3 девушки рассказали как ушли из офиса ради хобби, но вернулись обратно

Зачем сотрудница банка пыталась зарабатывать на портретах и иллюстрациях, почему бизнес-тренер не смогла сделать йогу источником дохода и как пиарщица отправилась на курсы кондитеров, но так и не смогла придумать идею для бизнеса?

Три петербурженки, которые ушли из офиса, чтобы заниматься любимым делом, рассказали, зачем они вернулись обратно и почему не стоит превращать хобби в работу.

Екатерина

Пять лет назад я окончила экономический вуз с красным дипломом и пошла работать в банк клиентским менеджером по работе с юрлицами. Поначалу работа казалась интересной: общаешься с клиентами, постоянно приходит кто-то новый. Но в итоге всё свелось к рутине, когда ты сидишь до 10 часов вечера в офисе, готовя очередную сделку. Я перешла в другой банк примерно на ту же должность, но там мне не очень повезло с руководством, и через два месяца я сбежала.

С детства я увлекаюсь рисованием. У меня никогда не было вопроса, чем заняться в свободное время: рисование для меня привычно и естественно. Но после школы родители посоветовали пойти в экономический вуз, и я пошла. Еще в университете я поняла, что банки — это не мое, но хотелось доучиться до конца и получить профессию.

К работе я всегда относилась как к зарабатыванию денег, но в какой-то момент решила, что надо что-то менять. На последнем дне рождения коллеги подарили мне огромный набор карандашей и спросили: «Катерина, что ты делаешь в банке? Ты же рисуешь!». И я подумала, что пришло время попробовать.

Проработав больше двух лет в банках, я ушла в никуда. Всё свое время и силы я сосредоточила на рисовании: ходила на всевозможные мастер-классы, продвигала себя в соцсетях. Поначалу были незабываемые ощущения: я свободный человек, делаю что хочу, просыпаюсь во сколько хочу, могу распланировать свой день как угодно. Позднее я поняла, что в свободном графике и отсутствии дисциплины тоже есть минусы.

Я надеялась зарабатывать, рисуя на заказ. В основном художники зарабатывают на мастер-классах и преподавании, на одних портретах далеко не уедешь. Если безостановочно рисовать днем и ночью, то можно жить. Но получается всё равно очень мало. Нет заказов — нет денег. В итоге ты гонишься за заказами не из-за того, что тебе это нравится, а из-за того, что ты хочешь просто заработать.

Говорят: «Если ты сделаешь хобби своей работой, то не придется работать ни одного дня». Оказалось, это полная ерунда. Складывается странная ситуация: вроде как ты ушел с работы, чтобы заниматься творчеством. В итоге ты работаешь в несколько раз больше, чем раньше. В офисе люди сидят до 6 вечера, а потом идут домой отдыхать, но у тебя на этом работа не заканчивается. Ты сидишь до ночи, а иногда до утра, потому что горят сроки. Рисование перестало приносить мне удовольствие, и я поняла, что что-то пошло не так. Портреты один за другим, ничего тебя не вдохновляет и не остается времени на что-то свое. Дело было не в том, что я испугалась труда. Я поняла, что не хочу превращать свое творчество в зарабатывание денег.

Спустя два года я взвесила все за и против: денег нет, прогресса нет. И в принципе без сожаления устроилась обратно на офисную работу. Сейчас я работаю в энергетической компании риск-аналитиком. Работа интересная, но не напряжная. Она приносит деньги, дает мне свободу по времени и несильно занимает мои мысли. Рисование оставлять я не собиралась, и мне было важно, чтобы на него хватало времени.

Я не жалею, что попробовала всё бросить и заняться своим любимым делом. Это был очень хороший опыт — как в плане профессионального развития, так и в плане понимания себя. Я осознала, что мне не хватает фундаментального образования и уверенности в себе как в художнике. Когда пытаешься сделать хобби серьезным занятием, начинаешь относиться к этому ответственнее. Совесть не позволяла мне делать халтуру, и я могла по несколько раз переделывать один рисунок.

Сейчас мне кажется, что работа не мешает творчеству, а, скорее, помогает. Чтобы поддерживать постоянное желание творить, необходимо периодически отвлекаться от бумаги и красок. Смена деятельности во многом помогает не успевать погрузиться в пресность ни от работы, ни от творчества.

В этом году я поступила в Академию имени Репина — занимаюсь там по вечерам три раза в неделю. Буду учиться пять лет. После работы я иду туда, рисую до 10 вечера и вообще не замечаю, как проходит время. Загадывать, что будет дальше, я не берусь.

Сейчас я продолжаю брать заказы, но стараюсь по максимуму уделять свободное время созданию чего-то своего. Мечта на ближайшее будущее — организовать небольшую персональную выставку.

Катя

По специальности я психолог, после университета пошла работать педагогом допобразования. Переехав в Петербург, устроилась в банк — на должность специалиста по обучению.

На этой работе я проводила тренинги, часто ездила в командировки. У меня была хорошая зарплата, и в принципе через полгода я могла бы заработать на первоначальный взнос на квартиру. Но, скорее всего, это был бы первоначальный взнос на койку в Бехтерева (Центр психиатрии и неврологии имени Бехтерева – прим. редакции). Кроме того, меня смущало содержание моей работы. Хотелось делать что-то, что мне интересно.

Я ушла из банка и стала работать в школе «Секта» («Школа идеального тела» – прим. редакции), где на тот момент уже вела занятия. Спустя три года образовательные проекты, которые я вела, закрылись, но к тому времени у меня появилось большое желание работать на себя, и я решила попробовать создать свой проект.

