издания порядка временного отстранения от профессиональной педагогической деятельности кадровикам образовательных учреждений впредь следует быть осторожными при увольнении сотрудников, имеющих или имевших судимость.

Е. Рощупкина

Москва

Подписано в печать 06.12.2013

Рубрика: 
Ключевые слова: 
+1
0
-1