ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

ИЗМЕНЕННЫЕ СОСТОЯНИЯ СОЗНАНИЯ: ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

В. В. КУЧЕРЕНКО, В. Ф. ПЕТРЕНКО, А. В. РОССОХИН

Исследования проведены при финансовой поддержке РГНФ. Проект 970608225.

Целью настоящей статьи является обзор научных представлений о такой мало исследованной в академической психологии области, как измененные состояния сознания, и попытка рефлексии специфизирующих такие состояния признаков.

Если в XIX в. психика отождествлялась с собственно сознанием и ведущим методом исследования был метод интроспекции, то открытие 3. Фрейдом бессознательных пластов психики значительно расширило рамки предмета психологической науки и породило новые психоаналитические методы исследования. Нечто подобное наблюдается в конце XX в., когда психотерапия, психофармакология, этнография, антропология и другие научные направления вскрывают огромный пласт новой феноменологии, условно называемой измененными состояниями сознания (ИСС). Эта новая феноменология требует систематизации, осмысления и рефлексии с позиций академической науки, разработки собственных методов исследования.

Измененные состояния сознания (а/tered states of consciousness) возникают при воздействии на личность человека, пребывающего в обычном состоянии сознания, различных факторов: стрессовых, аффектогенных ситуаций; сенсорной депривации или длительной изоляции; интоксикации (психоделические феномены, галлюцинации на фоне высокой температуры и др.); гипервентиляции легких или, напротив, длительной задержки дыхания; острых невротических и психотических заболеваний; когнитивноконфликтных ситуаций, выбивающих сознание субъекта из привычных форм категоризации (например, необычное поведение наставника в чаньбуддизме, применение коанов, т. е. парадоксальных изречений, используемых буддизмом), парадоксальных инструкций, не выполнимых в логике обычного состояния сознания и приобретающих осмысленность для субъекта лишь в "логике ИСС "; в гипнозе и медитации и др. В литературе ИСС определяется как психическое состояние, вызванное тем или иным физиологическим, психологическим или фармакологическим агентом, субъективно описываемое индивидом в терминах внутреннего опыта и при объективном наблюдении за ним характеризуемое как отклонение от определенной нормы функционирования психики (Ф. Д. Гудман,

71

1983). Ч. Тарт (1972) определяет ИСС как качественную перестройку в индивидуальном паттерне психического функционирования. Наиболее ранней формой фиксации и развития в человеческой культуре сознательного индуцирования ИСС и их активного применения с различными целями является шаманизм. В этнографии описаны измененные состояния, известные под названиями "шаманская болезнь ", "шаманский транс ", состояния коллективного транса, например в процессе проведения шаманского обряда камлания и т. д. В дальнейшем ИСС и приемы их наведения нашли свое место как в различных религиях, так и в "народной " культуре: в знахарстве, гаданиях, деревенской магии, карнавалах и др. Привлечение внимания науки к феноменам ИСС и способам их регуляции связывается с эпохой месмеризма, когда Ф. А. Месмером (1733-1815) были заложены основы гипноза и начато его активное терапевтическое использование.

В современной психологии разрабатываются различные модели, описывающие ИСС: дискретные, континуальные и дискретноконтинуальные. Наиболее ярким представителем первого подхода является Ч. Тарт [22]. Основываясь на представлении о сознании как о сложно организованной, системной конструкции, он развивает концепцию прерывных, или дискретных состояний сознания. Под дискретным ИСС понимается новая по отношению к базисному дискретному состоянию (например, обычному бодрствованию) система, обладающая присущими только ей характеристиками, своей хорошо упорядоченной, целостной совокупностью психологических функций, которые обеспечивают ее стабильность и устойчивость даже при значительных изменениях отдельных подсистем или определенной перемене внешних условий. Переход от дискретного состояния сознания к дискретному измененному состоянию, называемый Ч. Тартом процессом наведения дискретного ИСС, происходит скачкообразно, с полным разрывом специфических взаимосвязей психических подсистем и их последующей перестройкой в новую, стабильную структуру сознания. Аналогично происходит переход к следующему (например, к более глубокому) дискретному измененному состоянию. Все дискретные ИСС, по Ч. Тарту, представляют собой качественно различные динамические структуры, непрерывно изменяющиеся только внутри самих себя. К созданию теории дискретных состояний сознания Ч. Тарта привели исследования динамики изменения сознания при погружении индивида в гипнотический сон. Он обратил внимание на то, что переход от обычного бодрствования к гипнотическому состоянию происходит по типу "квантового скачка ". Основные подсистемы при этом резко перестраиваются и организуются в новую, стабильную системную конструкцию, характеризуемую, в отличие от прежней, относительной пассивностью большинства структур сознания, слабым функционированием ряда важнейших психических процессов.

Противоположной Ч. Тарту точки зрения придерживается К. Мартиндейл, являющийся представителем континуального подхода к моделированию ИСС. В своей теории непрерывных состояний сознания он основывается на предположении о том, что по мере постепенной регрессии сознания, происходящей при воздействии совершенно различных факторов, основные психологические показатели меняются плавно, без скачков и ИСС непрерывно переходят одно в другое [17]. Так, например, при приеме психоделических препаратов (например ЛСД), при гипнотическом или медитативном воздействии, при сенсорной депривации или постепенном засыпании индивид, погружаясь во все более глубокие состояния, плавно проходит не различные, а идентичные ИСС. При этом индуцирование ИСС при действии таких различных процессов происходит практически по одному и тому же механизму - постепенной регрессии от обычного, базового состояния сознания (бодрствования) к измененным состояниям, характеризующимся активизацией более древних, архаичных структур сознания. В подтверждение

72

своего подхода К. Мартиндейл ссылается на психоанализ, в котором утверждается, что, например, при углублении психического заболевания происходит регрессия от обычного, "вторичного " способа мышления к пралогическому, "первичному ".

К. Мартиндейл предлагает одномерную ось: вторичный процесс - первичный процесс, являющуюся основным измерением, вдоль которого изменяется не только мышление, но и все другие аспекты сознания. Так как ось одномерная, то различные ИСС отличаются только одним значимым параметром - положением на оси регрессии, а разные воздействующие факторы, приводящие к одному и тому же состоянию сознания, приравниваются друг к другу. Верхняя точка такого одномерного измерения соответствует обычному, исходному состоянию сознания, а все остальные точки прямой - всевозможным ИСС, непрерывно переходящим одно в другое. Ниже верхней точки по оси регрессии располагаются состояния, возникающие при сенсорной депривации или монотонии, дальше располагаются неврозы, еще ниже - уровень, достигаемый при применении медицинских препаратов или слабых психоделиков, ниже - ИСС, индуцированные применением различных техник трансперсональной психологии, еще ниже - сны, за ними - глубокие гипнотические состояния, дальше - психозы и ИСС, вызываемые действием сильных психоделических препаратов типа ЛСД. Здесь обозначены только самые глубокие уровни ИСС, вызываемых тем или иным способом, но по мере постепенного углубления состояния от обычного к предельному индивид в той или иной степени может проходить все остальные, менее глубокие ИСС. Например, с помощью медитативной практики, во всяком случае теоретически, может быть достигнуто любое ИСС, характеризующееся своей точкой на оси регрессии. К. Мартиндейл ссылается также на новое, интенсивно развивающееся направление в психофизиологии, в рамках которого для объяснения ИСС привлекается межполушарная асимметрия и появляются работы, описывающие изменение состояния как следствие изменения степени асимметрии мозга и показывающие, что любое отклонение асимметрии от нормы приводит к регрессии мышления и языка к более древним структурам [12].

Представитель дискретноконтинуального подхода А. Дитрих [16] в своей теории смежных состояний сознания опирается на работы В. Вундта, схематично описывавшего психику в виде круга, в центре которого бодрствующее сознание, на окружности - бессознательное, а внутри круга - переходные структуры сознания, качественно различающиеся (разные радиусы), но сравниваемые друг с другом (принадлежащие одному концентрическому кольцу, т. е. равноудаленные от центра). С точки зрения В. Вундта, по мере удаления от центра к периферии отдельные психические состояния постепенно теряют свойство сознательности. А. Дитрих описывает обычное, бодрствующее сознание как исходное, наиболее отчетливое состояние, существующее при заданных качественно различающихся начальных условиях (например, состояние нормы и состояние патологии). В свою очередь, каждое из обычных состояний сознания является центром своего собственного круга (модель В. Вундта), внутри которого располагаются ИСС, выражающиеся в градациях, степени выраженности исходного базового состояния. А. Дитрих показывает, что, хотя обычные состояния сознания бывают разные, наборы переменных, характеризующих ИСС различных кругов, часто линейно коррелируют друг с другом и, следовательно, ИСС, различающиеся по интенсивности, глубине, средствам вызывания, принадлежности к тому или иному начальному обычному состоянию сознания, имеют большую степень смежности друг с другом. Таким образом, в соответствии с моделью А. Дитриха, состояния сознания прерывны, так как ими управляют разные закономерности, но и одновременно в большой степени смежны, что устанавливается их корреляцией между собой. В связи с этим А. Дитрих предлагает новый взгляд на патологию: по данным эмпирических обследований влияния психофармакологии на больных шизофренией и на здоровых людей, измененные состояния патологии обнаруживают значительную смежность с измененными состояниями нормы. Метафорически это можно представить следующим образом: у кругов патологии и здоровья центры различные, а периферия соприкасается [12].

Применение этих теорий для осмысления современных исследований продемонстрируем на примере критического анализа трансперсональной психотерапии (см. подробнее [11]). В ИСС, индуцированных интенсивным дыханием, возникают разнообразные переживания, которые, по утверждению С. Грофа, аналогичны феноменам психоделического опыта и могут быть полностью описаны с помощью модели (расширенная картография психики), построенной для объяснения результатов исследований воздействия сильных наркотических препаратов на психику человека [2]. Какихлибо доказательств адекватности такого расширения объяснительного потенциала своей модели С. Гроф не приводит. Однако обращение к теории дискретных состояний сознания (СС) Ч. Тарта, теории непрерывных СС К. Мартиндейла, теории смежных СС А. Дитриха, показывает, что такой подход возможен (по К. Мартиндейлу), неверен (по Ч. Тарту) и может привести к деструктивным последствиям (по А. Дитриху). С точки зрения теории непрерывных СС одно и то же ИСС может вызываться воздействием совершенно различных факторов (например, дыханием и психоделиками). Анализируя способность различных технических приемов индуцировать ИСС той или иной глубины с точки зрения континуальной модели, можно отметить, что отсутствие качественных различий между разными формами трансовых состояний предполагает и отсутствие качественных различий между существующими средствами их достижения. В этом случае они представляют собой лишь различные пути, разные "входы " в мир ИСС [4]. Например, воспроизведение пережитых ранее ИСС возможно при использовании гипноза; феноменология состояний, возникающих в результате использования ЛСД (С. Гроф), при рассуждениях с позиций континуальной модели, полностью воспроизводится и при применении дыхательных техник и т. д.

Прямо противоположный результат дает анализ проблемы с позиции теории дискретных СС: состояния сознания, индуцированные разными причинами, качественно отличаются друг от друга. Из теории дискретных состояний сознания следует, что при использовании разных способов наведения ИСС будут обнаруживаться качественные различия между разными формами и ступенями индуцированных ИСС. Каждый прием имеет свой определенный "радиус действия ", т. е. позволяет попасть лишь в определенную область сферы ИСС. Чтобы попасть в другую область, следует использовать другой технический прием. Поэтому описание ИСС, индуцированных интенсивным дыханием, с помощью модели С. Грофа, построенной для объяснения результатов воздействия сильных наркотических препаратов на психику человека, с позиций дискретного подхода не совсем адекватно.

В соответствии с дискретноконтинуальной моделью рабочая зона каждой психотехники определяется ее количественными и качественными характеристиками. Качественная характеристика отражает направленность приема, его релевантность определенной области континуума ИСС, соответствие качественным характеристикам доступных ему видов или форм ИСС, количественная характеристика - сферу охвата, размеры области континуума ИСС, доступной при использовании данной техники. Как мы уже отмечали, в соответствии с теорией смежных СС, измененные состояния патологии могут обнаруживать значительное сходство с измененными состояниями нормы. Интересно, что подобный подход развивается в психиатрических исследованиях еще с 60-х гг.

74

Например, считается, что существует сильная корреляция между переживаниями здорового человека при действии различных психоделиков и симптоматологией шизофрении (теория "смоделированного психоза "). С этой точки зрения использование в холотропной терапии С. Грофа (основной метод трансперсональной психотерапии, его другое название - пневмокатарсис, что означает достижение катарсиса посредством интенсивного дыхания) для интерпретации феноменов ИСС, полученных с помощью дыхательной техники, модели, описывающей результаты ЛСДпсихотерапии, является проблематичным.

Изучение феноменологии ИСС позволяет переосмыслить проблему сознания, расширить границы традиционного понимания личности. Трансперсональными психологами предложен ряд классификаций, систематизирующих и описывающих необычные переживания личности в ИСС, и модели психики, на них основывающиеся (самые известные из них: спектр сознания К. Уилбера [24]; картография внутренних пространств С. Грофа [2]; модель холодвижения (Holomovement - от греч. holos - цельный, movement - движение) Д. Бома (1980); основанная на философии буддизма модель личности Р. Уолша и Ф. Воган [23]). В отечественной психологии в рамках психосемантического подхода [6]- [8] ИСС рассматриваются через изменения форм категоризации сознания субъекта, трансформации его семантических пространств. В результате исследований влияния эмоций на процессы категоризации при построении семантических пространств в измененных состояниях сознания были выделены следующие критерии ИСС. В измененных состояниях сознания происходят изменения:

1) формы категоризации субъекта, сопровождающиеся переходом от социальнонормированных культурой форм категоризации к иным "точкам сборки " (нестандартным способам упорядочения внутреннего опыта и переживаний); этот процесс включает переход от преимущественной опоры на вербальнологические, понятийные структуры, к отражению в форме наглядночувственных (довербальных) образов;

2) эмоциональной окраски отражаемого в сознании внутреннего опыта (например, возникают интенсивные эмоциональные переживания новизны, необычности, ирреальности, сопровождающие переход к новым формам категоризации);

3) процессов самоосознания, рефлексии, проявляющиеся в том, что некоторые элементы феноменологии измененных состояний сознания переживаются субъектом не как продукты собственной психической активности, а как нечто объективное и независимое от него, например, интерпретация внутреннего опыта как откровения свыше: "было мне видение ", "слышал я голос " и т. п. ;

4) восприятия времени, последовательности происходящих во внутренней реальности событий, частичная или полная их амнезия, обусловленная трудностью, а иногда и невозможностью перевода внутреннего опыта, полученного в измененных состояниях, на язык социальнонормированных форм категоризации, например сложность воспроизведения последовательности событий сновидения в бодрствующем состоянии.

На основе психосемантических исследований ИСС разработана и применяется оригинальная техника наведения транса (сенсомоторный психосинтез В. В. Кучеренко, 1986), использующая погружение в иллюзорную реальность путем интеграции ощущений различных модальностей. ИСС проявляются в усилении интенсивности образов памяти, мышления, воображения до такой степени, что по яркости и четкости презентации сознанию они могут превосходить образы восприятия. Например, в глубоком гипнотическом состоянии человек слышит не слово "море ", произнесенное гипнотизером, а слушает шум прибоя и крики чаек. Он видит, как солнечные блики качаются на волнах, людей, загорающих на пляже, и ощущает тепло солнечных лучей и легкую прохладу при дуновениях ветерка, приносящего запахи моря, запах водорослей,

75

и т. д. Содержание речевых инструкций при гипнозе презентируется в форме сложных интермодальных образов, вытесняющих в сознании образ реальной ситуации. Деструкция образа реальности сопровождается тем, что элементы его чувственной ткани используются для построения иллюзорного образа: шум города превращается, например, в шум леса, пятнистый линолеум на полу - в зеленую полянку, усыпанную цветами, и т. п.

В. В. Налимов описывал измененные состояния сознания с позиций разработанной им вероятностно ориентированной личностной модели сознания [5]. Совместно с Ж. А. Дрогалиной он проводил экспериментальные исследования ИСС, вызываемых с помощью направленной медитации [5]; в настоящее время она продолжает эти исследования. Изменения в работе языковых систем и речеобразующих механизмов при ИСС изучаются Д. Л. Спиваком [12], [13].

Интерактивный подход к анализу рефлексивной активности в измененных состояниях сознания развивается А. В. Россохиным [9]-[11]. Произведено описание феноменологии измененных состояний сознания, актуализирующейся при различных рефлексивных установках, и разрабатываются интерактивные рефлексивные стратегии в ИСС, способные привести к личностной интеграции. Проведены сравнительные экспериментальные исследования эффективности различных сформированных рефлексивных стратегий в ИСС. Разрабатываются методики психокоррекции в измененных состояниях сознания, основывающиеся на специальным образом организованной рефлексивной активности личности.

Интерактивный подход к исследованию ИСС основывается на допущении, что сознательное Я и психическая структура бессознательного, вступающие во взаимодействие друг с другом в ИСС, являются одновременно относительно самостоятельными и взаимозависимыми системами, способными влиять друг на друга и изменяться под таким влиянием. В ИСС эмоционально заряженные образы возникают не сами по себе, они являются порождением актуализирующейся, ранее неосознаваемой части личности (психического комплекса). Через них комплекс презентирует себя сознанию субъекта, и феномены ИСС - это его напряженный "монолог ", составленный из телесных, зрительных, звуковых "слов ". Всю эту символическую презентацию можно метафорически рассматривать как спектакль, посредством которого комплекс обращается к сознательному Я, привлекает к себе его внимание. Это самое начало их встречи друг с другом. Возникающее эмоциональное напряжение повышает тревожность и приводит к активизации защитных механизмов и к соответствующему усилению внутреннего сопротивления встрече с негативным опытом.

Проблема первой встречи сознания и актуализировавшегося комплекса в ИСС часто заключается в отчуждении от испытываемых переживаний. С одной стороны, субъект может расценить появившиеся необычные ощущения в своем теле и образы в своей психике, являющиеся своего рода языком самовыражения психического комплекса, как нечто изначально чуждое себе, как проявления чужеродных образований или воздействий, от которых необходимо побыстрее избавиться. Такое отчуждение от той части собственной личности, которая и порождает мучающие мысленные картины, приводит к тому, что человек реагирует на события, разворачивающиеся во внутренней реальности, так же, как если бы они происходили в реальном внешнем мире. В этом случае в действие вступают старые защитные стереотипы рефлексии и внутренней работы, которые когда-то давно сыграли свою положительную роль, защитив сознание от потока драматических переживаний, но сейчас несущие патогенную функцию, так как благодаря им сознание не имеет выбора и вынуждено реагировать постарому в совершенно новой ситуации. Бессознательные защитные установки приводят к мощному возрастанию сопротивления и порождают стремление вернуться в прежнее

76

состояние. Субъект восстанавливает полный контроль над ситуацией, что метафорически может быть описано как защитный монолог сознания, не желающего слушать вытесненную часть психики, которая пытается заявить о своих правах. Негативный внутренний опыт снова отвергается, комплекс вытесняется в бессознательное, а его различные проявления (феномены) постепенно исчезают.

С другой стороны, активизировавшиеся бессознательные импульсы, ослабляя и разрушая защитные механизмы, могут вызывать ситуацию, когда сознательное Я оказывается "захваченным, затопленным " (А. Фрейд), погруженным в монолог психического комплекса. При этом сознание занимает предельно пассивную позицию и находится во власти возникающих в ИСС образов. Эта ситуация поощряется, например, в трансперсональных методах психотерапии, в которых постулируется представление о спонтанном и самопроизвольном достижении интеграции личности при погружении в ИСС (С. Гроф).

Наиболее ярко эта позиция выражена в холотропной терапии, в рамках которой лучшей стратегией для переживаний в ИСС является полное прекращение рефлексии и абсолютное доверие глубинной логике бессознательного [1]. Если под достижением интеграции понимать один из путей становления индивидуальности личности, то в трансперсональных техниках бессознательному отводится роль поводыря, ведущего "слепое " сознание по этому пути. Это подразумевает полное подчинение сознательного Я воле и тенденциям активизирующегося бессознательного комплекса, и говорить о встрече как о потенциальной возможности для равноправного диалога при этом не приходится. В связи с таким явным отрицанием интегрирующей роли рефлексии актуальной становится теоретическая проблема: какой из двух процессов проявления личности в ИСС (рефлексия, направленная на переосмысление личностных содержаний и их взаимоотношений друг с другом, или самопроизвольная интеграция личности в более целостное Я) является причиной, а какой следствием? Активная рефлексивная работа вызывает интеграцию или непроизвольно происшедшая в ИСС интеграция приводит к переосмыслению себя и своих отношений с внутренним и внешним миром?

В отличие от трансперсональной психотерапии, придерживающейся второго варианта ответа на поставленный вопрос, в интерактивной психотерапии (методе, разработанном в рамках интерактивного подхода к исследованию измененных состояний сознания) основное внимание уделяется активной внутренней работе, направленной на перестройку самих форм рефлексии, поэтапное изменение патогенного стереотипа взаимоотношений сознательного Я и проявляющихся в ИСС ранее неосознаваемых структур психики и на достижение оптимального интерактивного контакта между ними, способного привести к личностной интеграции. Зрительный "язык " презентации комплекса сознанию создает самые сложные условия для внутренней работы по налаживанию внутреннего диалога. Яркие, часто очень значимые образы обладают значительной ассоциативной силой, они могут как захлестнуть сознание, подавить его активность, так и увести его по ассоциативной цепочке очень далеко от конкретного взаимодействия с активизировавшимся комплексом. Поэтому внутренняя (рефлексивная) работа с негативным комплексом, проявляющимся в сознании преимущественно через зрительные образы, очень сложна и требует привлечения значительных усилий для направления внимания непосредственно на сам комплекс, а не на его многочисленные и сложные зрительные порождения. Если же сознательное Я имеет достаточно желания, сил и решимости преодолеть сопротивление встрече и разрешает проявляющемуся комплексу "выговориться ", а себе "выслушать " его, то начало их позитивному взаимодействию будет положено и монологи с обеих сторон уступят место зарождающемуся диалогу.

77

Для интерактивного подхода к внутренней работе в ИСС характерно постулирование равной значимости вклада в будущую личностную интеграцию как сознания, так и негативного комплекса. Соответственно и активность обеих сторон при их взаимодействии друг с другом должна находиться на одном уровне. Сознательное Я не должно подавлять комплекс (монолог сознания), подчинять его своим целям и намерениям, управлять ходом взаимодействия. Аналогичные требования предъявляются и к проявлению актуализирующегося комплекса (не должно быть монолога неосознаваемой ранее части личности). Контакт должен быть равноправным и приводить к интерактивному диалогу с целью снятия старых взаимных напряжений и налаживания новых гармоничных и целостных взаимоотношений.

Новый пласт психической реальности вскрывается при изучении осознаваемых сновидений и анализе взаимоотношений сознательного Я и "сновидческого Я " в исследованиях, проводимых А. В. Брушлинским, А. В. Россохиным, М. В. Егоровой. В настоящее время экспериментально показана возможность активизации рефлексивной способности в сновидноизмененных состояниях сознания, изучены некоторые условия ее формирования, проведен качественный анализ полученной в этих состояниях феноменологии и выделены типы рефлексивных (осознаваемых) сновидений [3].

Исследования ИСС не только дают богатую феноменологию для психотерапии и клинической психологии и позволяют разрабатывать новые, высокоэффективные методы терапии, но и намечают пути к ответу на многие сложные вопросы теоретической психологии, например к выяснению механизмов функционирования творческого мышления на бессознательном уровне. Тематика ИСС, являясь фундаментальной проблемой психологии сознания, в то же время имеет междисциплинарный характер и представляет собой область науки, в которой тесно пересекаются интересы общей психологии, клинической психологии, психиатрии, области искусственного интеллекта, социальной психологии и др. Теоретические и экспериментальные исследования ИСС находят отражение в многочисленных обобщающих монографиях и в научных статьях, печатающихся в психологических журналах (основные из них: "Журнал ИСС " - "Journal of Altered States of Consciousness ", издается с 1973 г., с 1981 г. название изменено на "Imagination, cognition and personality "; "Журнал трансперсональной психологии " - "Journal of Transpersonal Psychology "; журнал "Revision - Journal of Consciousness and Change "). Периодически проводятся симпозиумы и конференции по ИСС. На многих международных конгрессах по психологии есть секции ИСС. Осуществляются крупномасштабные программы, направленные на изучение ИСС (проект ISASC, ряд проектов Эсаленского института, США, и др.).

1. Гостев А. А. Образная сфера человека. М.: ИПАН, 1992.

2. Гроф С. Путешествие в поисках себя. М.: Издво Трансперсонального инта, 1994.

3. Егорова М. В., Рассохин А. В. Рефлексивная активность личности в сновидении // Индивидуальность как субъект и объект современной жизни. Смоленск: Издво СГУ, 1996. С. 9-16.

4. Кучеренко В. В. Индивидуальные различия в измененных состояниях сознания // Индивидуальность как субъект и объект современной жизни / Под ред. Н. Е. Мажара. Смоленск: Издво СГУ, 1996. Т. 1. С. 214-221.

5. Налимов В. В. Спонтанность сознания. М.: Прометей, 1989.

6. Петренко В. Ф., Кучеренко В. В. Взаимосвязь эмоций и цвета // Вестн. МГУ. Сер. 14. Психология. 1988. № 3. С. 70-82.

7. Петренко В. Ф. Психосемантика сознания. М.: Издво МГУ, 1988.

8. Петренко В. Ф. Основы психосемантики. М.: Издво МГУ, 1996.

9. Россохин А. В. Личностная рефлексия в измененных состояниях сознания: Автореф. канд. дис. М., 1993.

10. Россохин А. В. Интерактивный подход к исследованию измененных состояний сознания // Сознательное и бессознательное в социальнополитических процессах современного общества / Под ред. В. В. Журавлева. М.: Инт Молодежи, 1997. С. 84-93.

11. Россохин А. В. Проявления личности в измененных состояниях сознания // Индивидуальность как субъект и объект современной жизни / Под ред. Н. Е. Мажара. Т. 1. Смоленск: Издво СГУ, 1996. С. 269-276.

78

12. Спивак Д. Л. Язык при измененных состояниях сознания. Л.: Наука, 1989.

13. Спивак Д. Л. Лингвистика измененных состояний сознания. Л.: Наука, 1986.

14. Эриксон М. Передовые приемы техники гипноза и терапии. М., 1993.

15. Bohm D. A new theory of toe relationship of mind and body // J. of the Amer. Society for Psych. Research. 1986. N 2. P. 113-135.

16. Dittrich A. Studies on altered states of consciousness in normals. N. Y., 1981.

17. Martindale С. Cognition and consciousness. N. Y., 1981.

18. Orr L., Ray S. Rebirthing in the new age. Millbrae, Ca: Celestial Arst, 1977.

19. Reich W. The function of the orgasm // The discovery of the orgone. V. 1. N. Y.: Parrar, Straus and Giroux, 1948.

20. Reich W. Character analysis. N. Y.: Farrar, Straus and Giroux, 1949.

21. Tart С. Т. Psychodelic experiments associated with a novel hypnotic procedure // Tart C. T. (ed.). Altered states of consciousness. N. Y.: Wiley and Sons, 1969. P. 291-308.

22. Tart C. T. States of consciousness. N. Y.: Dutton, 1975.

23. Walsh R. N., Vaughan F. (eds). What is a person? // Beyond ego. Transpersonal dimensions in psychology. Los Angeles: Tarcher, 1980. P. 53-62.

24. Wither К. The spectrum of consciousness. Wheaton, Ill: Quest, 1977.

Поступила в редакцию 2. IХ 1997 г.

источник неизвестен

Рубрика: 
Ключевые слова: 
Аватар пользователя Psyker