Я стала преподавать йогу: нашла зал и организовала свои занятия, но в итоге перегрузила себя тренировками. Каждый месяц нужна определенная сумма денег, и ты начинаешь подтягивать все свои тренировки к этой сумме. Всё время думаешь, сколько людей к тебе сегодня придет, сможешь ли ты окупить аренду зала, заплатить за квартиру и купить себе еду. Физически и морально это тяжело. Я поняла, что нельзя делать любимое дело своей работой. Ты выгораешь и перестаешь получать удовольствие от того, что делаешь.

В какой-то момент мне стало самой противно от того, как я веду тренировки: не готовлюсь, не придумываю ничего нового, начинаю раздражаться на студентов, которые спрашивают, можно ли позаниматься бесплатно. У меня не оставалось сил, чтобы вкладываться в проект. Всё превратилось в какое-то посредственное оказание услуг. А мне хотелось делать это хорошо, потому что это дело моей жизни.

Я поняла: чтобы заниматься своим хобби, нужна определенная материальная стабильность. Богатый папа, муж или дополнительный заработок. Большинство учителей йоги параллельно либо работают репетиторами, либо программистами. На мой взгляд, всё бросить, купить холсты и стать вольным художником — это сумасбродство. Если ты не Гоген, конечно.

В таком режиме я работала почти год. Посчитав, что могу протянуть еще месяц-два, я дала себе время на отдых и поставила срок, к которому должна найти работу. Сейчас я работаю методистом учебного отдела в сети ортопедических салонов — полностью отвечаю за организацию учебного процесса.

Теперь у меня есть стабильный доход. Я продолжаю вести тренировки, но мне совершенно непринципиально, сколько ко мне придет людей. Придет три человека — отлично, я окуплю аренду, придет больше — что-то отложу. Я веду не более 2–3 тренировок в неделю. Заняться своим проектом было очень крутым опытом. Я думаю, что к этому еще вернусь, пока не знаю, в каком формате.

Анастасия

Я окончила журфак СПбГУ и несколько лет работала журналистом и пиарщиком. Сменила несколько редакций и компаний, в том числе была пиар-директором известного петербургского ночного клуба.

С жесткой корпоративной средой я столкнулась один раз — в компании, связанной с электроникой, где я работала контент-менеджером. Там был дресс-код, учет прихода сотрудников по времени. Три опоздания на 15 минут — штраф. Что меня больше всего убивало: в туалет тоже нужно было ходить по карточке. Почти сразу я поняла, что это не мое, и через месяц уволилась.

В 2014 году я работала в пиар-агентстве, где вела несколько проектов. Работа мне нравилась, но, к сожалению, кризис 2014 года сильно ударил по строительной отрасли. На этом как раз специализировалось наше агентство, и я попала под сокращение.

Какое-то время я находилась в депрессивном состоянии, уехала в путешествие. В итоге осознала, что больше не хочу возвращаться в офис и занялась фрилансом как пиарщик. Мне было приятно работать на себя, но я поняла, что от пиара тоже сильно устала, и начала думать, что делать дальше.

На протяжении нескольких лет у меня было хобби: я ужасно люблю готовить сладкое. Еще в университете я была подписана на несколько кулинарных блогов и как-то на Новый год сделала трюфели для своей семьи. Потом начала делать что-то на заказ для друзей и знакомых и в итоге решила, что хочу монетизировать свое увлечение, сделав из этого серьезный проект.

Скопив деньги на обучение, я пошла в школу кондитеров и весной 2017 года окончила интенсивный трехмесячный курс. После этого я стала делать торты на заказ и пыталась написать бизнес-план своего проекта, чтобы попробовать получить финансирование. У меня были идеи, но все они были сырые. Было понимание, что мой проект должен отличаться от локальных производств и что я не хочу быть девушкой, которая продает торты через инстаграм.

Конечная цель была не готовить руками самой, а управлять своей компанией. Я прошла курсы кондитера, чтобы понять больше об этой сфере, но целью был свой бизнес, где я реализуюсь в первую очередь как управленец. Потому что стать хорошим кондитером — это очень дорого и долго, и я для себя такой путь не рассматривала. Обучение стоит немалых денег: мои курсы обошлись примерно в 100 тысяч рублей, включая необходимый инвентарь, который я докупала. Но в России мало мест, где можно получить достойное кондитерское образование. Все в основном ездят за границу, а это совсем другие деньги: месяц в кондитерской школе в Испании стоит более 5 тысяч евро, во Франции — еще дороже.

Бизнес-план не получался, ни одну идею я не смогла проработать. После двух месяцев раздумий я поняла, что никуда не сдвинулась и занимаюсь какой-то ерундой. Поняла, что начинаю прятаться от себя. В августе пришло неприятное осознание: мне не хватило компетенций как маркетолога и не хватило понимания бизнеса, чтобы запустить свой проект. Например, мне нужно было набрать команду, а я даже не понимала, как это сделать. Я решила вернуться в пиар. Мне как раз подвернулся интересный проект с офисной работой, где я смогу набраться нужного опыта.

Идея с кондитерским бизнесом выгребла из меня много средств, и сейчас мне нужно немного восстановиться. Но, к счастью, я вовремя сделала паузу. Я хочу поднабраться опыта и еще раз попробовать. Я продолжаю готовить сладости на заказ — мне это доставляет огромное удовольствие.

paperpaper.ru

Рубрика: 
Ключевые слова: